Электронная библиотека

Алексей Лютый - Ответный плевок [= Звездная Каэши-Ваза]

- Есть, сэр. Не возражаю, сэр! - согласился Джон и, покосившись на продолжавшего морщиться Пацука, опустился на свое место…
В общем, все это продолжение общего собрание в комнате отдыха боевой группы затянулось до полуночи. Именно поэтому Шныгин имел полное право возмущаться нежданным подъемом в три часа ночи. Ну а не имел права на проявление своего негодования старшина потому, что был на воинской службе. А у людей, выбравших подобный род деятельности, как известно, есть устав, в котором черным по бумаге написано: "Пункт первый. Командир всегда прав. Пункт второй. Если командир не прав, смотри пункт первый". Вот поэтому возражать против нештатного подъема было бессмысленно… Да, собственно говоря, никто и не собирался. А слова старшины были просто криком души.
- Объясняю боевую задачу, - заявил майор, когда личный состав, наконец, выстроился около коек. - Сегодня в два десять российскими перехватчиками над территорией Западной Сибири был сбит вражеский НЛО. Не знаю, как они умудрились это сделать, пьяные, что ли, были, но факт остается фактом. НЛО сбит и вам следует выехать на зачистку района.
- А до утра это не подождет? - поинтересовался Пацук, которого после заявления старшины о том, что сейчас три часа ночи, стало страшно клонить в сон. - Какая хрен разница, когда мы на обломки попадем? Воно ж все равно хлам там один и руины.
- Агент Пацук, разговорчики в строю! - рявкнул на украинца майор. - Группа, объявляю боевую готовность номер один. Что вы на меня вытаращились? Марш экипироваться!..
В одно мгновение всех четверых бойцов вынесло из кубрика и внесло в оружейную комнату. Правда, при этом не обошлось без пострадавших - у майора ветром от движения спецназовцев испортило прическу и оторвало от кителя верхнюю пуговицу, тумбочка Кедмана была серьезно покалечена, а три двери отделались легким испугом и отомстили за это незначительными ушибами плеч "икс-ассенизаторов".
В оружейной, дверь которой разблокировалась только с пульта управления в штабе группы, царил полумрак. Непонятно, кто и зачем придумал такую иллюминацию, но единственными источниками света в хранилище боевого снаряжения были небольшие плафоны над металлическими шкафчиками, на которых красным лампочками изнутри высвечивались фамилии членов группы. Кедман, влетевший в оружейную первым, остановился у своего шкафчика и в растерянности подергал ручку.
- Приложите большой палец левой руки к сенсорной панели рядом с замком, - скомандовал Раимов, не заходя в оружейную.
- А на фига? - поинтересовался от своего шкафчика Шныгин. - Выломать дверь, да и дело с концом.
- Я тебе попорчу казенное имущество! - рявкнул на него майор. - Выполнять приказ.
Сергей выполнил ЦУ начальства и дверь открылась автоматически, представив взору старшины содержимое шкафчика. Шныгин удивленно застыл на месте, глядя на сокровища, хранящиеся внутри. С частью из снаряжения, как и положено российскому спецназовцу, старшина уже был знаком. Но были внутри вещи и не совсем понятные. Автомат, например, совершенно невообразимой формы, напоминавший бредовую смесь М-16, "Калашникова" и коробки от макарон Разлюляй-Кукуевской фабрики утилизации отходов. К тому же, неведомая конструкция была оснащена оптическим прицелом, выглядевшим также не совсем обычно.
- Это что за хреновина такая? - растерянно поинтересовался Шныгин, рассматривая необычное оружие.
- "УФО-1", - ответил Раимов. - Удивительно фартовое оружие, модель первая. Прицел компьютерный. Можно высунуть оружие за угол и совершенно спокойно прицеливаться во врагов, - майор вынул из шкафчика боевой шлем со странной конструкцией на боку, которая, опускаясь, плотно закрывала правый глаз. - Вот в эту каску встроен компьютер, который принимает сигнал от прицела автомата и передает его на жидкокристаллический экран в окуляре. Помимо этого, компьютер в шлеме поддерживает связь с десантным кораблем, через который передает мне на пульт сигналы… Впрочем, обо всем потом. Сейчас давайте экипироваться.
- Товарищ майор, так с этим снаряжением сначала попрактиковаться нужно, - возмутился Шныгин. - Мы же совершенно не знаем, как оно себя в боевых условиях поведет. К тому же, автомат, наверняка, не пристрелен…
- Согласен, старшина, - кивнул головой Раимов. - По плану у вас должна быть двухнедельная специальная подготовка. Но кто же знал, что эти уроды "тарелку" собьют?! До сих пор, мать их в гарем к персидскому шаху, ни один корабль пришельцев не сбивали, а тут надумали, - майор запнулся. - Хватит разговорчиков! Приступить к экипировке.
Бойцы бросились выполнять приказ. Правда, поскольку в этот раз бежать никуда не требовалось, то никто больше и не пострадал. А боевое снаряжение, изобретенное лучшими учеными планеты и доработанное российскими техниками с учетом национального характера, разве что прямое попадание водородной бомбы выдержать бы не смогло. Поэтому когда Сергей уронил миниатюрный микрофон, крепящийся непосредственно к горлу, и наступил на него каблуком, приборчик даже не поморщился.
