Электронная библиотека

Русская классическая проза

Даниил Хармс - Меня называют Капуцином

Даниил Хармс - Меня называют Капуцином

Автор этой книги - фигура легендарная. Апокрифы о нем, часто расходящиеся с действительностью, известны, может быть, шире, чем написанные им произведения. Читать эти произведения иногда очень смешно, иногда очень страшно, а иногда очень скучно. Исследование их может повести к умственному расстройству. Он записывал все. И он сохранял все записанное, по крайней мере, очень многое из того, что другой и не подумал бы сохранять.
Галина Щербакова - Подробности мелких чувств (авторский сборник)

Галина Щербакова - Подробности мелких чувств (авторский сборник)

Галина Щербакова, как всегда, верна своей теме - она пишет о любви. Реальной или выдуманной - не так уж и важно. Главное - что она была или будет. В наше далеко не сентиментальное время именно чувства и умение пережить их до конца, до полной самоотдачи, являются неким залогом сохранности человеческой души.
Михаил Лермонтов - Герой нашего времени. Маскарад (сборник)

Михаил Лермонтов - Герой нашего времени. Маскарад (сборник)

"Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека; это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина?
Книга

Максимилиан Волошин - Волошин - Пророки и мстители

Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые, избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса".
Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 2. Две силы

Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 2. Две силы

Первый роман знаменитого исторического писателя Всеволода Крестовского "Петербургские трущобы" уже полюбился как читателю, так и зрителю, успевшему посмотреть его телеверсию на своих экранах.
Теперь перед вами самое зрелое, яркое и самое замалчиваемое произведение этого мастера - роман-дилогия "Кровавый пуф", - впервые издающееся спустя сто с лишним лет после прижизненной публикации.
Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 1. Панургово стадо

Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 1. Панургово стадо

"Панургово стадо" - первая книга исторической дилогии Всеволода Крестовского "Кровавый пуф".
Поэт, писатель и публицист, автор знаменитого романа "Петербургские трущобы", Крестовский увлекательно и с неожиданной стороны показывает события "Нового смутного времени" - 1861-1863 годов.
Константин Леонтьев - Дитя души. Мемуары

Константин Леонтьев - Дитя души. Мемуары

К. Н. Леонтьев - самобытный, оригинальный и в то же время близкий к Русской Церкви мыслитель. Он часто советовался с оптинскими старцами по поводу своих сочинений и проверял свои мысли их советами. Именно его оригинальность, с одной стороны, и церковность, с другой, стали причиной того, что он не снискал широкой популярности у читающей публики, увлеченной идеями либерализма и политического радикализма. Леонтьев шел против течения - и расплатой за это стала малоизвестность его при жизни.
Книга

Надежда Дурова - Игра судьбы или Противозаконная любовь

Мне было пять лет, когда я увидела Елену в первый раз. Это было прекрасное годовое дитя. Мать моя часто бывала у госпожи Г*** и всегда брала меня с собою; мне должно было с важностию и скукою сидеть на одном месте, близ матери, пока хозяйка не возгласит громогласно: "Акулина! Леночка встала?" - "Встала, матушка!"- отдавался голос из другой отдаленной горницы!
Игнатий Потапенко - Шестеро

Игнатий Потапенко - Шестеро

В комнате стоял невообразимый гвалт, производимый шестью ребятишками, из коих старшему было семь лет, а самый младший еще только пытался ползать по дырявому ряденцу, разостланному на полу...
Николай Заболоцкий - История моего заключения

Николай Заболоцкий - История моего заключения

В мемуарах поэта Николая Заболоцкого "История моего заключения" - опыт жертвы сталинских репрессий: 19 марта 1938 г. Заболоцкий был арестован и затем осуждён по сфабрикованному делу за антисоветскую пропаганду. От смертной казни его спасло то, что, несмотря на тяжелейшие физические испытания на допросах, он не признал обвинения в создании контрреволюционной организации, куда якобы должны были входить Н. Тихонов, Б. Корнилов и др.
← Ctrl 1 2 3 ... 113 114 115 ... 194 195 196 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0014 сек
SQL-запросов: 1