Электронная библиотека

Василий Головачев - Браконьеры

– Значит, второй след точно оставил командир, – обрадовался Евгений. – Можно догнать. Вряд ли они отошли от места выхода далеко.
– Почему ты так думаешь?
– Какой смысл уходить? Если бы отсюда был виден город или искусственное сооружение, я бы и сам направился туда, а так со всех сторон одно и то же – поле и лес.
– А там что? – показал рукой остроглазый Савелий.
Евгений приставил руку ко лбу.
– Иголка… дерево, что ли, высокое?
Брызгалов достал бинокль.
– Такая же мачта, как и эта.
– Дай посмотреть.
Капитан передал бинокль старлею.
– Точно, один к одному. Километров десять отсюда, не меньше. Что же получается, таких пунктов приёма два?
– Может, и больше, – предположил Савелий.
– Давайте сходим, поглядим.
– Вечер уже, скоро стемнеет, не успеем дойти.
– Вечереет здесь медленнее, чем на Земле, да и кольцо светит не хуже нашей Луны.
– Антоныч, что делаем?
– Пока не стемнеет окончательно, будем догонять командира.
– Пусть этот ворюга признаётся, есть тут ихняя база или нет.
Брызгалов помедлил, прикидывая варианты предполагаемых действий, начал допрашивать фотографа, но тот не понимал, о чём идёт речь, и почти на все вопросы отвечал своим фирменным "но понима-та".
– Дубина стоеросовая! – сдался капитан.
– Да не хочет он говорить, – зло сказал Евгений. – Чего мы с ним нянчимся? Предлагаю повысить градус допроса. Боль – универсальный развязыватель языков.
– Но бол, – заявил фотограф опасливо. Похоже, он и в самом деле боялся боли, хорошо зная значение этого слова.
– Понимает, гад. Говори, что знаешь! – Евгений замахнулся.
Фотограф отодвинулся за спину Брызгалова.
– Ладно, поищем сами, – принял решение капитан. – Женя, отвечаешь за него, как за последний глоток воздуха. Следи, чтобы не сбёг. Сава, веди группу, идём по следам.
Савелий с готовностью ступил на траву, покрывавшую поле ровным газоном, изредка нагибаясь, чтобы не потерять след. Остальные двинулись за ним.
Однако до леса дойти им не дали.
Сначала с неба на маленький отряд спикировала стая зубастых птиц, издавая пронзительные вопли.
Брызгалов метким выстрелом сбил одну из них, и стая шарахнулась прочь, не решаясь повторить атаку.
– Ну и зверюга! – оценил чешуйчато-перистую птицу Савелий, разглядывая полную острых зубов пасть летуна. – Запросто руку отхватит!
Двинулись дальше, и тут же из леса с ворчанием выбралась навстречу отряду ещё одна живая громадина, похожая на шестиногого динозавра.
Отряд остановился.
– Этого нам только не хватало! – сжал рукоять пистолета Евгений. – Зря гранатомёт не взяли. Вот как чувствовал, что пригодится.
Брызгалов посмотрел на сохранявшего непонятное спокойствие пленника.
– Твоя креатура?
– Ай? – вопросительно отозвался фотограф.
– Ой! – съязвил Евгений. – Твоих рук дело? Ты его сюда забросил? Или вы не только по Земле шарите?
Фотограф напрягся, словно пытаясь разорвать липкую ленту, связывающую руки.
– Тьере… но-кча… но семля.
– Понятно, что не Земля, я о чём и говорю. Антоныч, мамой клянусь, они сюда хищников не только с Земли переправляют.
– Сообразил уже. Если только это не местный житель.
– Зуб даю – с другой планеты!
– Побереги зубы. Предлагаю организованно отступить, наши пушки такую броню, какая у этих красавцев, не возьмут.
– Куда отступать-то? Обратно на транспортную площадку? В лесу надо прятаться.
Из-за спины "динозавра" бесшумно выпрыгнула ещё одна зубасто-рогатая образина. Оба разинули чудовищные пасти, напоминающие лягушачьи, издали дружный клокочущий рёв.
– Чёрт! Как же командир здесь прошёл?!
– Мне всё меньше нравится местная природа.
– Так, идиллия кончилась. Сдвигаемся теснее, идём на них! Целиться в глаза! Огонь по команде!
Отряд превратился в плотный кулак, двинувшийся на иноземных "лягушкоящеров", как таран.
Маневр зверей озадачил. Они перестали выть, начали нервно хлестать себя по бокам длинными "крысиными" хвостами, попятились.
– Не останавливаться!
Евгений подтолкнул фотографа в спину, прошипел:
– Шагай!
Отряд продолжал надвигаться на "динозавров", и в самом деле, наверно, ведущих свой род от гигантских лягушек, демонстрируя грозное намерение смести препятствие с пути, хотя любой из "лягушкоящеров" был втрое крупнее всей группы. И они не выдержали, отступили, разевая пасти и подвывая. Если бы люди испытали страх, выказали нерешительность или отступили первыми, гиганты наверняка напали бы, как делали это до сих пор. Но противник не испугался, им преподнесли сюрприз, намекнули на скрытое превосходство, и угроза подействовала.
Однако и эта встреча не оказалась последней.
"Динозавры" скрылись в кустарнике. Но уже недалеко от лесной опушки отряд подвергся ещё одному нападению, и здесь уже пришлось применить аргументы поубедительнее, чем демонстрация скрытой угрозы.
Сначала Брызгалову показалось, что возвращаются зубастые птицы, издали похожие на земных грифов. Потом летуны приблизились и превратились в горбатых "каракатиц" отвратительного вида. Казалось, пятиметровые гиганты состоят из сплошных жил и перепонок, образующих два ряда крыльев. А горбы на их спинах на самом деле оказались наездниками, смахивающими на освежёванных, лишённых кожи земных обезьян.
Всего наездников набралось пятеро, и все они жаждали познакомиться с землянами, оглашая воздух визгом и воплями.
– Не понравились мы им, однако, – мрачно пошутил Евгений.
"Освежёванные" "гориллоиды" бросились к остановившимся землянам, подпрыгивая на бегу и воздевая лапы к небу.
Фотограф дёрнулся, сделал попытку удариться в бегство, но получил удар рукоятью пистолета по затылку и притих.
– Не суетись! – погрозил ему пальцем Евгений.
– Целься! – сквозь зубы процедил капитан. – Три, два, раз… огонь!
Грянули три выстрела, сливаясь в один.
Первые три "гориллоида" получили пули в головы; стрелять оперативники умели.
Раздались кашляющие крики, цепь нападающих сломалась, двое из них рухнули на землю, начали кататься по ней, остальные остановились.
– Целься!
Но чужепланетные хищники не стали дожидаться второго залпа. Раненые вскочили, продолжая вопить, взгромоздились на своих летучих несунов, и вся стая умчалась за поле, ругаясь на своём языке. Шум постепенно стих, отдалился. Хотя из леса с другой стороны кто-то отозвался долгим "волчьим" воем.
– Хороша планетка, – расслабился Савелий с улыбкой. – Везде нас ждут радостные приветствия и объятия.
– В лес! – коротко скомандовал Брызгалов.
Лишь углубившись в заросли на пару сотен метров, они начали рассматривать деревья, вовсе вблизи не похожие на сосны, ели и берёзы.
– Мама родная! – вполголоса проговорил Евгений. – Как вам эти кустики?
Никто ему не ответил. Все, кроме фотографа, оглядывались и рассматривали иноземные растения, мало чем напоминавшие земные.
– Ёк я! – отчётливо выговорил пленник и вдруг осел на землю. Глаза его подёрнулись синеватой плёнкой.
– Эй, ты чего? – озадаченно стукнул его по плечу Евгений. – Вставай!
Фотограф не ответил. Голова его упала на грудь, он обмяк и ткнулся лицом в траву.
– Чёрт! Что с ним?
Брызгалов поднял голову пленника, подержал тыльную сторону ладони у стиснутого рта, поднёс к носу.
– Похоже, не дышит.
Евгений опустился на колени, прижал ухо к груди фотографа.
– И сердце не работает.
– Заряд кончился, – пошутил Савелий.
Оба посмотрели на Брызгалова, взглядом выражая один и тот же вопрос.
– Пошли, – ответил он обоим.
Савелий встал.
– А как же он? Похоронить бы надо.
– У тебя лопата есть? Или ты руками хочешь яму продолбать?
Кольца над горизонтом спрятались за чёрным зубчатым забором леса.
Резко стемнело.
Все трое посмотрели в стремительно тускнеющее небо и поняли, что в этом мире наступила ночь.

