Электронная библиотека

Дмитрий Панин - Лубянка - Экибастуз. Лагерные записки

Дмитрий Панин - Лубянка - Экибастуз. Лагерные записки
Дмитрий Михайлович Панин - прототип одного из главных персонажей романа Солженицына "В круге первом" Дмитрия Сологдина - находился в лагерях вместе с Солженицыным с 1947 по 1952 гг. и в каторжном лагере, описанном в "Одном дне Ивана Денисовича".
"Лубянка - Экибастуз. Лагерные записки" - автобиографическая проза христианского философа и ученого Димитрия Михайловича Панина, в которой он повествует о своем заключении в сталинских лагерях, размышляет о гибели Святой Руси, о трагедии русского народа, о противлении личности Злу.
Содержание:

Дмитрий Михайлович ПанинЛубянка - Экибастуз
Лагерные записки

Дмитрий Панин - Лубянка - Экибастуз. Лагерные записки

Высокий строй его души

Лубянка - Экибастуз. Лагерные записки
В этом человеке все было по Чехову: и лицо, и душа, и одежда. Одного в нем никогда не чувствовалось - лагерного налета. Пройдя, пожалуй, все девять кругов гулаговского ада, он сохранил в себе врожденную интеллигентность, чистоту языка и душевный покой подлинного мыслителя. Этот высокий покой и отличает книгу Димитрия Панина "Лубянка - Экибастуз" от многих книг, написанных до него и после него на подобную тему.
Вместе с автором мы поднимаемся по винтовой спирали лабиринтов ГУЛАГа, с каждым новым витком все более очищаясь от житейской суетности, сиюминутных страстей, словесной шелухи. Более пятнадцати лет длился этот многотрудный путь через следственные изоляторы и пересылки, этапы и лагеря, шарашку и ссыльную тмутаракань, выведя в конце концов автора на вершину собственной судьбы, откуда он оглянулся на пройденное с мудрой незлобивостью и сердечным сопереживанием.
Оглянулся, и душа его "страданиями человечества уязвлена стала". Глазами автора мы вдруг увидели не только великое множество людей со своими, отдельно взятыми и неповторимыми судьбами, но и стоящую за ними огромную страну, распятую на кресте бесчеловечной идеи. И вместе с ним мы приходим к неизбежному выводу, что после всего увиденного и пережитого уже немыслимо остаться равнодушным к ее доле в нашем не столько прекрасном, сколько яростном мире.
Поэтому "Лубянка - Экибастуз" лишь (простите за невольную банальность!) верхушка панинского айсберга. Его литературное и научное наследие гораздо весомей и значительней этой автобиографической книги. Читатели убедятся в этом, когда познакомятся с такими его работами, как "Созидатели и разрушители", "Теория густот. Опыт христианской философии конца XX века", "Держава созидателей", "Механика на квантовом уровне", "Мир-маятник", "Вселенная глазами современного человека", "Как провести революцию в умах в СССР". Одно только перечисление этих названий может свидетельствовать о глубине и универсальности внутреннего мира Димитрия Панина. Уверен, что приобщение к этому удивительному миру поможет многим и многим читателям найти свое место в судьбоносном противоборстве нашей эпохи между Добром и Злом.
В первоначальном варианте предлагаемая книга называлась "Записки Сологдина", но "Лубянка-Экибастуз" представляется мне намного объемнее и точнее, ибо шарашка "В круге первом" лишь эпизод в почти шестнадцатилетней панинской Голгофе и далеко не вбирает в себя всего ее восхищающего душу содержания, Познакомившись с книгой, читатель сможет сам убедиться в этом.
В заключение снова (я уже делал это) не могу отказать себе в удовольствии процитировать Александра Солженицына из "В круге первом": "…Он стоял возле козел для пилки дров. Он был в рабочей лагерной телогрейке поверх синего комбинезона, а голова его, с первыми сединками в волосах, непокрыта. Он был ничтожный бесправный раб. Он сидел уже двенадцать лет, но из-за второго лагерного срока конца тюрьме для него не предвиделось. (…) Сологдин прошел чердынские леса, воркутинские шахты, два следствия - полгода и год, о бессонницей, изматыванием сил и соков тела. Давно уже было затоптано в грязь его имя и его будущность. Имущество его было - подержанные ватные брюки и брезентовая рабочая куртка, которые сейчас хранились в каптерке в ожидании худших времен. Денег он получал в месяц тридцать рублей - на три килограмма сахара, и то не наличными. Дышать свежим воздухом он мог "только в определенные часы, разрешаемые тюремным начальством.
И был нерушимый покой в его душе. Глаза сверкали, как у юноши. Распахнутая на морозце грудь вздымалась от полноты бытия".
В этом, на мой взгляд, весь Димитрий Панин - Человек, Мыслитель, Христианин.
Владимир Максимов.

Димитрий Михайлович Панин

Дмитрий Панин - Лубянка - Экибастуз. Лагерные записки
Димитрий Михайлович Панин родился 11 февраля 1911 года в Москве, в семье адвоката. Во время первой мировой войны его отец стал армейским офицером. Предки Панина со стороны отца были стрельцами, мать принадлежала к старинному дворянскому роду. Путь в институт был закрыт Димитрию Панину как "лишенцу" (лишенному прав после 1917 года) из-за его происхождения. По окончании техникума, с семнадцати лет, он работает рабочим на цементном заводе в Подольске. Однако параллельно он учится заочно в Московском институте химического машиностроения (МИХМ), защищает там диплом инженера-механика и заканчивает аспирантуру. В 1940 году, перед защитой диссертации, его арестовали по доносу человека, которого он считал другом, - потому и поверял ему свои мысли в коридоре московской коммунальной квартиры, где жил. Особое Совещание осудило его по статье 58–10 за разговоры против режима. Когда пятилетний ("детский") срок подходил к концу, Панину в лагере добавили еще десять лет, сфабриковав дело об организации вооруженного восстания, а по окончании этого нового срока отправили на вечное поселение в Кустанай. В 1956 году он вернулся в Москву, где и работал до пенсии главным конструктором в одном из научно-исследовательских институтов.
В Вятлаге в 1943 году Панин дал обет Богу, услышавшему его молитву и спасшему его от неминуемой смерти: "Постоять за выполнение Его святой воли" и тем самым помочь рядовым труженикам. Во исполнение своего обета Панин в 1972 году уехал на Запад, чтобы иметь возможность завершить работы, задуманные еще в заключении. Им и посвятил он себя целиком до своей внезапной смерти 18 ноября 1987 года в Париже.
Задолго до перестройки, в 1973 году, на Западе была издана на русском языке брошюра Панина "Как провести революцию в умах в СССР", где он делал ставку на радиостанцию, способную правдиво информировать миллионы "микробратств" в СССР, и на забастовочное движение, могущие сокрушить режим насилия.
На Западе на русском и французском языках вышли и другие работы Панина.
"Теория густот" представляет собой опыт христианской философии, где автор на основе современной науки доказывает создание вселенной Творцом. Марксистское понимание материи, пространства и времени, сознания, происхождения жизни, противоречащее универсальным законам природы, рассмотрено в работе "Постулаты марксизма и законы природы", примыкающей к "Теории густот". Научному поиску на основе этой теории посвящена работа "Механика на квантовом уровне".
"Мир-маятник" был издан в 1974 году на французском языке, затем в 1977 - на русском. Панин сравнивает развитие человечества с движением огромного маятника, приближающегося к конечной точке своего размаха.
Страница: 1 2 3 ... 81 82 83 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0284 сек
SQL-запросов: 0