Электронная библиотека

Алексей Лютый - Ответный плевок [= Звездная Каэши-Ваза]

- Центральный компьютер в красном углу, как и полагается, о, небесные. Даже информация о последних завозах уже в него внесена! - проговорил инопланетянин. - А в сторожке кроме меня никого нет и быть не может. Все здесь строго в соответствии с приказами руководства…
- Так, Медведь, хватит болтать! - раздался у Шныгина в наушниках голос командира. - Хватайте, вместе со Слоном, этого уродца, и марш наверх. Барсук, демонтируй вражеский компьютер. Уходим отсюда к чертовой матери, пока сверху вам на голову целая армия не свалилась. Вы еще к глобальным конфликтам не готовы!
- Как скажете, шеф, - пожал плечами старшина и, подойдя к коленопреклоненному кристаллиду, пнул его носком башмака. - Вставай, урод. Ты арестован…

Глава четвертая

Все еще Земля, но это не надолго. Год тот же, но уже не кончится. Подземелья колхоза "Красное вымя", пока еще не открытые для экскурсий. Время местное, плавно перетекающее в любое другое. По выбору.
В последние несколько дней на базе "икс-ассенизаторов" творилось такое, с чем ни торги на Нью-йоркской фондовой бирже, ни перебранка на одесском базаре, ни митинг коммунистов на Красной площади сравниться не могли. На базе все было перевернуто вверх дном, ее немногочисленные обитатели метались из комнаты в комнату так, что казалось, будто их минимум в пять раз больше положенного, а Раимов не переставая голосил, успевая отдавать три-четыре приказа одновременно. В общем, атмосфера внутри бункера максимально приблизилась к микроклимату уездной психбольницы, что уже не раз и предсказывал Пацук.
А все началось почти сразу после возвращения "икс-ассенизаторов" с последнего задания. Сначала, почти на подлете к базе, взбесился кристаллид. До этого момента пришелец не оказывал никакого сопротивления аресту и тихо-мирно лежал себе в специальном контейнере, а затем вдруг сообразил, что его захватили в плен земляне, и поднял бучу. Во время своего бунта кристаллид едва не разворотил контейнер, и предотвратить его побег удалось лишь тогда, когда сверху мини-тюрьму бойцы обвязали стальными тросами.
Ну а причиной подобной смены настроения пришельцев было то, что инопланетянин понял свою ошибку. Как выяснилось позже, раса кристаллидов была искусственно выведена некими существами, называемыми "небесными". Пойманный землянами индивидуум никогда не видел своих творцов и, как большинство его собратьев, служил простым смотрителем на городской свалке. Ну а так как данный кристаллид, ввиду удаленности подотчетной ему территории от населенных пунктов землян, никогда и с людьми не встречался, то не удивительно, что он перепутал одних с другими. Ну а когда пришелец понял свою ошибку, исправить что-либо было уже поздно. Впрочем, его попытка освободиться оказалась не самой худшей, и доктор Гобе, оценивавший способности инопланетян по десятибалльной шкале, поставил кристаллиду твердую семерочку.
Стоит также сказать, что французу, как он ни старался, скрестить один вид пришельцев с другим не удалось. Как и не удалось вытянуть из них информацию о "небесных" - создателях прочих видов и, судя по всему, главных противниках землян в войне за независимость планеты. Однако кое-какие положительные результаты исследования Гобе все же принесли. Например, доктор узнал, что толпотоиды были созданы исключительно в качестве чернорабочих. А их высокая способность ментального контроля над людьми объясняется лишь тем, что телепатический дар у толпотоидов был искусственно развит для лучшей связи с хозяевами. Люди для этих же целей используют радио, телефон или, в крайнем случае, обычный рупор.
Мурланты, напротив, почти лишены возможности передавать мысли на расстояние. Во-первых, из-за того, что мыслей, как таковых, у этого вида практически не наблюдалось. А во-вторых, такое качество, как способность думать, мурлантам и не требовалось. У инопланетян они являлись чем-то похожим на земные органы правопорядка. А мозги, согласитесь, рядовым милиционерам не нужны! На небольшой период времени, в процессе эволюции от милиционера к следователю, некоторая необходимость в сером веществе, конечно, появляется, и земные правозащитники искусственно развивают интеллект. Это удается, конечно, не всем, но отдельные случаи в правоохранительных органах независимыми экспертами все же наблюдались. Но затем, при переходе от следователя к начальнику отдела, потребность в здравомыслии вновь отмирает, что ведет к обратному процессу.
Но это у землян! А сотрудники инопланетных органов правопорядка, мурланты то бишь, изначально создавались так, что эволюционировать были не способны. Этим несчастным созданиям всю жизнь суждено было быть рядовыми ППС, так и не познавшими до самой смерти вкуса повышения. Поэтому способность к телепатии им не требовалась. Зато мурланты нуждались в крепкой броне, коей и служила зеленым уродцам их кожа. А костюмы лишь усиливали пуленепробиваемость, лазеронепрожигаемость и так далее.
