Электронная библиотека

Василий Головачев - Браконьеры

– Поло андерс говард… жать… так. – Лицо фотографа исказилось, он пытался найти перевод слов на русский, но не находил. – Плюс блиск.
– Кто их только готовил? – презрительно сказал Женя. – Неужели забросили на Землю, не дав и не проверив знание языка?
– Их готовили не для бесед с аборигенами, – пожал плечами Володя.
– А для чего? Чтобы они сразу провалились?
– Значит, они в любой момент могут сбежать отсюда. Вот и не боятся ничего.
– Молоток, беру свои слова обратно.
Юлий Антонович навёл фотоаппарат на валун, нажал по очереди две кнопки, золотистую и чёрную.
Из объектива аппарата заструилось марево нагретого воздуха, искажая очертания деревьев, кустов и поля с травой, накрыло валун.
Миг – и валуна не стало, а вместе с ним исчезла и полоса травы, а также дёрн на глубину в несколько сантиметров.
Савелий шумно выдохнул:
– Блин! Работает! Как корова языком!
– Становись.
– Ох, не нравится мне всё это, – поёжился Женя. – Не совершаем ли мы глупость?
– Трус не играет в хоккей!
– Я не трушу.
– А у самого зубы стучат.
– Умник. Не подскажешь, умник, как мы вернёмся?
Все перевели взгляды на капитана.
Юлий Антонович отдал хаур Володе.
– Не думаю, что это большая проблема. Если Есипчук прав, эти уроды свободно перемещаются со своей планеты на нашу и обратно. К тому же мы берём с собой фотографа, он поможет. Слетаем туда, выручим командира и вернёмся. Другие идеи есть?
Оперативники потоптались на месте, переглядываясь.
– Идей нет, – подытожил паузу капитан. – Поехали.
Володя отошёл на несколько шагов, навёл фотоаппарат на товарищей.
Фотограф закрыл глаза.
Пахомыч обратил на это внимание, хотел предупредить Юлия Антоновича, но было уже поздно.
Володя нажал золотистую выпуклость, потом чёрную.
"Язык" искажений лизнул "улетающих", и они исчезли.
Володя опустил аппарат, подошёл к тому месту, где только что стояли сослуживцы, прогулялся вдоль полосы очищенной от травы земли.
– Будем ждать.
– Долго? – спросил Пахомыч сиплым голосом. Желудок свело.
– Сутки-двое, вы же слышали.
– Может, я схожу домой, поесть-попить принесу?
– Конечно, отец, без проблем. Найдёшь дорогу?
Лесник усмехнулся.
– С закрытыми глазами.
– Извини, голова другим забита. Будем поддерживать связь по мобиле. Звони, ежели что узнаешь.
Пахомыч побрёл было через поляну, но вернулся.
– Никак не пойму, сынок, зачем этим пришлецам наши звери.
– Разберёмся, отец. Командир говорил, что звери начали пропадать по всему свету, в основном хищники, так что проблема глобальней, чем ваш Синдорский переполох.
– Может, они их продают?
– Кому?
– Ну мало ли, другим пришлецам, кому в кайф ухаживать за хищниками.
– Всяко может быть.
– Или для экстрима, для охоты.
– Не стоит гадать, отец, наверняка не угадаем.
– Ну тады я пошёл. – Пахомыч пересёк поляну, исчез за шеренгой кустарника.
Володя побродил ещё немного вокруг свежеснятого лучом хаура дёрна, сел в траву и аккуратно поставил аппарат на кочку.
Где-то в лесу затрещал и смолк мотор автомашины.
Операция по поиску пропавших охотников продолжалась, несмотря на то что её инициаторы даже представить не могли, где на самом деле стоит их искать.

