Электронная библиотека

Василий Головачев - Браконьеры

Слева коридор упирался в узорчатую нишу, справа – к центру здания он расширялся неровным сектором, превращаясь не то в подвал, не то в холл.
Разведчики обошли этот холл весь, но ни лестниц, ни каких-либо люков не обнаружили.
– Если дикобразы вышли отсюда, – сказал Максим, оглянувшись на дыру в потолке, – то как они сюда попали?
– Надо искать лестницы, – сказал Степчук.
– Искали уже.
– Может, они замаскированы.
– Давайте посмотрим ещё раз, более внимательно.
Охотники разбрелись по холлу, осматривая и простукивая стены.
– Максим, – позвала Ольга, остановившаяся у одной из колонн.
Он подошёл.
– Ничего не видишь?
– Колонна как колонна.
– Следы.
Максим нагнулся, изучая несколько полос отпечатков, оставленных не то лапами дикобразов, не то ещё какими-то животными. Обошёл кабину, разглядывая ажурную вязь её стен и просматривающиеся в щели внутренности.
Диаметр колонны достигал метра, и внутри неё вполне могли поместиться два человека.
– Ты думаешь, лифт?
– Непохоже, нет двери, но следы идут отсюда.
– Они есть и у других колонн.
– Я просто ищу выход. Станция или что-то другое, что бы тут ни располагалось, должна иметь связи между этажами. Не понимаю, почему мы их не видим.
– Двери скрыты.
– Стопудово.
Максим стукнул кулаком в ребро, прочертившее стену колонны от пола до потолка, заметил неровную вмятину в стене над пупырчатой полоской. Показалось, что внутри мигнул синий треугольник.
– Ага, ну-ка попробуем.
Кулак вошёл во вмятину.
Изнутри колонны прозвучало железное "блямс!". Всю её трубу пронзила нить голубого света. И ребро, а также три соседних развернулись лепестками лотоса во все стороны, формируя кособокий трапециевидный проём входа.
– Блин! – отскочил в сторону Пуфельрод. – Осторожнее!
– Лифт всё-таки? – скорее удивлённо, чем обрадованно, сказала Ольга.
– У тебя хорошая интуиция. Проверим?
Ольга первой протиснулась внутрь колонны.
Максим с некоторым трудом последовал за ней.
– Э, а мы? – заволновался Еремеев.
– Ждите, – сказал Максим, вынужденный вжаться в стену, чтобы не сдавливать спутницу.
Ольга потыкала ладошкой в обнаруженные на уровне лица выступы на стенке перед собой.
Ничего не произошло. Кабина осталась на месте.
В толпе охотников раздались смешки.
– Это вовсе не лифт, – заявил, дурачась, Вован, – а туалет.
Петро заржал.
– Максим, ничего не получается, – еле слышно пожаловалась девушка.
Одинцов внимательно оглядел выступы напротив, заметил точно такую же вмятину в стене, под пупырчатой полоской, какая включила механизм открывания двери.
– Подвинься.
Ольга отодвинулась.
Охотники обступили колонну, делясь впечатлениями, с интересом наблюдая за действиями испытателей лифта.
Максим примерился и воткнул кулак в углубление.
Послышался скрип.
Охотники отпрянули.
Кабину заволокло призрачным дымом, ударило в ноги,
Ольга ахнула, сверху вниз по стенкам кабины пронеслись светлые струи, и пассажиров вынесло на невероятную – как им показалось – высоту, после чего впечатало в губчатую упругую массу, исчезнувшую в доли секунды!
В кабине посветлело.
Они стояли, прижатые друг к другу, в той же кабине, но уже в другом помещении.
Это был небольшой зал неопределённой формы, заполненный какими-то геометрически правильными глыбами, стоящими на полу и свисающими с потолка.
Стены зала не имели окон, зато в них было полно вертикальных стрельчатых щелей, отчего он был неплохо освещён.
Максим вышел, озираясь.
– Никого? – проговорила Ольга негромко, не снимая ладони с рукояти пистолета.
– Всё законсервировано… или выключено.
– Следы, – указала девушка на грязные полосы, оставшиеся на полу помещения.
– Вижу, дикобразы были и здесь.
– Что это за бункер?
Максим выглянул в двадцатисантиметровую щель, увидел с большой высоты равнину и холмы, тёмную полоску леса на горизонте.
– Мы практически на самом верху башни. Возможно, лифт доставил нас в центр управления станцией.
– Странно, что он выключен. Центр управления должен быть включён всегда.
– Ещё более странно, что башню и её главную ценность никто не охраняет.
– Не ты ли кинул идею, что её отключили дикобразы?
– Это единственное разумное объяснение.
Максим заметил перемигивание огней на одной из граней пирамидальной глыбы, свешивающейся с потолка. Один за другим вспыхнули голубым светом и погасли три треугольных окошечка.
– Дежурный режим.
– Что?
– Аппаратура здесь явно в рабочем состоянии и недавно обслуживалась. Чувствуешь запахи?
