Электронная библиотека

Современная проза

Степан Чепмэн - Тройка

Степан Чепмэн - Тройка

Старуха мексиканка, раздолбанный джип и бронтозавр с детскими комплексами - такая вот нелепая компания бредет по бескрайней пустыне, страстно мечтая о смерти. Но это им никак не удается - будь то смерч, падение со скалы или кровавая драка - через минуту все просыпаются невредимыми, но поменявшись телами.
Хавьер Серкас - В чреве кита

Хавьер Серкас - В чреве кита

Ваша жизнь казалась ТАКОЙ налаженной и удачной!
Но - одна-единственная встреча с женщиной, которую вы безумно любили в юности, изменила ВСЕ!
Вы умудрились ЗАДУМАТЬСЯ о том, что с вами происходит...
А это для мужчины средних лет чревато весьма СЕРЬЕЗНЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ!..
Любовь и одиночество, университетские нравы и преподавательские интриги, дружба и предательство - вот основные темы ВЕЛИКОЛЕПНОЙ ТРАГИКОМЕДИИ Хавьера Серкаса!
Джон Ирвинг - Последняя ночь на Извилистой реке

Джон Ирвинг - Последняя ночь на Извилистой реке

Впервые на русском - новейшая эпическая сага от блистательного Джона Ирвинга, автора таких мировых бестселлеров, как "Мир от Гарпа" и "Отель Нью-Гэмпшир", "Правила виноделов" и "Сын цирка", "Молитва по Оуэну Мини" и "Мужчины не ее жизни".
Ясутака Цуцуи - Преисподняя

Ясутака Цуцуи - Преисподняя

Ясутака Цуцуи называют японским Филипом Диком и духовным отцом Харуки Мураками. Российскому читателю он известен прежде всего своим романом "Паприка", по которому снято популярное аниме. Роман "Преисподняя", впервые изданный на русском языке, поражает и авторским замыслом, и формой его воплощения.
Валентин Сафонов - Ленивое лето

Валентин Сафонов - Ленивое лето

Он залился отчаянным брехом, прямо-таки с ума сходил на цепи, таская ее за собой по двору. Но надолго Грозного не хватило: сорвался на визг, потом и вовсе заскулил - жалобно и ласково, будто за грехи прощение вымаливал.
Книга

Юлия Сысоева - Бог не проходит мимо

Все знают о трагических событиях, произошедших в храме Апостола Фомы на Кантемировской в ночь с 19 на 20 ноября. В храме неизвестным злодеем был расстрелян мой муж, священник Даниил Сысоев. Его убили за проповедь христианства, за обращение ко Христу инославных. Милостью Божией он удостоился прекрасной, мученической кончины, о которой мечтал, так как всем сердцем любил Господа нашего Иисуса Христа.
Евгений Горбунов - Тонкий вкус съедаемых заживо. История лжи и подлости

Евгений Горбунов - Тонкий вкус съедаемых заживо. История лжи и подлости

Ну, вот и все. Все получилось как нельзя лучше. Цифры и индикаторы на мониторах продолжали биться в своей истерике, но, как говорится, камень с души уже упал... Было начало восьмого вечера, москвичи закрылись, а это главное. Постсоветское финансовое пространство засыпало неспокойно-психопатическим сном. Сегодня Саша наконец-то закрыл эту идиотскую "позу" по рублям. Долбаным российским рублям.
Сергей Юрьенен - Беглый раб. Сделай мне больно. Сын Империи

Сергей Юрьенен - Беглый раб. Сделай мне больно. Сын Империи

Книга Сергея Юрьенена, одного из самых тонких стилистов среди писателей так называемой новой волны, объединяет три романа: "Беглый раб", "Сделай мне больно" и "Сын Империи". Произведения эти, не связанные сюжетно, тем не менее образуют единый цикл. Объясняется это общностью судьбы автобиографического героя - молодого человека, "лишнего" для России 1970-х годов. Драматизмом противостояния героя Системе.
Шарль Нодье - Фея Хлебных Крошек

Шарль Нодье - Фея Хлебных Крошек

Повесть французского романтика Шарля Нодье (1780-1844) "Фея Хлебных Крошек" (1832) - одно из самых оригинальных и совершенных произведений этого разностороннего писателя - романиста, сказочника, библиофила. В основу повести положена история простодушного и благородного плотника Мишеля, который с честью выходит из всех испытаний и хранит верность уродливой, но мудрой карлице по прозвищу Фея Хлебных Крошек, оказавшейся не кем иным, как...
Хорхе Семпрун - Нечаев вернулся

Хорхе Семпрун - Нечаев вернулся

Роман "Нечаев вернулся", опубликованный в 1987 году, после громкого теракта организации "Прямое действие", стал во Франции событием, что и выразил в газете "Фигаро" критик Андре Бренкур: "Мы переживаем это „действие" вместе с героями самой черной из серий, воображая, будто волей автора перенеслись в какой-то фантастический мир, пока вдруг не становится ясно, что это мир, в котором мы живем".
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0038 сек
SQL-запросов: 1