Электронная библиотека

Василий Головачев - Браконьеры

Никто не ответил. А самое интересное, не подала голос и медведица, будто от испуга скрывшись в берлоге, чего просто не могло быть.
Старик приблизился к холмику с шапкой накиданных сверху ветвей, обошёл его, недоумевая.
Медведица молчала. Лишь в берлоге повизгивал медвежонок, ожидая мать, но и он смолк. Уголком леса вокруг берлоги завладела полная тишина.
Домой Пахомыч вернулся к обеду, обшарив лес на полкилометра по радиусу от медвежьего схрона. Однако ни лося, ни медведицы не нашёл. В берлоге остались ждать мамашу два медвежонка, совсем крохотных, неспособных выжить самостоятельно, брошенных медведицей по непонятной причине, и с ними надо было что-то делать.
Рассказав жене о своём приключении и отдав ей грибы, Пахомыч достал мобильный айфон.
Племянник Максим жил в Сыктывкаре, хотя работал в Москве, в каком-то секретном спецназе, о чём рассказывать не любил. Пахомыч знал лишь, что Максим по званию майор и командует особой группой, но чем занимается и в каком ведомстве служит, не имел понятия. Тем не менее после недавних приключений старик решил позвонить ему и поделиться своими умозаключениями.
Максим отозвался после минутной паузы:
– Дядь Коль? Ушам не верю!
– Я, конешное дело, – хмыкнул лесник. – Ты нынче где обитаешь?
– Только что вернулся из столицы нашей родины, отпуск у меня.
– В Сыктывкаре, значит? Это радует. Тут такое дело, посоветоваться надо. Может, приедешь? Порыбачим, по грибки сходим, в баньке попаримся.
– Могу и приехать, давно в ваших краях не бывал. На Синдорском озере рыбачится хорошо. Помнишь, ты меня на какой-то мыс водил?
– Мыс Щипач, хариус там водится. Так приезжай, ждать буду, хату отремонтировал, да и Евграфовна обрадуется. Мои уехали на моря, одни мы. Бери жену и приезжай. Дети есть?
– Нету детей, Пахомыч, да и жены тоже.
– Во как! Куда ж она ускакала? По делам или на отдых?
– Насовсем уехала в Сочи, турбизнес там у неё.
– И ты её отпустил?
– Она не спрашивала разрешения. Что случилось-то, дядь Коль?
– Да странное что-то у нас в округе деется. Зверьё пропадает. Двух лосей не досчитался, волки куда-то ушли, медведица пропала.
– Как пропала?
– Да вот так. – Пахомыч рассказал племяннику историю с медведицей и фотографом. – Это сегодня случилось. А волки ещё пару дней назад ушли, хотя никто за ними не охотился. Приехал бы, разобрался.
– Я же не егерь, – засмеялся Максим. – Сам-то почему не можешь этим заняться? Доложи начальству, в администрацию района.
– Да што там администрация сделает, пошлёт на три буквы. Понимаешь, не больно понравился он мне.
– Кто?
– Фотограф этот. Камуфляж на нём явно не расейский, да и выглядел он как… – Пахомыч подобрал сравнение, – как пугало огородное. И глаза белые.
– Что значит – белые?
– Такое впечатление, что они вообще без зрачков.
– Ну, это тебе показалось.
– У меня глаз острый, – обиделся старик. – За километр комара увижу. Так приедешь аль нет?
Максим помолчал.
– А знаешь что, дядь Коль, приеду! Где отдыхать буду, ещё не решил, почему бы и не пожить у тебя несколько дней? Грибы есть?
– Как же без них, колосовики пошли.
– Жди, завтра-послезавтра соберусь.
Разговор закончился.
Пахомыч выключил мобильный, с облегчением напился квасу собственного приготовления, глянул на висевший на стене календарь с полуголыми красавицами; жена сама где-то нашла и повесила, намекая неизвестно на что, а ему нравилось смотреть на девчонок, вызывающих учащённое сердцебиение у мужчин.
– Двадцать шестое… значит, где-то двадцать восьмого приедешь. Это славно.
Девушка в красном бикини подмигнула старику.