Внеземелье
Ночь

Дойти до места посадки неизвестного летающего объекта до наступления ночи отряд не успел.
Стемнело слишком быстро, небо потеряло глубину, стало фиолетовым, с одной стороны сгустилось до черноты, с другой – там, куда опустился край колец и куда стремились путешественники, долго ещё виднелись, постепенно угасая, серо-голубые полосы. И никакого заката, какими славились вечера на Земле.
– Предлагаю устроить ночлег, – сказал не привыкший к долгой ходьбе Охлин.
– Ночь здесь наверняка длится не меньше, чем день, – заговорил уставший не меньше генерала начальник Синдорского охотхозяйства Пуфельрод.
– Что ж теперь, не спать? – поморщился капитан Еремеев.
– Да я что, я как все.
– Устраиваемся, желательно поближе друг к другу. Петро, не отвлекайся, твой объект слева.
– Я своё дело знаю, – огрызнулся сержант, бросавший заинтересованные взгляды на Ольгу.
– Ложимся по кругу, в центре Геннадий Фофанович. Ружья держать под рукой.
– Я не хочу… со всеми, – шепнула Ольга Максиму.
– Придётся, отдельно спать опасно, – виновато развёл руками майор.
– Я подежурю первым, – продолжал Еремеев. – За мной Степчук, потом Борис Аронович, последним вы, – он посмотрел на Максима.
– Хорошо, – кивнул Одинцов.
– Надо бы костерок развести, – сказал егерь, – чайку погреть.
Вода у них была: проходили мимо чистого озерца, набрали во фляги и напились про запас.
← Ctrl 1 2 3 ... 28 29 30 ... 39 40 41 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0116 сек
SQL-запросов: 0