Электронная библиотека

Амри Шихсаидов - Дагестанские святыни. Книга вторая

Творческое наследие, на наш взгляд, этой одной из интереснейших личностей в истории Дагестана требует глубокого изучения и исследования. В этом направлении предстоит проделать большую поисковую работу для того, чтобы открыть ещё одну сторону богатого исторического прошлого нашего края.
Другим видным учёным XVIII в. в Дагестане являлся Омар-Джан из Кудали. Сведения о его жизни очень скудны. Немного о его биографии мы можем узнать из "Антологии дагестанской поэзии" М. Гайдарбекова. Год рождения Омара установить не удалось. По всей вероятности, он родился в сороковых годах XVIII века, т. к. он являлся современником Гасана Старшего из Кудали.
В детстве Омар-Джан учился у алимов своего селения. Основным его учителем позитивных наук считается знаменитый Гасан Старший. У него же он выучил турецкий и персидский языки. Позже Омар продолжил изучение математики и астрономии у других известных преподавателей, таких как Исмаил Шиназский и Магомед Убринский.
Назир из Дургели пишет о нём так: "Кади Омар ал-Куда-ли ал-Авари, он же превосходный учёный по гуманитарным наукам, высокообразованный эрудит, великолепный искатель истины, смышленый, выдающийся знаток шариата и письма. Он был долгое время кадием в г. Таргу и был одним из самых близких людей шамхалов".
Тарковские шамхалы приглашали к себе самых лучших арабистов. Главным кадием у них становится Омар-Джан Кудалинский. Он был окружён всеобщим уважением и почётом до конца жизни. Главный кадий был очень близким и доверенным человеком у шамхалов. Самая важная переписка проходила через его руки. Он находил время и для своих любимых занятий – преподавания и сочинительства.
Омар-Джан был глубоко, всесторонне образованным учёным с широким кругозором. Он преподавал все науки, в том числе и естественно– математические. Но больше всего он был известен как замечательный логист.
Омар-Джан написал примечания "Фатх ал-Галиб ала ал-мубтадин ат-талиб" ("Откровение побеждающего (Бога) начинающему ученику") к толкованию "Мулла-Оглы", который, несмотря на чрезвычайную трудность и запутанность, был очень популярен среди арабистов Дагестана. Не каждый мог объяснить и толковать его, а тем более преподавать по нему.
До нас дошло интересное предание о причине, заставившей Омар-Джана написать своё произведение "Фатх ал-Галиб". Как-то Гасан Старший спросил у вернувшегося сельчанина, который учился в Тарках, по какой книге он проходил обучение и кто был его учителем. Узнав, что книга называлась "Мулла-Оглы", а учителем был Омар Кудалинский, он насмешливо спросил: "Разве слепой Омар может видеть тонкости "Мулла-Оглы"? (Дело в том, что Омар на один глаз был слепой. – М.З., Г.С.)". Омар-Джан, узнав об этой злой шутке, решил доказать всем, что он не хуже других знает "Мулла-Оглы", и начал составлять "Фатх ал-Галиб".
Халил Тлярошский (ум. в 1892 г.) высказал серьёзные возражения против некоторых толкований Омара. Некоторые из них заканчиваются резкими выражениями вроде: "Подумайте серьёзно и не торопитесь, потому что высказывания многих из превосходных ученых, хотя они очень способны и образованы, могут показаться Тебе иногда миражом воды в пустыне!".
Амри Шихсаидов - Дагестанские святыни. Книга вторая
Махачкала. Могила Омар-Джана.
Кроме "Фатх ал-Галиб", Омар-Джан оставил и мелкие примечания, и комментарии почти по всем наукам. Из литературной и научной прозы Омара сохранились только несколько писем, посланий и научных статей.
Одним из лучших его стихосложений является стихотворный комментарий "Тахмис" на касыду имама Шафии, который начинается словами: "Ты разбуди свои веки, о несчастный, от дремоты…".
М. Гайдарбеков отмечает, что во всех его работах наблюдаются естественность, мягкость, уместность, так что такое обилие поэтических приемов не вызывает запутанности, искусственности и отталкивания.
Саид Кудутлинский относит Омар-Джана Кудалинского к одному из трёх самых красноречивых дагестанцев в области арабского языка, двое из которых были Саид Араканский и Йусуф Аксайский.
Омар-Джан Кудалинский умер в Тарках. Он похоронен на старом кладбище, на правом берегу Октябрьского канала. На его могиле стоял надмогильный камень, на котором было написано:
"Я буду искать знания или умру в городе, где редки слезы на моей могиле. Приобретенные знания, о моя душа и моё знание, – это не наследство моих достопочтенных предков или же родни. (Стихотворение арабского поэта).
Под этими строками следующее:
Да помилует Аллах моего брата,
Лучшего из кадиев, Омара ал-Кудали!
Клянусь Аллахом, он был горой среди гор науки.
В год 1216 от хиджры Пророка/ 1801-02 гг.".