– Озон…
– Плюс запах нагретого пластика. Аппаратуру отключили буквально перед нашим приходом. Надо попробовать включить.
– Как?
Он поискал глазами какие-нибудь указатели, кнопки или рычаги, заметил на кособоком столбике под пирамидой пупырчатые полоски и углубления.
– Ага, по-моему это их терминал. Строили станцию не люди, даже, может, какие-нибудь слоны, судя по жуткой "клавиатуре", хотя для нас это не имеет значения. Главное, чтобы местная автоматика работала. Попробуем запустить.
Кулак влез в одно из углублений.
Раздался знакомый скрип.
С десяток геометрических глыб на полу и на потолке откинули боковые грани, зажгли огни.
Пирамида в потолке сыграла цветовую гамму – от голубого до синего, фиолетового и багрового, все её грани приобрели глубину и наполнились движением. Одна из граней показала подвал здания с колоннами, где остались охотники.
– Наши! – воскликнула Ольга.
– Какие мы молодцы, – пробормотал Максим. – Запустили систему контроля.
– А здесь видны какие-то поля.
Действительно, две грани показали ржавые ромбы, окружённые зелёными пространствами.
– Это те песчаные квадраты, которые мы видели.
– Это же ромбы.
– Нужны стробоскопические очки. Телекамеры работают на иных принципах и приспособлены передавать изображение существам с иным углом зрения. Поэтому изображения такие растянутые.
Что-то мелькнуло за стенами помещения, словно птица пролетела мимо башни.
Максим мгновенно насторожился, подбежал к вертикальным щелям, пропускающим дневной свет, прижал лицо к щели и увидел удаляющийся треугольник красного цвета, похожий на летательный аппарат.
– Что там? – спросила Ольга.
Треугольник заложил вираж, превращаясь в летающий конус, спикировал куда-то к подножию башни.
– Вниз! – бросил Максим, спинным мозгом чуя нарастающую угрозу.
Ольга, к её чести, не стала задавать вопросы зачем и почему, понимая обстановку не хуже майора. Интуиция и ей подсказывала, что во внешней среде произошли какие-то изменения, не связанные с работой контролирующей аппаратуры в башне.
Они залезли в колонну лифта, дожидавшуюся пассажиров с открытой дверью.
Максим сунул кулак в углубление пуска, и произошло то же явление, что и минутами раньше в подвале: дверь закрылась необычным способом, втянутая без какого-либо манипулятора, кабину заволокло дымом, мигнули индикаторы, и она провалилась вниз, породив у пассажиров кратковременное ощущение падения.
Их ждал хор восклицаний.
Максим подумал, что охотники просто обрадовались, что разведка вернулась, но их волнение было рождено иными причинами.
– Там кто-то есть! – заявил возбуждённый Пуфельрод, тыкая пальцем в дыру на потолке.
Максим вышел из-за столпившихся у колонны охотников, взялся за ружьё.
– Надо уходить.
– Куда?! – оскалился капитан Еремеев. – Оттуда высунулась такая рожа!
– И вы её…
– Пугнули, конечно.
Максим невольно качнул головой, поймал взгляд Ольги.
– Шанс переговоров потерян, надо полагать. Нас не выпустят отсюда живыми. Поехали наверх.
– Это ещё зачем? – осведомился Еремеев. – Что мы там не видели?
– Верхний этаж представляет собой центр управления станцией, мы включили аппаратуру. Попробуем оттуда связаться с хозяевами и потребовать доставки домой.
– А если нас там грохнет охрана? – проблеял Пуфельрод.
– Не грохнула до сих пор, не тронет вообще. В принципе вы можете… – Максим не договорил.
В дыру упал какой-то ажурный шар, развернулся в суставчатый многолапый механизм с десятком светящихся фасетчатых глаз на стебельках.
Все замерли.
Механизм раскрылся ещё больше, вытягиваясь вверх и в стороны, выдвинул из своего многочленного чрева какую-то блестящую гофрированную трубу с линзами на конце. Линзы на срезе трубы повернулись к людям, блеснули стеклом.
– Огонь! – рявкнул Максим, выцеливая именно эти линзы.
Выстрелили всего трое: он, Ольга и егерь Степчук. Остальные замешкались по разным причинам.
Телохранители с похвальной быстротой оттеснили генерала за колонну, бледные Еремеев и Пуфельрод тоже отступили, пытаясь дрожащими руками нацелить ружья на неземной механизм.
Пули не причинили пришельцу вреда.
Зато дробь из ружья Максима попала в одну из линз, поэтому ответный выстрел кибера, – трубка с линзами оказалась оружием, как и определил Одинцов, – пришёлся на одну из колонн: струя дыма, пронизанная синими огненными колечками и молниями, беззвучно разнесла колонну в пыль!
Если бы Максим в этот момент начал оценивать ситуацию, оглядываться назад, всё закончилось бы плачевно. Однако он знал цену потерянным секундам, сделал ещё один выстрел и всадил в линзы и трубу второй заряд дроби.
← Ctrl 1 2 3 ... 35 36 37 ... 39 40 41 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0114 сек
SQL-запросов: 0