Электронная библиотека

Современная проза

Виктор Дьяков - Целинники

Виктор Дьяков - Целинники

История трех поколений семьи Черноусовых, уехавшей в шестидесятые годы из тверской деревни на разрекламированные советской пропагандой целинные земли. Никакого героизма и трудового энтузиазма - глава семейства Илья Черноусов всего лишь хотел сделать карьеру, что в неперспективном Нечерноземье для него представлялось невозможным. Но не прижилась семья на Целине. Лишь Илья до конца своих дней остался там, так и не поднявшись выше бригадира.
Книга

Арсен Титов - Кавказские новеллы

Виноградник Дато, данный деревней за подвиг его предка, а потом отнятый колхозом, раскинулся внизу, по южному склону, на котором жили зварцы. Границу между Чрдили и Зваре Дато показывал так:
Кристина Гарсия - Кубинские сновидения

Кристина Гарсия - Кубинские сновидения

"Кубинские сновидения" уже не первое произведение американской писательницы, кубинки по происхождению, Кристины Гарсия. Это история жизни трех поколений семьи дель Пино, волею судьбы, революции и Фиделя Кастро оказавшихся в разных лагерях.
По мнению одного американского критика этот роман сочетает в себе "чеховскую задушевность и фантасмагоричность прозы Гарсия Маркеса".
Роберто Боланьо - Далёкая звезда

Роберто Боланьо - Далёкая звезда

Многообещающий молодой поэт Альберто Руис-Тагле в годы диктатуры превращается в Карлоса Видера, чье "имя всплывает в судебном расследовании по делу о пытках и пропавших без вести", и, хотя правосудие над ним так и не свершилось, возмездие настигает его в лице пожилого человека - бывшего полицейского при демократическом правительстве Альенде.
Дарья Грацевич - Недотроги

Дарья Грацевич - Недотроги

Дарья Грацевич - лауреат премии "Дебют" 2008 года в номинации "Киносценарий".
Екатерина Репина - Те самые люди, февраль и кофеин

Екатерина Репина - Те самые люди, февраль и кофеин

Когда она влюблялась в кого-то, то будто менялась, внешне и внутренне. Радостно сияли ее щечки, глазки, зубки, ноготки. Она даже ходить начинала по-другому, одеваться - иначе, говорить - с новым загадочным акцентом. Будто бы только-только понимала, насколько хороша.
Герман Дробиз - Мальчик

Герман Дробиз - Мальчик

Повесть-воспоминание "Мальчик" - дань послевоенному детству, родителям, друзьям, наконец, вещам, когда-то привычным и оттого особенно дорогим, - многие читатели назовут, возможно, лучшим произведением Г. Дробиза.
Вадим Месяц - Лечение электричеством

Вадим Месяц - Лечение электричеством

Автор "Ветра с конфетной фабрики" и "Часа приземления птиц" представляет свой новый роман, посвященный нынешним русским на Американском континенте. Любовная история бывшей фотомодели и стареющего модного фотографа вовлекает в себя судьбы "бандитского" поколения эмиграции, растворяется в нем на просторах Дикого Запада и почти библейских воспоминаниях о Сибири начала века.
Эльке Хайденрайх - Лучшие годы

Эльке Хайденрайх - Лучшие годы

В крайне прохладных отношениях восьмидесятилетней матери и вполне зрелой дочери во время совместной краткой поездки в Италию неожиданно намечается потепление, и оказывается, что мать и дочь роднит общий любовный опыт. Перевод Елены Леенсон.
Из журнала "Иностранная литература" № 8, 2016
Александр Васинский - Сады Приапа, или Необыкновенная история величайшего любовника века

Александр Васинский - Сады Приапа, или Необыкновенная история величайшего любовника века

Вы помните похождения героя гоголевского "Носа", коварно покинувшего положенное ему природой место? "Сады Приапа" созданы "вослед" бессмертной повести чародея русской прозы. Увлекательно написанное, это гротескное произведение выводит на первый план еще более экзотичесхого, чем у Гоголя, героя, "отделившегося от персонажа-неудачника".
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0021 сек
SQL-запросов: 1