Электронная библиотека

Анатолий Терещенко - "Снег", укротивший "Тайфун"

Анатолий Терещенко - "Снег", укротивший "Тайфун"
Неисчерпаема тема борьбы нашего народа, армии, разведки и контрразведки с противником в годы Великой Отечественной войны.
О разведывательных и контрразведывательных операциях и их влиянии на политическую и военную обстановку в нашей стране написаны сотни книг. Об одной из самой засекреченных операций под названием "Снег", долгие годы находящейся в архивах под грифом "Совершенно секретно", ее организаторах, исполнителях и влиянии конкретных результатов операции на оказание перелома в битве с немцами под Москвой и на Дальневосточном театре военных действий пойдет речь в этой книге.
В повествовании дан срез борьбы сотрудников военной контрразведки СМЕРШ против спецслужб милитаристской Японии.
Гитлеровцы, вооруженные директивой Гитлера и верховного военного командования (ОКВ) № 35 от 6 сентября 1941 года – план "Тайфун", под Москвой потерпели первое крупное поражение. Немаловажную роль в разгроме фашистов у стен нашей столицы и укрощением "Тайфуна" сыграли сибирские дивизии, прибывшие из Забайкальского военного округа и Дальневосточного фронта, которые находились там на случай военной агрессии Японии против СССР.
Откуда появился у Сталина этот оправданный риск преодоления опасности и понимание того, что больше всех рискует тот, кто не рискует, читатель найдет ответ в данном повествовании.
Книга рассчитана на широкий круг читателей.
Содержание:

Анатолий Терещенко
"Снег", укротивший "Тайфун"

Предисловие

Блажен, кто предков с чистым сердцем чтит.
И. Гете
Московская битва, битва за Москву или под Москвой в истории Великой Отечественной войны имеет особое значение. Именно результат этой битвы поверг в замешательство стратегов Гитлера с обжигающими мыслями о том, что германская армия – всесильный вермахт – на фоне скоротечных сражений и триумфальных побед в Европе и в первые месяцы в Советской России может быть бита. Бита здесь, на подступах к советской столице, а задуманную стратегическую операцию "Тайфун" развеет ураган зимнего контрнаступления частей Красной Армии.
И еще одна яркая грань была обозначена в этом сражении не на жизнь, а на смерть: впервые после начала войны – а прошло практически полгода – на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками помимо вооруженных сил поднялись все народы Советского Союза.
Подобного размаха боевых действий, такой концентрации огромных масс личного состава с той и другой стороны, а также военной техники история войн еще никогда не знала. Это был первый крупный вклад нашей страны – СССР в серию предстоящих поражений и в дальнейшем окончательного разгрома агрессора.
Особая роль в управлении государством, влиянии ее на ход вооруженной борьбы принадлежала чрезвычайному высшему государственному органу СССР – Государственному Комитету Обороны (ГКО) во главе с его председателем И. В. Сталиным.
Лозунг "Все для фронта, все для победы!" повседневно и даже ежечасно претворялся в жизнь с первых и до последних дней войны.
Значимым был и такой высший орган стратегического руководства вооруженными силами СССР, как Ставка Верховного Главнокомандования.
Большую работу в разгроме немцев под Москвой проделал как основной оперативный рабочий орган Ставки ВГК – Генеральный штаб ВС СССР, возглавляемый Маршалом Советского Союза Борисом Михайловичем Шапошниковым, так и проявленный самобытный талант многих военачальников.
Как писал генерал армии В.Н. Лобов, "можно с уверенностью сказать, что в битве под Москвой мир впервые познакомился с плеядой будущих советских полководцев-победителей: А.М. Василевским, Л.А. Говоровым, А.И. Еременко, Г.К. Жуковым, И.С. Коневым и многими другими. Они даже в неравных с противником условиях сумели показать себя умелыми организаторами, подлинными архитекторами победы…".
В этот список можно с полной уверенностью ввести и таких грамотных управленцев войсками фронтов и армейскими объединениями, как И.Х. Баграмян, А.П. Белобородов, Д.Д. Лелюшенко, К.А. Мерецков, К.К. Рокоссовский, и многих других.
Как не отметить значение для защиты столицы московского ополчения. Целые дивизии собирались в штабах гражданской обороны города и практически без армейских навыков, а порой и без оружия, с указанием найти его на поле брани, выступали на защиту столицы.
Большую, если не главную силу поступательному движению вперед наших войск в разгар великой битвы за Москву придали свежие дивизии и отдельные полки из Забайкальского военного округа и Дальневосточного фронта. На возможность их безошибочного использования, чтобы прогнать врага от Москвы и погнать его все дальше и дальше, оказал влияние ряд блестяще проведенных спецслужбами СССР (как органов госбезопасности, так и военной разведки) операций.
Одной из них была долгие годы глубоко засекреченная операция органов государственной безопасности "Снег", внесшая свой реальный вклад в дело разгрома немцев под Москвой, а в дальнейшем и Японии, о чем читатель узнает далее.
Мариэтта Шагинян о значении Московской битвы в статье "Оборона Москвы" писала, что "пройдут десятилетия – и тысячи страниц испишут о том огромном, что мы называем сейчас "Оборона Москвы". Ученые будут рыться в документах, в газетах; для художников станут драгоценными каждая мелочь, каждая черточка, уцелевшие от забвения и не поглощенные временем…".
Как-то отец-фронтовик признался: "Говорят, что на войне нельзя испытать ощущение полного счастья. Неправда! Мы тогда чувствовали себя самыми счастливыми людьми, потому что победа – это счастье".
И это была первая большая победа, и значит – первое ощущение огромного, всепоглощающего счастья.
Это счастье до сих пор испытывают наши люди!

Глава 1
Тайное возрождение германского милитаризма

"Горе тому, кто слаб!" – выкрикнет Гитлер, упиваясь своими реальными и рассчитанными при помощи своего Провидения будущими победами. Версальские вериги, которые носила на ногах Германия образца 20 – начала 30-х годов, все больнее и больнее врезались в сознание немцев. Они это воспринимали как политическое унижение, дурно влияющее на промышленное развитие страны.
Многие в Германии утверждали, что нация при таком подходе начинает деградировать и может скатиться на социальное дно из-за безработицы и разрушенной производственной базы. Эту боль уловил и на ней сыграл бывший ефрейтор Первой мировой войны, австриец по происхождению, Адольф Гитлер (Шикльгрубер).
В результате буржуазной революции в Германии в 1918 году была разрушена и сметена на свалку истории могучая Прусская военно-промышленная империя Гогенцоллернов. Всего полстолетия просуществовало это творение политического гения Бисмарка и военной машины Пруссии.
Адольф Гитлер понимал, что загнанная в тупик бывшая Веймарская республика обречена на прозябание, если не изменить политику и не создать новое, мощное государство на обломках старого.
Самую радикальную политику – восстановление единого государства, способного противостоять двум внешним силам: американскому еврейскому капиталу и Коммунистическому Интернационалу – могла и смогла предложить лишь новая партия Гитлера под патриотическим названием "национально-социалистическая партия". И что удивительно: Гитлеру удалось убедить в правильности пути народ Германии и ее промышленных королей.
Через полтора года страну нельзя было узнать. Она менялась на глазах. Стала чище по многим параметрам. За какие-то месяцы Германия разгромила внутренний бандитизм. Исчезло воровство, выжжена каленым железом коррупция. Остановлена гиперинфляция, появились признаки реального промышленного роста.
Страница: 1 2 3 ... 64 65 66 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0233 сек
SQL-запросов: 0