Электронная библиотека

Драматургия

Александр Игнашов - Нюрнберг. Скамья подсудимых

Александр Игнашов - Нюрнберг. Скамья подсудимых

На Нюрнбергском процессе (20.11.1945 - 01.10.1946) по итогам Второй мировой войны суду были преданы 24 военных преступника. Трое из них были оправданы, трое приговорены к пожизненному заключению, двое - к двадцати годам, по одному подсудимому - к пятнадцати и десяти годам тюрьмы, остальные - к смерти через повешение. Роберт Лей покончил с собой в тюрьме до начала процесса. Густав Крупп был признан неизлечимо больным, а его дело приостановлено.
Книга

Пьер Бомарше - Безумный день или женитьба Фигаро

Действие комедии "Безумный день, или женитьба Фигаро" происходит в течение одного безумного дня в замке графа Альмавивы, чьи домочадцы за это короткое время успевают сплести головокружительную интригу со свадьбами, судами, усыновлением, ревностью и примирением.
Книга

Пьер Бомарше - Севильский Цырюльник Или Тщетная Предосторожность

. В первом действии появляется в атласном камзоле и в атласных коротких штанах; сверху на нем широкий темный испанский плащ; шляпа черная, с опущенными полями, вокруг тульи цветная лента.
Виктор Левашов - Ключ

Виктор Левашов - Ключ

Просторная комната в здании управления строительством – трехэтажной блочной коробке на полдороге между Новым городом, опоясанным цепочками жилых вагончиков, и промплощадкой, где под бессонным солнцем северного лета чернеют конструкции будущей теплоэлектростанции...
Робер Ламуре - Супница

Робер Ламуре - Супница

Супружеская чета остро нуждается в деньгах, а самый простой путь к ним - смерть престарелой тетушки. Правда тетушка умирать пока еще не собирается. И что делать любящим родственничкам? Бандита нанять или просто старушку в подвал заманить? Только тетушки тоже не лыком шиты - у них всегда найдется сюрприз для наследников...
Книга

Тамара Габбе - Город мастеров, или Сказка о двух горбунах

Занавес опущен. На нем изображен герб сказочного города. Посредине щита, на золотом поле, гривастый лев сжимает когтями извивающуюся змею. Из-за занавеса на просцениум выходит бабушка Тафаро. Она осматривает зрительный зал, затем герб на занавесе, потом снова поворачивается к зрителям.
Стивен Данстон - Кто эта Сильвия?

Стивен Данстон - Кто эта Сильвия?

В пьесе ведущие роли отданы тараканам. Правда, ничего специфически тараканьего в них нет: мы слышим голоса человеческого сознания, пытающегося осмыслить чудовищные и по-видимости беспричинные происшествия. Упоминания о крыльях, усах и личинках ничего не меняют. Пока Генри или Анджела говорят, они люди.
Иван Горбунов - Самодур

Иван Горбунов - Самодур

"Сам-то лютей волка стал! День-деньской ходит, не знает - на ком зло сорвать. Кабы Егорушки не было, беда бы нам всем пришла; тот хоть своими боками отдувается, до полусмерти парня заколотил..."
Джордж Байрон - Сарданапал

Джордж Байрон - Сарданапал

Издавая нижеследующие трагедии, я должен только повторить, что они были написаны без отдаленнейшей мысли о сцене. О попытке, сделанной один раз театральными антрепренерами, общественное мнение уже высказалось. Что касается моего личного мнения, то, по-видимому, ему не придают никакого значения, и я о нем умалчиваю.
Виктория Токарева - Вместо меня

Виктория Токарева - Вместо меня

На маленькой сцене разыгрывается действие шекспировской пьесы. Луч прожектора высвечивает восседающего на троне бородатого человека. Царственными жестами он отдает распоряжения расположившимся у его ног вассалам. Молодая прекрасная женщина просит пощады. Но он неумолим. Рыдающую женщину уводит безжалостная стража. Та же участь постигает ближайшего советника короля. Он уходит на казнь с высоко поднятой головой.
← Ctrl 1 2 3 ... 80 81 82 ... 112 113 114 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0