Существа с шарами вместо ног, которых бесхитростно назвали "летунами", были так же низшим классом искусственно созданных существ. В земной иерархии они бы оказались где-то между грузчиками, официантами, лаборантами и прочей мелюзгой, так как в их функции входила в первую очередь транспортировка грузов со складов на транспорты, доставка этих припасов к столам "небесных" и, в исключительных случаях, мелкий ремонт. Сантехники, например. Некоторые из захваченных особей, конечно, сталкивались со своими создателями. Но когда Гобе просил их описать "небесных", летуны просто закатывали глаза и начинали мелко трястись. Доктор так и не понял, что эта реакция означала - религиозный экстаз или животный ужас.
На вопрос о том, зачем пришельцы прибыли на Землю, ответ был одинаков у всех инопланетных существ: "за скуубой!" Однако, как француз ни бился, какие морально-психологические пытки не применял, выяснить, что это за "скууба" такая, ему не удалось. Произнеся это слово, инопланетяне впадали в состояние, близкое к тому, которое возникало у летунов при упоминании "небесных". Правда все пришельцы, как один, сказав "скууба", начинали причмокивать губами, из чего доктор сделал вывод, что оное вещество является для инопланетян лакомством. Причем таким, какого больше нет нигде во вселенной.
Большего доктору Гобе узнать у инопланетян ничего не удалось. Зато кое-что смогли узнать "икс-ассенизаторы". Правда, не о пришельцах, а о самом докторе Гобе. Микола Пацук, отличавшийся куда более неуемным, чем у остальных "икс-ассенизаторов" нравом, сразу после полета в Антарктиду потребовал немедленного выяснения, что за художник разрисовал бойцам вязаные маски. И тут же выяснилось, что эти художества - дело рук француза. Доктор, видите ли, хотел проверить, насколько хорошо бойцы стали ассоциировать себя со своим позывным, а так же думал своей мазней поднять боевой дух агентов.
- Я вам впредь запрещаю проводить подобные эксперименты без согласования со мной! - рявкнул на француза майор. - Боевой дух он хотел поднять! Да у меня бойцы из-за этих рисунков чуть друг друга не перебили.
- Вот как? - ничуть не смутился Гобе. - Интересная реакция. Нужно будет изучить ее на досуге.
- Товарищ майор, а можно я сейчас эту реакцию прямо на докторе продемонстрирую, - попросил Раимова старшина. И получив отказ, грустно вздохнул. - Жаль. А то нам всем, для общего образования, было бы полезно посмотреть, как ведет себя ученый человек в условиях армейской казармы, блин, еври бади!
Однако командир всеобщее стремление подчиненных к знаниям, сформулированное старшиной, поддержать отказался. Вместо этого он позволил провокатору-Гобе легко и беспрепятственно уйти. Радости у "икс-ассенизаторов" такое решение майора, конечно, не вызвало, но спорить с ним никто не стал. Не положено. А к тому же француз еще мог бойцам пригодиться. Что он и доказал, едва не доведя до сумасшествия "икс-ассенизаторов" на ближайшем занятии по психологической подготовке.
Деяния Харакири и Зубова до поры до времени были менее заметны, чем результаты исследований доктора. Японец после демонтажа излишне разросшегося танкового ума надолго заперся в лаборатории и не показывался оттуда даже для приема пищи. Разве что выбирался изредка к транспортной "летающей тарелке", проводил внутри нее пару часов и вновь возвращался в лабораторию.
Ну а про Стоматолога и вовсе говорить нечего. Люди так же любили его общество, как он обожал их. Профессор и до начала всеобщей суеты крайне редко появлялся в тех местах, где обычно бывали бойцы. А после того, как на базе начался аврал, Зубов и вовсе словно сквозь землю провалился. Зато, когда вышел, шокировал всех! Мало того, что профессор полностью раскрыл секрет инопланетного топлива, которое сам же назвал "эллериумом", так он еще и разложил по полочкам принципы движения инопланетных космических кораблей, разработал новейшую систему управления полетами и создал нечто невообразимое - энергоскафандр.
Правда, изобразил свое изобретение Зубов в виде чертежей и формул, что, естественно, произвести впечатление на спецназовцев не могло. Но зато когда первые пять скафандров собрали из частей, изготовленных в различных лабораториях земного шара, "икс-ассенизаторы" были в шоке. Энергоскафандр весил чуть более трех килограммов, но мог выдержать давление в несколько тысяч атмосфер, прямое попадание из лазерной винтовки, функционировал в безвоздушном пространстве и, вдобавок ко всему, позволял бойцам подниматься на двадцатиметровую высоту без каких либо дополнительных приспособлений. Ну а большинство чудесных функций нового изобретения стали возможными благодаря именно тому, что Зубов сумел наладить контроль за энергией, выделяемой эллериумом. Десять граммов этого вещества стали основной движущей силой скафандра и обеспечивали его невосприимчивость к многим внешним воздействиям.
← Ctrl 1 2 3 ... 62 63 64 65 66 67 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0174 сек
SQL-запросов: 0