Электронная библиотека

Фэнтези

Антон Белозеров - Бегущий за ветром

Антон Белозеров - Бегущий за ветром

Восемь рассказов о странствующем волшебнике. Нельзя что-то приобрести, ничего при этом не потеряв.
Часто нам приходится выбирать: могущество или любовь, власть или дружба, верность или счастье: Что важнее?
Виктория Абзалова - Давай согреем звезду

Виктория Абзалова - Давай согреем звезду

Иногда любовь бывает более тяжким бременем, чем ненависть, и оказывается, что ее совсем недостаточно для того счастья, которое значит - понимание.
Кэтрин Куртц - Год короля Джавана

Кэтрин Куртц - Год короля Джавана

Слабый и болезненный король Алрой умер. Регенты, желающие сохранить свою власть, пытаются передать корону Райсу-Майклу в обход Джавана, брата-близнеца Алроя. Умный и талантливый Джаван пресекает эти попытки, но сможет ли он и дальше противостоять могущественным противникам?
Ссылки на карту мира:
Карта мира (русс.): http://oldmaglib.com/book/k/Kurtz_Katherine__Camber_Of_Culdi(The_Legends_Of_Camber_Of_Culdi-1)_map2.jpg
Кэтрин Куртц - Возрождение Дерини

Кэтрин Куртц - Возрождение Дерини

Вот уже несколько столетий магия в Гвиннеде под запретом. Носители магии - Дерини - прокляты церковью: забыто, что когда-то именно их называли спасителями страны. Король Брион Халдейн неожиданно погибает в расцвете сил. Лишь один из его приближённых, молодой лорд Аларик, тайный Дерини, знает, что причиной смерти Бриона послужила магическая атака. Успеет ли он помочь юному принцу Келсону обрести силу Халдейнов, или тот окажется следующей безвольной жертвой?
Кэтрин Куртц - Сын епископа

Кэтрин Куртц - Сын епископа

Лишь два года мирной жизни выпало Гвиннеду после победы над Венцитом Торентским. Новая угроза нависла с запада: Меара, ставшая протекторатом Гвиннеда около века назад, начала борьбу за независимость и реставрацию своей королевской династии. Туда же бежал смещенный валоретский архиепископ Эдмунд Лорис, люто ненавидящий всех Дерини вообще и короля Келсона в частности. Разногласия по поводу выборов епископа Меары становятся первым камешком, стронувшим лавину междоусобной войны...
Кэтрин Куртц - Милость Келсона

Кэтрин Куртц - Милость Келсона

Борьба за Меарскую Корону продолжается. Разделённое на две части войско Гвиннеда противостоит повстанцам, которые готовят ловушку Дункану Мак-Лайну, смерти которого неистово желает бывший примас Гвиннеда Лорис. В это время оставленный регентом в Ремуте принц Нигель раскрывает заговор и учится использовать могущество, оставленное Келсоном своему наследнику.
Эллен Кашнер - Томас Рифмач

Эллен Кашнер - Томас Рифмач

От издателя:
"Глянул я окрест и душа моя уязвлена стала. Любимая фантастика утопает в крови, некое несуществующее Добро с невероятной жестокостью мочит столь же небывалое Зло... И за этими разборками авторы напрочь забывают о существовании обычной доброты", - говорил Святослав Логинов на седьмом "Росконе".
Татьяна Засецкая - Вольный ветер или история одного менестреля

Татьяна Засецкая - Вольный ветер или история одного менестреля

Этот рассказ о том, как может измениться жизнь, если вы измените своим принципам и правилам. О том, какие неприятности и приключения судьба может подкинуть вам на дорогу. О том, как совершенно разные люди встречаются, и оказывается, что они мало, чем отличаются друг от друга. Это своего рода маленький инструктаж или же совет, главную мысль которого вы поймёте... а может быть и нет. Но это уже ваши проблемы....
Книга

Яцек Пекара - Танец Чёрных мантий

"Танец Чёрных мантий" (Czarne Płaszcze Tańczą), одна из частей книги Яцека Пекары "Слуга Божий" (Jacek Piekara, Sługa Boży) о приключениях инквизитора Мордимера Маддердина, которая ранее была на Либрусеке только в оригинале. Уже переведено и вскоре будет выложено продолжение - "В глазах бога" (W oczach boga).
Инна Фидянина-Зубкова - Забава Путятична и змей Горыныч

Инна Фидянина-Зубкова - Забава Путятична и змей Горыныч

Во стольном граде, сто раз оболганном, в Московии далёкой, за церквями белокаменными да за крепостями красными оборонными, жил да правил, на троне восседал царь-государь Николай Хоробрый, самодур великий (в общем, со своей, так сказать, изюминкой), но дюже добрый: народу поблажку давал, а на родных детях отрывался.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0