Электронная библиотека

Фэнтези

Книга

Лена Светлова - Ученики: Орисса

"Ночь я провожу в Секторах. День - в своем мире. Все не так уж плохо, если учесть, что земная ночь здесь длится месяц. А день в своем мире - одна ночь Секторов."
Михаил Ланцов - Демон. Дилогия (СИ)

Михаил Ланцов - Демон. Дилогия (СИ)

Продолжение приключений простого московского айтишника Максима, который был выброшен в умирающий мир без шансов на выживание... "В этот поздний час он как обычно возвращался из спортзала измотанный и довольный, наслаждаясь звуками ночного парка и приятной прохладой. Было пустынно. Люди тут не очень любили гулять по темноте, так что никаких запозднившихся пьяных компаний на этом маршруте обычно не встречалось.
Игорь Дравин - Чужак. Миротворец

Игорь Дравин - Чужак. Миротворец

Хвала профу, тот составил рунное заклятие, с помощью которого Влад сможет освободить всех своих элементалей из цепи стихий. Ог, Воз, Вод и Зема настолько вдохновились этой призрачной возможностью, что Владу пришлось срочно отправляться в Белгор, к лучшим в мире Арланда кузнецам-гномам... Ну и заодно помочь братьям охотникам в беспрецедентной акции - пленении живьем ванфа, причастного к недавнему рейду погани на город...
Антон Санжаров - Новый день (СИ)

Антон Санжаров - Новый день (СИ)

В этой книге написано о, пожалуй, самой большой и масштабной войне, о которой я когда-либо писал. В книге описаны самые высокие технологии из тех что видел этот мир, хотя, это спорно, так как воевало тогда две расы и мне доступны лишь знания расы проигравшей ту войну...
Брэнт Йенсен - Вендия 2. Незримые нити

Брэнт Йенсен - Вендия 2. Незримые нити

Воистину, Вендия страна интриг и секретов. И Конан убедился в этом на собственной шкуре, он все глубже погружается в дрязги коренного населения. Однако перед северянином возникают всё новые и новые вопросы и ни одного ясного ответа.
Теперь Конаном движет не только желание разобраться в таинственной смерти бывшего посла, но и личные мотивы.
Брэнт Йенсен - Вендия 1. Город у священной реки

Брэнт Йенсен - Вендия 1. Город у священной реки

В Вендии при странных обстоятельствах умирает посол Турана. Владыка Йилдиз в сопровождение к новому послу даёт сотню Конана. За одно дав поручение варвару разобраться, что на самом деле случилось с покойным послом.
Путь от Турана до Вендии предстоит не близкий и таит в себе множество опасностей. А Конану ещё предстоит разобраться в хитросплетениях вендийских интриг...
Северо-Запад, 2006 г. Том 119 "Конан и Узники Камня"
Брэнт Йенсен. Город у священной реки (роман), стр. 8-238
Антон Темхагин - Чувства и тени

Антон Темхагин - Чувства и тени

Что делать, когда веками стабильный и опасный Лес выходит из под контроля, а в это же время в спокойной Империи Лускейна происходит попытка государственного переворота? Брат в буквальном смысле идет против брата, загадочные лесные твари начинают появляться близ городов, а далеко на севере просыпается давно забытый магический культ.
Юлия Архарова - Ночная гостья

Юлия Архарова - Ночная гостья

Каким станет мир после Последней войны, особенно если ее выиграли не люди, а эльфы? Как жить или, вернее, выживать людям, если немногие уцелевшие получили статус рабов и только в нескольких вольных городах можно ощутить призрачный запах свободы?..
На полуэльфийку Рийну, воровку и авантюристку, обрушивается череда неудач, таинственный князь изгоев собирается отправиться в дальнее плавание, а избалованный повеса-эльф решает почтить своим...
Книга

Наталия Ипатова - Волшебные подплечники

Две беленые ступеньки, а за ними - гладкая белая стена. Ну не то, чтобы совсем гладкая: Соланж хмурит рыжие брови, она видит грубо замалеванные швы кирпичной кладки, и что-то тут кажется ей неправильным. Она прислоняет велосипед к стене, всходит на два шага от земли и ощупывает стену, за которой кончается город, а что там - она понятия не имеет, и взрослые думают, что этого не надо ей знать. Они и сами, наверное, не знают, им проку от этого нет.
Наталия Ипатова - Лживая джинни

Наталия Ипатова - Лживая джинни

Баффин никогда не смотрит в глаза, выдавая нам очередное задание. Глаза у него непрерывно и беспорядочно перемещаются: с декоративного пресс-папье на настольные часы гномской работы, подаренные коллективом к юбилею, с часов на чернильницу, с чернильницы - на третью пуговицу моего жилета, на немытую чашку, на ворону в окне. Будь в нашем лейтенанте хоть на кончике ногтя магии, он бы и ворох бумаг перелистал взглядом.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0087 сек
SQL-запросов: 1