Электронная библиотека

Александр Афанасьев - Гильза в петлице

– Они настолько оборзели, что и не шифровали ее, открытым текстом шпарили. Кстати, твой сын там опять отличился. По словам Музыканта, если бы не он – никто бы оттуда не вышел.
– И что рожу кривишь? Не можешь просто признать, что был не прав? Это минус тебе.
– Мое дело.
– Твое так твое.
– Что удалось установить?
– Удалось установить? Вот, глянь. Самая мякотка, б…
Второй взял в руки несколько страниц, напечатанных на старомодном, матричном принтере. Поскольку эта бумага вспыхивала моментально, ни на каком другом принтере, кроме матричного, ее использовать было нельзя. Вот почему в аналитическом центре, когда был самый завал работы, приходилось использовать затычки для ушей, чтобы нормально работать…
– Американцы…
– Именно. Получается, что ИГ – создали американцы как противовес Аль-Каиде. А потом – она просто начала играть свою игру.
– Это мы тоже обнародуем?
– А смысл? Кто нам поверит?
И верно…
Оба они понимали, что в современном мире важна не правда. А доверие. Современный мир – это мир информации, обрушивающийся на человека подобно снежной лавине. Любая правда, любая истина – тонет в море полуправд, заметок, аналитических материалов, трактовок и обсуждений. И чтобы твоя правда была не только услышана, как нечто мимолетное, но и воспринята, усвоена, стала руководством к действию – нужен второй компонент, вдобавок к правде. Доверие и авторитет.
А вот их-то у России и не было.
Сказать, что ИГ создано американскими разведчиками с тем, чтобы расколоть исламистов и создать альтернативу Аль-Каиде, а потом, возможно, столкнуть их лбами? Так это уже сообщили потрясенному читателю до тебя раз пять. Вместе с версиями, что ИГ создали инопланетяне, масоны, рептилоиды, Королева Великобритании и прочее, прочее, прочее. На твои слова – просто никто не обратит внимания, таков современный мир. Вот если сказать, что знаменитая певица приняла радикальный ислам и присоединилась к ИГ, тогда послушают. Потому что занятно. Скандально. Вирусная новость.
А о том, что ЦРУ создало опаснейшую террористическую организацию в своих интересах, а потом, похоже, потеряла контроль над ней…
– Как они вышли на контакт?
– Очень просто. Им нужны были большие партии патронов к стрелковому оружию. Самой дешевой поставкой оказались поставки Луганского патронного. Затем – одна из сторон захотела избавиться от посредника. А потом – они обнаружили, что украинский спецэкспортер готов продавать им все что угодно, включая ядерные материалы. Вся переписка – у нас.
– И что теперь делать?
– Материалы, которые мы собрали, годятся для шантажа американцев. Уже плюс. Второе – нам примерно удалось очертить круг лиц, которые участвовали и участвуют в ядерных сделках. По крайней мере, тех, кто упоминается в переписке. А там переписка не только с загранкой, но и внутренняя. Всех их – придется списать.
– Это твое мнение? Насчет списать?
– Нет. Это здравый смысл. Если мы не спишем их – рано или поздно такой же заряд рванет в Москве. Или в Питере.
– А если слить их американцам?
– А ты уверен, что американцы откажутся от возможности увидеть ядерный гриб над Москвой?
Помолчали. Может, и не откажутся. Время сейчас такое, все карты, у кого какие есть – на столе, и все идет в дело.
– Как все это планируется делать?
– Пока конкретно не могу сказать. В Киеве у нас больше никого нет, придется создавать агентурную сеть с нуля.
– Не агентурную, а диверсионную, получается.
– Возьмешься, что ли.
– Возьмусь…
Помолчали. Дым от горящего костерка, на котором доспевала уха с рыбой из близлежащего водохранилища, смешивался с терпким запахом сосновой смолы, строевые сосны стояли величаво и неподвижно. Было тихо. Сейчас они пойдут назад, поедят доспевшей на огне ухи с влитым в нее стаканом водки и попробуют сделать что-нибудь с теми, кто хочет превратить все это в зону радиоактивного заражения.
Потому что им так велит Аллах…
– Знаешь… – сказал лысый, – вот подумаешь…
– Не надо.
– Не надо, так не надо…
– Еще что-то узнали?
– Да. Где произведены устройства. Сборка – происходила за пределами Украины, но корпуса и много чего другого они заказали на месте. Завод Южмаш. Днепропетровск.
Чернигов, Украина
06 июня 2021 года
Кяфир – это наджас, грязь и нечистота. Он грязный во всем. У него грязное тело, грязный нрав, язык, грязные мысли и грязная душа…
Обращение амира КБК Сейфуллаха
2007 год
Чернигов…
Одна из колыбелей русского народа – да, именно русского. Того, кто дошел до Северного Ледовитого и Тихого океанов, кто брал Варшаву, Прагу, Вену, Берлин, Париж. Второй по значению в Киевской Руси после самого Киева. Старейший город, с церквями и богатейшей историей. Современный период которой включает в себя лишь подтасовки на черниговских выборах – кто-то считает, что именно с этого дела началось падение авторитета последней, обладающей хоть какими-то признаками законности украинской власти. Дальше – не было ничего, кроме революционной целесообразности, называемой иногда бандитским беспределом.
Одной из наиболее известных достопримечательностей Чернигова являются пушки. Эти пушки – всего их двенадцать – установлены на Валу, части старой, еще времен Киевской Руси системы городских укреплений. Вал является важной достопримечательностью, при Януковиче его привели в порядок, открыли тут историческую экспозицию с узенькими лестницами и смотровыми площадками на разных уровнях. На верхней части Вала, откуда открывается отличный вид на город и на Днепр установлены пушки: бытует мнение, что они подарены местным казакам Петром Первым в знак признания их заслуг в борьбе со шведами…
