Электронная библиотека

Русская классическая проза

Николай Гейнце - Самозванец

Николай Гейнце - Самозванец

Пассажир занимал отдельную каюту, редко выходил на палубу, а если и появлялся там, то был молчалив и сосредоточен и никому из остальных пассажиров не пришлось с ним заговорить, если не считать нескольких пророненных им слов с некоторыми из его товарищей по путешествию...
Сергей Аксаков - Воспоминания

Сергей Аксаков - Воспоминания

"В середине зимы 1799 года приехали мы в губернский город Казань. Мне было восемь лет. Морозы стояли трескучие, и хотя заранее были наняты для нас две комнаты в маленьком доме капитанши Аристовой, но мы не скоро отыскали свою квартиру, которая, впрочем, находилась на хорошей улице, называющейся "Грузинскою".
Владимир Кораблинов - Прозрение Аполлона

Владимир Кораблинов - Прозрение Аполлона

"... Вторые сутки Аполлоновой жизни в угольном подвале зачинались скорбным напоминанием о смерти. Милиционер Капустин небрежно прикрыл Степаныча, и старик неотрывно глядел на профессора. Взгляд мертвого человека всегда неприятен, загадочен, полон какого-то скрытого значения, словно ушедший из жизни хочет напоследок сказать оставшимся в живых нечто важное, открыть какую-то роковую тайну, без знания которой им будет трудно и, может быть, даже...
Даниил Хармс - Меня называют Капуцином

Даниил Хармс - Меня называют Капуцином

Автор этой книги - фигура легендарная. Апокрифы о нем, часто расходящиеся с действительностью, известны, может быть, шире, чем написанные им произведения. Читать эти произведения иногда очень смешно, иногда очень страшно, а иногда очень скучно. Исследование их может повести к умственному расстройству. Он записывал все. И он сохранял все записанное, по крайней мере, очень многое из того, что другой и не подумал бы сохранять.
Галина Щербакова - Подробности мелких чувств (авторский сборник)

Галина Щербакова - Подробности мелких чувств (авторский сборник)

Галина Щербакова, как всегда, верна своей теме - она пишет о любви. Реальной или выдуманной - не так уж и важно. Главное - что она была или будет. В наше далеко не сентиментальное время именно чувства и умение пережить их до конца, до полной самоотдачи, являются неким залогом сохранности человеческой души.
Михаил Лермонтов - Герой нашего времени. Маскарад (сборник)

Михаил Лермонтов - Герой нашего времени. Маскарад (сборник)

"Герой Нашего Времени, милостивые государи мои, точно, портрет, но не одного человека; это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии. Вы мне опять скажете, что человек не может быть так дурен, а я вам скажу, что ежели вы верили возможности существования всех трагических и романтических злодеев, отчего же вы не веруете в действительность Печорина?
Книга

Максимилиан Волошин - Волошин - Пророки и мстители

Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые, избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса".
Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 2. Две силы

Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 2. Две силы

Первый роман знаменитого исторического писателя Всеволода Крестовского "Петербургские трущобы" уже полюбился как читателю, так и зрителю, успевшему посмотреть его телеверсию на своих экранах.
Теперь перед вами самое зрелое, яркое и самое замалчиваемое произведение этого мастера - роман-дилогия "Кровавый пуф", - впервые издающееся спустя сто с лишним лет после прижизненной публикации.
Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 1. Панургово стадо

Всеволод Крестовский - Кровавый пуф. Книга 1. Панургово стадо

"Панургово стадо" - первая книга исторической дилогии Всеволода Крестовского "Кровавый пуф".
Поэт, писатель и публицист, автор знаменитого романа "Петербургские трущобы", Крестовский увлекательно и с неожиданной стороны показывает события "Нового смутного времени" - 1861-1863 годов.
Константин Леонтьев - Дитя души. Мемуары

Константин Леонтьев - Дитя души. Мемуары

К. Н. Леонтьев - самобытный, оригинальный и в то же время близкий к Русской Церкви мыслитель. Он часто советовался с оптинскими старцами по поводу своих сочинений и проверял свои мысли их советами. Именно его оригинальность, с одной стороны, и церковность, с другой, стали причиной того, что он не снискал широкой популярности у читающей публики, увлеченной идеями либерализма и политического радикализма. Леонтьев шел против течения - и расплатой за это стала малоизвестность его при жизни.
← Ctrl 1 2 3 ... 105 106 107 ... 184 185 186 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0