Внеземелье
Вечер

До поцелуев дело не дошло.
Ольга опомнилась, пришла в себя, успокоилась, к ней вернулось присутствие духа, и она снова превратилась в майора Федеральной службы безопасности, имеющего право отдавать приказы.
Отдыхали от трудов ратных, отмахав от места сражения с "освежёванным гориллоидом" километра три.
Ольга выбрала закрытый почти со всех сторон уголок леса, окружённый "акацией" и "шиповником", усеянный невысокими упругими кочками, и почти упала на кочку, облегчённо вздохнув.
– Устала!
День явно близился к концу.
Сияющие кольца и негреющий голубой пузырь светила опустились к горизонту, что было видно, когда путешественники выходили на поляну. Лес перечеркнули длинные тени, сгустившие сумрак зарослей.
Запахов стало больше, хотя знакомых обоняние Максима в них улавливало не так уж и много. К счастью, неприятными их назвать было нельзя, преобладали ароматы лесных растений и трав.
– Зачем ты пошёл за мной? – задала осуждающий вопрос девушка.
Максим подумал, лёг в траву навзничь, раскинул руки.
– Карамелью пахнет… тебе не кажется?
– Ты не ответил.
– Он оказался ловчее, – нехотя признался Максим. – Я собирался скрутить фотографа и узнать, куда он отправил тебя и что вообще происходит.
– Почему не скрутил?
– Он заметил меня раньше. Хорошо, что удалось найти тебя, прямо камень с души! Кстати, я услышал выстрелы, но стреляла не ты.
– Я тоже услышала выстрелы, побежала на звук, остальное ты знаешь. Скорее всего пальбу устроили наши, отбивались от какого-нибудь монстра.
– Наши, – усмехнулся он.
– Я имею в виду – земляне. Нужно их найти.
– Сначала нужно разработать стратегию нашего поведения.
– Для этого необходимо понять, что происходит. Мысли есть?
– Мы в ловушке. Или в тюрьме.
– Ты считаешь этот мир тюрьмой? – удивилась Ольга.
– Это одна из версий. – Он сел, обхватил колени руками. – Хотя, если честно – вряд ли, на тюрьму мало похоже. Давай размышлять. Судя по встречам и предварительным данным о пропаже животных, фотограф и его подельники переправляют сюда хищников. Причём не только с Земли, но и с других планет.
– Люди как вписываются в эту версию?
– Чем мы не хищники? Может, самые свирепые из всех. Привести примеры?
– Допустим. Но зачем это похитителям?
– Я склоняюсь к двум гипотезам. Первая: в хищников внедряют особые программы, и те превращаются в суперсолдат, которых потом используют в захватнических войнах.
– Штамп.
– Жизнь реализует все идеи, какие только могут родиться у нас в мозгу. Как говорится, она всегда берёт своё.
– Если только смерть не возьмёт раньше.
Максим с интересом посмотрел на собеседницу, по лицу которой разлилась бледность; было видно, что устала она не столько физически, сколько психологически.
– Есть хочешь?
Она подумала.
– Я ела.
– Что?
– Галеты.
– Можем подстрелить кого-нибудь знакомого, кабана, к примеру, зажарим на костре.
– Не хочу. Не отвлекайся.
– Версия вторая: в этом мире процветает торговля украденными животными, а весь их промысел по сути – браконьерство в планетарных масштабах.
Ольга снова помолчала.
Максим снял с пояса флягу, встал, протянул ей.
– Глотни, ключевая.
Она послушно сделала два глотка, вернула флягу.
– Вкусная. Посиди, я сейчас.
Он хотел спросить: ты куда? – но сообразил, что речь идёт о естественных надобностях.
Девушка поднялась, отошла за кусты, вернулась через несколько минут чуть более оживлённая.
– Вторая твоя версия ближе к истине, хотя тоже не выдерживает критики. Если бы пришельцы ловили зверей на продажу, они сажали бы их в клетки, а не выпускали на волю. Цель у них другая.
– Неужели ты её вычислила?
– Нет пока. Но ты прав, нужно разработать стратегию наших действий. Первое: надо найти охотников, вместе будет легче отбиваться от местных тварей наподобие той летучей "обезьяны".
– Принимается.
– Второе: надо подать о себе весть.
– Кому и как?
– Кому – понятно, как – ещё не знаю.
– У меня идея получше.
– Не грубите, товарищ майор.
– Грубость – моя вторая натура, если учесть первые три буквы в этом слове.
Ольга непонимающе наморщила лоб:
– Что ты имеешь в виду?
– ГРУ – бость, – сказал он веско, намекая на своё учреждение.
– Словоблудство.
– Не обижайте равного по званию, товарищ майор.
– Хватит шутить, выкладывай идею.
– Убеждён, что у браконьеров здесь имеется свой лагерь. Его надо найти во что бы то ни стало, это реальный шанс вернуться домой.
Глаза у Ольги заблестели.
– Креативно мыслите, майор.
– А то, – согласился он. – Зря я, что ли, школу кончал.
– Одна закавыка: где этот лагерь искать? Вдруг он далеко отсюда, в тысячах километров? Пешком не доберёмся, нужен транспорт.
– За перемещёнными установлено наблюдение.
– Те шары на мачтах?
– Совершенно верно. Можно попытаться свалить одну из них, и для её ремонта наверняка прилетит команда обслуживания.
– Не хотелось бы здесь что-то портить.
– У тебя есть другая идея?
Ольга вскочила, наблюдая за выползшей из травы цепочкой местных "муравьёв" устрашающего вида.
Максим тоже поднялся.
– Не бойся, их мало.
– Не люблю насекомых!
– Я тоже, но с этим приходится мириться. Сделай вид, что они тебе не мешают.
– От этого они не исчезнут.
– Верно, не исчезнут, но чем больше ты будешь думать о том, что тебе мешает, тем больше оно будет мешать. Наблюдение не моё, но проверено.
– Вы философ, коллега.
– Иногда приходится философствовать, – согласился Максим, – чтобы не думать. Итак, что решаем?
– Вряд ли нам удастся свалить мачту.
– Попытка не пытка. Нас всё равно должны заметить.
Ольга опасливо придвинулась поближе к спутнику, глядя на пересекающий поляну отряд насекомых, каждая особь которого была больше человеческого пальца.
← Ctrl 1 2 3 ... 24 25 26 ... 39 40 41 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0116 сек
SQL-запросов: 0