Худо-бедно, но с экипировкой бойцы справились минут за пять, и предстали перед Раимовым во всей спецназовской красе - в супер-легких бронежилетах с массой кармашков, по которым было рассовано множество необходимых солдату вещей; в касках, здорово напоминавших мотоциклетные закрытые шлемы, с той лишь разницей, что в экстренных случаях они могли обеспечить солдату получасовое автономное обеспечение кислородом из небольшого баллона, закрепленного в ранце; с плоскими ранцами с боеприпасами и спецсредствами за плечами и с необычным оружием в руках.
- Ну, вперед! - вздохнул майор. - За мной марш. Подземный вход на аэродром из штаба группы, - и, чуть помедлив, пояснил: - Вчера только достроили.
Громко топая башмаками по полу, отряд промчался в штаб и, провожаемый отечески-теплым взором Раимова, скрылся за одной из дверей. Подземный коридор к аэродрому, действительно, достроили недавно и кое-где цемент даже не до конца просох. Зато дезинфекционный тамбур был в полном порядке и отлично функционировал. Неизвестно зачем, но обработка бойцов велась не только при входе в бункер, но и при выходе наружу. Правда, наглотаться газа Шныгину в этот раз не пришлось - шлем сработал автоматически и, едва начались изменения в составе окружающей бойцов атмосферы, мгновенно загерметизировался и, оценив степень угрозы человеку, на автономное питание не перешел, включив лишь внешние фильтры.
- Оба-на! Воно ж смотрите, какая техника! - изумился Пацук. Причем, несмотря на то, что говорил украинец почти шепотом, его голос был отлично слышен остальным бойцам благодаря внутренней связи. - Надо будет у майора один запасной попросить.
- Зачем? - изумился Кедман. - Или ты себе вторую голову заиметь собрался?
- Тю, недогада. А еще, тоже мне, еврей называется, - ехидно фыркнул есаул. - Посмотреть хочу, як устроен. Может быть, усовершенствования какие внесу.
- Ты уж внесешь, - фыркнул Шныгин. - Так внесешь, что шлем потом никто и нигде найти не сможет.
- Мужики, может быть, перестанем болтать о всякой ерунде? - осторожно поинтересовался Зибцих.
- Ого, немец заговорил! - изумился Шныгин. - Тебя кто спрашивал?.. Поэтому и молчи. Твой номер семнадцать.
- Ты чего к немцу причепился? - тут же возмутился Пацук. - Он, между прочим, хоть и не украинец, но единственный приличный человек во всем вашем обществе.
- Это еще наукой не доказано, - возразил ему старшина. Кедман, секунду подумав, кивнул головой, соглашаясь со Шныгиным.
- А-ну, прекратить бессмысленную болтовню в эфире! - раздался в наушника всех членов группы голос Раимова.
- Товарищ майор, а вас можно отключить? - наивно поинтересовался в ответ на эту реплику командира Пацук и тут же услышал в свой адрес неприлично большую порцию отборного мата. - Понял. Вопросов больше не имею.
До самолета группа добралась в полном молчании. При этом получилось как-то самом собой, что Шныгин с Кедманом шли впереди, а Пацук с немцем разместились в арьергарде. Добравшись до летающего такси, Сергей хмыкнул, заметив, что на том отсутствуют какие-либо признаки недавнего пребывания в застывшем цементе, и первым нырнул внутрь.
К его удивлению, салон самолета не был пуст. Прямо в центре возвышался тот самый небольшой танк, вчера вечером бесцеремонно, с летальным исходом для дверей, вторгшийся в актовый зал. А рядом с ним, согнувшись над панелью управления, стоял японец. Он снова что-то делал с приборами, правда, танк в этот раз манипуляторы свои к его карманам не протягивал.
- Здорово, Харакири-сан, - приветствовал японца Шныгин.
- И вы здравствуйте, - грустно проговорил компьютерный спец. - Если оно вам нужно.
- Ты чего такой опущенный? - удивился старшина.
- А чему радоваться? - меланхолично пожал плечами японец. - Спать не дают, танк не слушается, да еще и Тубик, "тамагочи" мой, потерялся. Лежит, бедняжка, где-нибудь, голодает. А никому до этого и дела нет.
- Найдется, не переживай, - утешил его Сергей. - Танк не подведет?
- Не подведет, - пожал плечами Хиро. - Если не захочет.
- Ну-ну, - хмыкнул старшина и прошел в салон.
Осмотревшись по сторонам, Шныгин уселся в то самое кресло, которое занимал во время полета на базу. Огромный негр тут же опустился на соседнее, а Зибцих с Пацуком разместились напротив. И едва они уселись, как в салон просунулась знакомая Шныгину физиономия пилота.
- Уважаемые пассажиры, как говорится, пристегните ремни, и приятного вам полета, - заявил он и тут же скрылся в кабине. - И еще, этого… того… А! Провожающие, покиньте, пожалуйста, салон. А то на фиг трап уберу.
- У него с головой не в порядке? - неизвестно у кого поинтересовался старшина.
← Ctrl 1 2 3 ... 9 10 11 ... 65 66 67 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0104 сек
SQL-запросов: 0