Когда кортеж джипов, промчавшись по городу, остановился у смотровой площадки – он был уже тут. Молодой человек, роста немногим выше среднего, с короткой бородкой и въевшимся в кожу загаром. На нем была шапочка, черная, и длинный плащ – что делало его похожим на Леона – киллера. У него была охрана, но охрана незаметная, не агрессивное бычье, которое и есть бычье, что в кожанках, что в недорогих костюмах. Он сам отказался от Киева, правильно посчитав, что в столице страны он будет более уязвим. Опыт и осторожность – заставляли его держаться в тени, ниже уровня радаров. Чернигов был хорош еще тем, что рядом были границы с Беларусью и Россией – плохо охраняемые…
Двенадцать пушек…
Он смотрел на Днепр – а видел афганский Кандагар. Англичане, уходя, оставили там мемориал, в котором были такие же старые пушки.
Он видел их. Он прибыл туда из Пешавара, города, в котором миллионы человек пытаются как-то выжить. В Пакистане, одной из самых населенных стран мира, люди умирают потому, что нет еды. А нет еды, потому что нет земли. Такой земли, какая есть у Пакистана, недостаточно для двухсот миллионов человек.
В чем виноваты эти люди? Они чтут Коран и соблюдают его заповеди, они готовы усердно трудиться, но у них нет земли. Потому что какие-то куфары придумали, что границы в этом мире нерушимы.
Но почему?
А теперь – он видел землю, на которой нет и сорока миллионов человек. В Пакистане и Афганистане крестьяне на себе и на ослах завозят землю, делают террасы и выращивают свой скудный урожай, а тут множество земли просто брошено.
А как же справедливость?
– Ты что натворил, ублюдок! Мы так не договаривались!
Видя перед собой разъяренного кяфира – Гор, он же Абдалла, молодой британский физик, как и Саманта Льютвейт, отринувший веру отцов, предавший Родину и свой народ, принявший радикальный ислам и вставший на джихад – и глазом не моргнул. Он уже давно не воспринимал всерьез кяфиров, погрязших в своей джахилии. И не испытывал к ним ни малейшей благодарности за то, что они подобрали и вылечили его после ранения в Чернобыльской зоне. Они были кяфирами, и этим было все сказано. Он был сильнее их, сколько бы их не было. Потому для него смерть – означала шахаду, высшую награду, какую только мог получить моджахед. Умерев от руки кяфиров – он попадет в рай, в его высшие пределы, где летают райские птицы, встретится с теми, кто принял шахаду до него. А кяфиры – после смерти обязательно попадут в ад, где им уготован огонь…
– Почему взорвали Париж! Это должна была быть Москва!
Гор пожал плечами.
– Проблемы при транспортировке, может быть. К тому же – какая разница? Один куфарский город, другой… они все виновны.
Если бы перед ним был мусульманин – он бы его зарезал. Но перед ним был кяфир, а кяфиры слабы духом. И потому он оттолкнул его, достал пачку сигарет и нервно закурил. Оскверняя себя – сопротивление тирану в Сирии, например, было настолько чистым, что в него не брали тех, кто курил, а если и брали, то только под клятву, что бросит. Потому что, когда ты достигнешь своей шахады и предстанешь перед Аллахом, он обязательно спросит тебя: за что ты сражался? За то, чтобы установить на своей земле Шариат Аллаха, или за то, чтобы тебе было позволительно курить и осквернять себя харамом?
– Русские опубликовали данные о нашей причастности к терактам. Мы не можем просто взять и сказать, что это не так – мы зависим от Запада. Сюда направляется комиссия МАГАТЭ и скорее всего прибудут представители спецслужб. Русские побывали в Харькове… в Днепропетровске… черт знает, что творится…
Кяфиры боятся других кяфиров. А правоверные – не боятся никого, кроме Аллаха…
– Покажите им Чернобыль. Там больше ничего нет.
– Эти люди будут сами определять, что смотреть…
– То, что им нужно – они не найдут…
Кяфир злобно посмотрел на него.
– Обстановка изменилась. Теперь мне нужна вся сумма целиком. Платите всё, забираете тоже всё – и разбежались. Я за вас отвечать не хочу. Б… это же придумать надо – Париж взорвать…
– Проблема у вас в другом. Если русские знают – значит, кто-то сливает информацию русским, верно?
Кяфир сплюнул.
– Тут полно зрадников. Вышиванку напялили, а по нутру – совки совками. Ничего… со всеми разберемся.
– Так разберитесь.
– Ты меня не учи, что делать! Что по деньгам?!
– Такую сумму сразу не соберешь. Нужно время.
– Сколько?
– Не знаю. Месяц… два.
– Столько времени нет.
– Тогда можете затопить то, что успели произвести в Днепре. Но вы же этого не сделаете…
– Ты меня не знаешь, обрезанец!
– Знаю, – Гор снова не испугался, – вы разумный человек. И вам нужны деньги. Кто же будет уничтожать товар стоимостью миллион долларов за изделие?
– На вашем месте я бы демонтировал сборочную линию. Все равно она в ближайшее время не понадобится. А изделия – перевез в другое место.
– Пять миллионов. Сейчас.
Гор кивнул:
– Это реально. В обмен на пять изделий.
– Хорошо. Где и когда?
– Я вам сообщу…
– Домолвились…
Гор внимательно посмотрел на кяфира перед собой.
– Гаффара Ллаху ла-кя.

← Ctrl 1 2 3 ... 29 30 31
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.028 сек
SQL-запросов: 0