Электронная библиотека

Алексей Лютый - Ответный плевок [= Звездная Каэши-Ваза]

Дружный стон был ответом на это беспрецедентное заявление командира. Впрочем, даже перспектива завтрашнего марш-броска на бегущих дорожках бойцов не слишком расстроила. Все-таки две самые главные проблемы были решены. Во-первых, Раимов отчислять пока никого не собирался. И судя по всему, не горит желанием сделать это в дальнейшем. А во-вторых, что намного важнее, спецназовцы вновь почувствовали уверенность в своих силах. Теперь-то, когда разработка лазера закончится, уже ни один инопланетный урод не сможет спокойно стоять под огнем "икс-ассенизаторов" и ухмыляться им в лицо! Теперь бойцы могли не бояться оказаться беспомощными в ближнем бою с врагом. И это известие стало для спецназовцев самой большой радостью всего дня.

Глава четвертая

Земля, блин. Надоела уже! Год плавно меняется, слава богу. Хотя не так быстро, как время суток. Бункер под заросшим бурьяном и эвакуированном в неизвестном направлении колхозом "Красное вымя" неизменен. Пока, по крайней мере. Местное время: вечер. Хороший такой, душный вечер в актовом зале. Птички не поют. Нету!..
Врастание в коллектив корнями для Сары Штольц проходило не слишком продуктивно. Новые сослуживцы старались внимания на нее не обращать. А когда Сара сама пыталась завязать разговор, то спецназовцы с ней начинали говорить исключительно о новой косметике, прокладках, водопроводных, естественно, и "Санта-Барбаре". И все из-за того, что бойцы, конечно, слышали о женщинах, работающих в спецназе, но видеть их воочию никому не приходилось. Вот и не знали "икс-ассенизаторы", что с девушками можно говорить о чем-то, кроме интересующих их тем. А вот то, о чем разговаривают женщины, парни знали отлично! Причем, исключительно благодаря телевизионной рекламе.
В общем, не получалось у Сары завоевать доверие мужчин. Но она не расстраивалась. Поиграла в баскетбол с Кедманом ровно тридцать секунд, пока не умудрилась пробежать у гиганта меду ног и забросить мяч в корзину, помогла Зибциху убраться в кубрике ровно минуту тридцать секунд, потом Пацук увидел, что девушка стала выгребать в мусорку один из его тайников, и взбесился. Затем девушка попыталась подпеть есаулу, но была вынуждена замолчать из-за того, что слово "крыныченька" произнесла правильней, чем сам украинец. Ну а напоследок сержант Штольц решила помочь Шныгину лениться. Что тоже не вышло - старшина просто уснул.
Вот таким образом провалились попытки Сары завязать дружбу с кем-нибудь из сослуживцев. В итоге девушка плюнула на все и на всех, отправившись в тренажерный зал, чтобы поразмяться. Вот поэтому на общее собрание она пришла не вместе со спецназовцами, а в гордом одиночестве. Раимов покосился на подчиненных, вновь не показывающих нужной сплоченности коллектива, но высказывать бойцам свое мнение не стал - решил дать им возможность самостоятельно наладить отношения друг с другом.
Дождавшись, пока все усядутся, майор начал собрание. Правда, в этот раз сам ограничился очень короткой вступительной речью, а возможность выговориться предоставил ученым. Чем они и воспользовались. И пудрить спецназовцам мозги начал Зубов. Побродив по сцене в безуспешных поисках стенда с наглядными пособиями, профессор остановился в углу и, уставившись на бюст Льва Толстого, позаимствованный Раимовым из библиотеки разогнанного колхоза, начал говорить.
- Итак, господа, хоть вас сегодня и очень мало, но важность моего доклада от этого ничуть не понизится, - одной рукой размахивая в воздухе, другой теребя себя за чуб, произнес Зубов. Майору пришлось вскочить и развернуть профессора лицом к залу.
- Вот, уже лучше! Я гляжу, народ постепенно подходит. Это радует, - довольно заявил гений сразу нескольких направлений в науке. - А то народ у нас в стране совсем пассивный и апатичный стал. Представляете, вчера смотрел, как тюменское "Динамо-Газовик" в полуфинале Кубка кубков мадридский "Реал" обыграло на своем поле семь-ноль, а на трибунах всего двадцать человек было. Людям, видите ли, стало скучно смотреть, как наши футболисты всех, кого ни попадя, обыгрывают…
- Профессор, мы, вообще-то, здесь по делу, - осторожно напомнил ему Раимов.
- По делу?! - изумился Зубов, начиная еще сильнее размахивать руками. Майору пришлось отступить. - Да какие могут быть дела, когда российский футбол в беде? Мы должны все как один встать и… - профессор запнулся. - А впрочем, давайте, действительно, поработаем.
Неожиданно для всех профессор сосредоточился и начал даже умные вещи говорить. В частности, например, Зубов объяснил, что странное оружие, захваченное бойцами во время "лесной операции", не что иное, как генератор электромагнитных волн, непосредственно воздействующих на головной мозг. С помощью его можно, например, заставить кого-нибудь исполнять стриптиз. Что Зубов и попытался продемонстрировать непосредственно на Раимове. К величайшему разочарованию спецназовцев, майор успел отобрать прибор у профессора. Бойцы, конечно, предпочли бы увидеть, как раздевается Сара, а не кривоногий майор, но и последней забаве были бы рады. Поэтому и разочарованно вздохнули, когда Раимов, проявив невероятную реакцию, успел отобрать у профессора психологическое оружие пришельцев.