Москва, Управление экологической безопасности (УЭБ) ФСБ
27 июня, полдень

Начальник управления оторвался от созерцания монитора на столе, посмотрел на часы, ткнул пальцем в кнопку селектора:
– Дмитрий, все собрались?
– Так точно, Павел Степанович, – отозвался секретарь.
– Пусть заходят.
Конев скрылся в комнате отдыха, где можно было умыться и уютно посидеть одному.
Он был немолод – до шестидесятилетнего юбилея оставалось около месяца, лыс, но широк в кости и по-спортивному подтянут. Хотя понимал, что спортивные достижения не помогут ему остаться начальником УЭБ после шестидесяти. ФСБ омолаживалась, начальниками подразделений становились молодые двадцатипятилетние парни, и Конев оставался одним из последних возрастных "монстров" службы.
Когда он появился в кабинете, за столом уже сидели вызванные сотрудники управления: полковник Лапин Виктор Андреевич, начальник информационно-аналитического отдела Оскар Фельцман и подполковник Мзилакаури Вахтанг Ираклиевич, командир оперативной бригады управления, самый молодой из присутствующих; ему недавно исполнилось тридцать девять лет.
Все трое дружно встали.
– Садитесь, – кивнул Конев на стулья. – Появилась интересная информация, надо отреагировать. Прошу, Оскар Нариманович.
Фельцман, одетый с подчёркнутой строгостью в тёмно-синий костюм с белой рубашкой, поправил красный галстук, протянул начальнику управления капсулу флэшки.
– Здесь весь материал.
Конев воткнул капсулу в панель компьютера.
Ожил объёмный монитор, сыграл индикаторами, развернул текст и фотографии доклада.
– Коротко общие сведения, – продолжал Фельцман сухо; это была его постоянная манера общения – предельная сдержанность, корректность и подчёркнутая конфиденциальность. – Последние три месяца к нам поступала информация о странных исчезновениях животных, в основном хищных, в разных частях света.
– Хищников? – уточнил Лапин.
– В большинстве случаев это львы, тигры, леопарды, крокодилы, медведи, росомахи. В Атлантике сократилось поголовье косаток. Львы начали пропадать необъяснимым образом в Египте, Танзании, Камеруне. Счёт идёт не на единицы, а на десятки и сотни.
– Интересно, – сказал Мзилакаури практически без акцента. В России он и его семья жила уже давно, и русский язык стал для них родным.
– Вы так полагаете? – посмотрел на него Фельцман.
– Я об этом ничего не знаю. А российские тигры тоже пропали?
– Не только, ещё и волки, и медведи, не считая крупных копытных – оленей и лосей.
– И лоси исчезли?
– Есть информация.
– Каким образом это стало известно? Я имею в виду иностранные источники.
– В других странах хорошо работают службы биомониторинга. Что касается нашей страны, то месяц назад начали поступать доклады егерей и лесников. Набирается умопомрачительная статистика. Четыре случая произошли совсем недавно в Печоро-Илычском заповеднике, в национальном парке "Югыд Ва", и ещё один не далее как два дня назад в Княжпогостском районе Сыктывкарской губернии: пропали четыре медведя и шесть лосей, не считая стаи волков.
– Что значит – пропали? – спросил Лапин. – Если их перестреляли браконьеры, вряд ли они забрали туши полностью, должны были остаться копыта, мослы, рога, внутренности.
– Ни одного следа! – повторил ровным голосом Фельцман. – Ничего! Звери именно исчезли. Людей там видели, но стрельбы никакой не слышали.
В кабинете стало тихо.
– Это интересно, – сказал Мзилакаури с прежней интонацией.
– Везде? – сказал Лапин. – Я имею в виду, звери исчезали везде?
– Абсолютно. Началось всё с парка Серенгети в Танзании, потом за неделю распространилось, как эпидемия, по всем континентам. Наш Амурский ареал тигров тоже затронуло, хотя больше всего тигров исчезло в китайском центре разведения тигров Хэндаохэцзы.
– Странные браконьеры.
– Читайте.
Лапин и Мзилакаури принялись изучать тексты и фотографии в мониторе.
– Кофе хочешь? – спросил Конев Фельцмана.
– Чёрный, с лимоном, – согласился начальник информационно-аналитического подразделения.
– Вам? – посмотрел на читающих генерал.
– Нет, – отказался Мзилакаури.
– Да, – сказал Лапин. – Эспрессо.
– Дмитрий, – вызвал секретаря Конев, – всем кофе: три эспрессо и лимон.
Сотрудники управления дочитали доклад Фельцмана.
Молодой белобрысый лейтенант принёс кофе.
– Бред какой-то! – выразил своё мнение Лапин, имея в виде усвоенный материал. – Не могут звери исчезать в никуда сами по себе! Их наверняка вывозили.
– Никаких следов транспорта не обнаружено, – возразил Фельцман. – И вертолётов не видели. Ни грузовых, ни военных.
– Что же они, по-твоему, звери, я имею в виду, сбежали в соседнее измерение? – скептически изогнул бровь Лапин. – Или их забирали зелёные человечки с НЛО?
– Измышление гипотез не в моём ведении, – хладнокровно отрезал Фельцман. – Китайцы поменяли руководство заповедника. Египтяне объявили розыск пропавшего зверья и перекрыли границы.
– Ты и нам предлагаешь перекрыть границы? Прямо в тайге?
Фельцман посмотрел на Конева.
– Предлагаю послать в Синдор агента, пусть посмотрит на месте, что там происходит. Надеюсь, у нас есть опытные специалисты.
Все перевели взгляды на главного оперативника.
– Лопата и Кисель до сих пор в командировке, – сказал Мзилакаури. – Вернулась из отпуска Валишева. Можно отправить её.
Мужчины переглянулись.
– Женщина, – поморщился Лапин.
– Да ну? – усмехнулся Конев. – Откуда знаешь?
– Во-первых, она майор спецназа, – привёл довод Мзилакаури, – и мало в чём уступит мужику. Во-вторых, она из тех мест, уроженка посёлка Таёжный, хорошо знает местность. Не замужем, детей нет, спортсменка.
– Красавица.
– Симпатичная.
← Ctrl 1 2 3 4 5 ... 39 40 41 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0048 сек
SQL-запросов: 0