Имя и наследие Гасана Кудалинского-младшего не были известны научной общественности до недавнего времени. Пока обнаружено только несколько его писем и работ, в том числе поэма, посвященная борьбе горцев под руководством Шамиля.
В этой поэме Гасан Кудалинский выступает как патриот, считающий эту борьбу справедливой, направленной против иноземных поработителей и ханов. Причины поражения горцев мыслитель усматривает, во-первых, в предательстве шамилёвских наибов, во-вторых, в том, что горцам и наибам надоела затянувшаяся война. Он резко осуждает многих наибов, которые своей жестокостью и несправедливостью оттолкнули горцев от борьбы.
Гасан Кудалинский, как и многие другие мыслители эпохи борьбы горцев, видел вину Шамиля только в том, что тот не сумел заставить наибов соблюдать справедливость и не нашел хороших людей.
Действительно, существующие в имамате условия не могли не породить новую знать и не возродить старые формы эксплуатации. Не понимая этого, Гасан Кудалинский искал причины неудач движения в явлениях морально-этического порядка – в испорченности нравов, подлости и продажности наибов. Обнаружено письмо, в котором изложены вопросы философского характера Зейда и ответы Гасана Кудалинского.
В Кудали сохранился дом, где жил Гасан. Сейчас в нём живут его родственники Гасановы.
Сохранилось очень мало сведений о жизни Гасана Кудалинского. Умер он в 1878 г. и похоронен в родном селе. Его могила находится на самом старом кладбище "музда хIуриб". Жители села посещают его могилу и по сей день. Свидетельство этого – большое количество завязанных кусков материи. Размер надмогильного камня примерно 1 м 30 см (длина) и 75 см (ширина). Размер могилы 2 м 20 см (длина) и 1 м 30 см (ширина). На камне можно прочесть надпись:
"Это могила друга Аллаха
шейха Хасана ал-Кудали".
Не менее известный учёный-арабист Дауд Кудалинский, по рассказам М.М. Халималова, большую часть жизни прожил в с. Тлях Гунибского округа (ныне Шамильский р-н) и проработал кадием, обучая детей исламским наукам в своём медресе. К нему приходили обучаться из всех близлежащих селений Гидатлинского общества.
Арабский учёный Ибн ал-Араби сказал: "Люди полагают, что шейх должен совершать чудеса и демонстрировать просветлённость. Между тем от учителя требуется лишь обладать всем тем, в чём нуждается ученик". А если проследить жизнь людей, которых называли шейхами, то это люди, которые были преподавателями мусульманских наук, суфиями или духовными наставниками.
Существует предание о том, что много лет тому назад из Аравии в Дагестан прибыли проповедники. По приезде они захотели встретиться с учёным-арабистом Даудом Кудалинским. По их просьбе их привезли в Кудали, но, к сожалению, они не застали учёного дома. Дауд был на свадьбе одного из жителей села. Гости остались ждать его дома, хотя засомневались: истинный ли он учёный-арабист, если ходит на свадьбы. В это время Дауду сообщили о приезде гостей, и он попросил привести их на свадьбу. Там их встретили очень радушно, посадили за один стол с Даудом, подали горячий хлеб и бузу. Шейх выпил со всеми и вышел из-за стола, только тогда арабы заметили, что в его стакане не буза, а молоко.
О смерти Дауда известно только то, что он умер в селении Тлях. Похороны проходили в тайне от его односельчан – кудалинцев, так как жители не допустили бы похороны шейха не на своей земле. Но долго скрывать смерть шейха Дауда им не удалось. Мужская часть населения отправилась в с. Тлях, ночью они тайно вошли в село, вскрыли могилу и выкрали тело. Из-за отсутствия носилок тело положили на деревянную лестницу. Женщина, жившая недалеко от кладбища, услышав шум, разбудила соседей. Жители, поняв, в чём дело, стали преследовать кудалинцев до ругуджинско-телетлинских гор. После долгих преследований и переговоров тляхинцы уступили. Дауд Кудалинский был похоронен в маленькой мечети, которая была построена при его жизни. С течением времени это сооружение многократно восстанавливалось благодаря М.М. Халималову. Оно является зияратом для жителей Кудали.
Муртаза Гасанов-Кудалинский (1873–1937) – учёный-арабист, астроном – родился в семье известного мастера по серебру Гасана Алибекова.
Ещё в раннем детстве Муртаза увлекся астрономией. Целыми ночами он наблюдал за движением небесных тел. Особенно его внимание привлекали солнечные и лунные затмения.
В 5–6 лет Муртаза, научившись у отца грамоте, умел прекрасно читать и писать по-арабски. Затем он обучался в местной мечети у известных арабистов Амиралава и Хосейн-диби-ра. Позднее Хосейн-дибир признавал, что его ученик Муртаза превзошёл учителя не только в богословских науках, но и в астрономии, арифметике и астрологии.
Большие способности к астрономии проявились у Муртазы во время его обучения в школах-медресе Кумуха, Согратля, Чоха, Хунзаха, Цудахара, Телетля, в которых он учился до 14 лет.
← Ctrl 1 2 3 ... 16 17 18 ... 59 60 61 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0