- К сожалению, заставить этот прибор оказывать такое же воздействие на пришельцев нам пока не удалось, - закончил свою речь Зубов. - Но мы с доктором Гобе работаем над этим. Сейчас проводим эксперименты над имеющимися в нашем распоряжении образцами пришельцев с целью определить электромагнитные частоты, излучаемые их мозгом в тех или иных ситуациях. Кстати, подробнее об инопланетянах вам может рассказать сам доктор Гобе.
- Этот расскажет, - поморщившись, буркнул Пацук, посмотрев на Штольц. - Сара, знаешь, воно ж как у инквизиторов бывает? Читают себе проповеди, читают, а потом бац, и какая-то ведьма на костре оказывается.
- Знаю, - мило улыбнулась девушка. - А ты знаешь, что именно они ведьмакам вырезали?..
Пацук хотел достойно ответить своей оппонентке, но Раимов так выразительно посмотрел в сторону есаула, что тот решил промолчать, дабы не оказаться абсолютным лидером в предстоящем забеге на дальние дистанции. Гобе тем временем поднялся на трибуну и, прокашлявшись, приготовился заговорить. Однако сделать этого ему не дали. Едва доктор открыл рот, как четверо бойцов, наученные горьким опытом предыдущих занятий у психиатра, устроили концерт для квартета с нервами командира - Пацук с Зибцихом запели, причем, каждый свое, Кедман поддержал их виртуозным соло на судейском свистке, а старшина поддержал сослуживцев басовым ритмом отборного мата.
- Мо-олчать! - усмирил подчиненных Раимов и посмотрел на доктора. - А вы, мсье Гобе, выбирайте, пожалуйста, выражения.
- Так я же еще ничего не сказал, - удивился доктор.
- Поэтому я и говорю, выбирайте выражения, - буркнул майор. - Сами их научили, как от воздействия защищаться, вот сами и сделайте, чтобы от их защиты другие не мучались.
- Хм, над этой задачей стоит подумать, - почесал переносицу Гобе и повернулся к залу. - Сегодня я хочу вам рассказать кое-что о физиологии и психологии пришельцев. А сделаю это для того, чтобы вам было проще бороться с ними. Психосоматическое восприятие мира инопланетными формами жизни разительно отличается от всего, что земная наука знала до сих пор. В частности, еще доктор Юнг в свое время употребил в отношении раскоординированно работающей человеческой психологии термин… - увидев, что у бойцов, во главе с Раимовым, начинаю глаза вылезать из орбит, Гобе запнулся. - Хорошо-хорошо. Буду говорить простым языком!
Понятие "говорить простым языком" французу подходило точно так же, как блохе покрышки от "Кировца". В своем пространном докладе доктор то и дело сбивался на научную терминологию, затем прерывал себя и пересказывал свои же слова в немного видоизмененной лингвистической форме общения дебила с деревом, после чего начинал тупеть сам. В итоге к концу его речи все присутствующие в зале оказались на грани взрыва.
Исключение составлял лишь профессор Зубов. Да и то только из-за того, что, во-первых, сам, без посторонней помощи, с самого рождения был готов взорваться, а во-вторых, едва Гобе произнес первое слово, как Зубов принялся писать какие-то формулы. Начал это делать он, как и многие нормальные люди, на листе бумаги. Затем оный лист свои ресурсы исчерпал, и профессор принялся выцарапывать "альфы" и "омеги" на полированной поверхности стола. Ну и так далее. А к моменту окончания речи француза Зубов составил корявую дорожку формул от стола до двери и принялся постепенно выбираться в коридор.
Видя это, Шныгин с Кедманом поспорили, сумеет ли профессор таким образом добраться до своего кабинета. Зибцих в этом пари выступил третейским судьей и, скромно потупив очи долу, потребовал от спорщиков долю с выигрыша, чем вызвал немалое удивление со стороны Сергея. А вот Пацука с Сарой демарш ефрейтора, как и ракоподобное передвижение профессора по актовому залу, почему-то совершенно не заинтересовали. Оба некоторое время внимательно слушали Гобе, затем принялись язвить над французом по очереди, после чего, не сумев определить авторство одной из шуток, стали сыпать колкостями в адрес друг друга. Ну а к тому времени, когда Зубов начал выползать в коридор, Пацуку уже и ругаться стало не интересно, и он принялся откровенно громко и вызывающе зевать, надеясь этим выбить докладчика из равновесия.
Впрочем, утверждать, что спецназовцы валяли дурака все время, пока Инквизитор просвещал их по поводу физиологии и психологии пришельцев, было бы несправедливо. Гобе сообщил бойцам немало занимательной и полезной информации. Ну а слушать француза они перестали лишь тогда, когда тот полностью утратил способность к нормальной речи, интерес к своей аудитории и чувство времени, а заодно и усыпил Раимова. В целом же, доктор сделал немало открытий, о которых в начале доклада и говорил.
← Ctrl 1 2 3 ... 40 41 42 ... 65 66 67 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0