Электронная библиотека

Йохан Хейзинга - Homo Ludens

IX. ИГРОВЫЕ ФОРМЫ ФИЛОСОФИИ

Софист. - Софист и чудодей. - Его значение для эллинской культуры. - Софизм это игра. - Софизм и загадка. - Истоки философского диалога. - Философы и софисты. - Философия это юношеская игра. - Софисты и риторы. - Темы риторики. - Ученый спор. - Средневековые диспуты. - Придворная академия Карла Великого. - Школы XII в. - Абеляр как мастер риторики. - Игровая форма учебного дела. - Век чернильных баталий.
В центре круга, который мы пытаемся очертить с помощью понятия игры, располагается фигура греческого софиста. Софист - это слегка сбившийся с пути преемник того главного персонажа архаической культурной жизни, о котором мы поочередно говорили как о пророке, шамане, ясновидце, чудодее, поэте и которого мы, пожалуй, все-таки будем именовать vates. Желание как можно лучше разыграть представление, стремление в открытой схватке одержать верх над соперником - эти два мотора всеобщей социальной игры - в функции софиста явлены со всей откровенностью. Не забудем однако, что еще у Эсхила именем софиста назван мудрый герой - Прометей или Паламед[433]. Оба они, преисполненные гордости, перечисляют все те искусства, которые они измыслили на пользу людям. Именно хвастовством по поводу своих обширных познаний уподобляются они позднейшим софистам, таким, как Гиппий[434], всезнайка, помнивший все на свете, тысячеискусник и герой экономической автаркии, похвалявшийся, что все имеющееся у него сделано им самим; что на всех рыночных площадях ему всегда открыт путь в Олимпию[435]; предлагавший рассуждать с ним на любую тему из числа тех, кои были им лучше всего подготовлены, и ответить на все вопросы, кем бы они ни были заданы, и утверждавший, что никогда еще не встречал он кого-либо, кто превзошел бы его[436]. Все это еще вполне стиль жреца Яджнавалкьи, разгадывающего загадки, из литературы брахманов.
Эпидейксис, представление, исполнение, показывание - так называется выступление софиста. И он располагает, как уже было показано, репертуаром для своих представлений. Он получает за них гонорар - речь идет о вещах, предлагаемых по твердой цене: так, например, 50 драхм за выступление Продика[437]. Горгий получал столь высокие гонорары, что мог позволить себе заказать собственную массивную золотую статую и посвятить ее богу в Дельфах[438]. Странствующие софисты, как Протагор[439], пользуются баснословным успехом. Целое событие - когда знаменитость из них удостаивает своим посещением какой-нибудь город. На них взирают как на чудотворцев, их сравнивают с борцами, короче говоря, деятельность софистов попадает полностью в сферу спорта. Зрители рукоплещут им, и каждый удачный ход встречается смехом. Эта чистая игра: соперники ловят друг друга в свои словесные сети[440], отправляют в нокаут[441], похваляются, что ответы на их неизменно каверзные вопросы всегда будут ложными.
Когда Протагор называет софистику "древним искусством" - технен палайан[442], он попадает в самую суть. Это древняя игра ума, которая в архаической культуре, уже в самый ранний ее период, от вещей священных то и дело скатывается к чистому развлечению; то она вдруг соприкасается с высшей мудростью, то вновь становится чисто игровым со-стязанием. Вернер Йегер считает, что против "neuere Mode, Pythagoras als eine Art von Medizinmann hinzustellen" ["новейшей моды выставлять Пифа-гора неким врачевателем"] не стоит и возражать[443]. Он забывает, что врачеватель по отношению к философам и софистам и в самом деле - воистину исторически - как был, так и остался их старшим братом. И черты этого древнего родства все еще сохраняются.
Сами софисты прекрасно осознавали игровой характер всей своей деятельности. Горгий назвал свою Похвалу Елене игрой - эмон де пайгнион; его сочинение "О природе" также толковали как риторическую игру[444]. Тому, кто против этого возражает[445], следовало бы принять во внимание, что в сфере софистической риторики четкие границы между игрой и серьезностью провести невозможно и что квалифицировать ее как игру фактически значит прекрасно уловить ее изначальный характер. Тот, кто называет пародией и карикатурой облик, в котором Платон изображает софистов[446], забывает, что все игровые и, пожалуй, сомнительные черты в софисте как персонаже культуры неразрывно связаны с его архаической сущностью. По самой своей натуре софист принадлежит в той или иной мере к "бродячему племени". Он так или иначе скиталец и прихлебатель уже par droit de naissance [no праву рождения].
← Ctrl 1 2 3 ... 58 59 60 ... 102 103 104 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0