Электронная библиотека

Марина Добрынина - Бей ушастых! Часть 1

Терин пытается вернуть себе княжество. У Вальдора появляется еще один наследник. Ханна озабочена произведением на свет потомства, и Лин ей в этом помогает. Но не так, как можно было бы подумать. Дульсинея, как обычно, путается у всех под ногами и переворчачивает все с ног на голову.

Добрынина М.В., Астральная Сказочница
Бей ушастых (Зулкибар-4). Часть 1

Бей ушастых! (Зулкибар-4)
Глава 1
- Ханна плачет.
Видок у авиатора этого недобитого такой убитый, что его скорее вполне добитым авиатором обозвать можно.
Узнал я, кстати, у Коли, что означает слово авиатор. Ничего обидного. Но все равно по привычке Кирдыка нашего Кардаголовича продолжаю так называть. Интересно, почему это Иоханна у него вдруг заплакала? Обидел? Получит же! Драться я с ним не буду, понятно, что он в этом сильнее меня, а вот превратить в какую-нибудь гадость - это всегда, пожалуйста. С совершенно нереальными условиями освобождения.
- Это почему это она у тебя плачет? - вкрадчиво спросил я.
Кир угрозы в моем голосе не расслышал или просто проигнорировал и кратко поведал, что сегодня Иоханна узнала, что у них не будет детей.
- Нашли из-за чего переживать. Вылечим.
- Лин, это не лечится.
- Ерунда! Женское бесплодие излечимо!
- Это не Ханна, это я, - убитым голосом признался Кир и, не иначе, как с большого перепугу, выложил мне подробности.
Оказывается, Кардагол - Повелитель времени, сына своего, Кира, оживил, но есть в этом чудесном воскрешении одно маленькое "но". Кир стерилен. Раньше все в порядке у него с этим было, а теперь вот нет. Бедная Ханна… и, кстати, надо маме сказать, что ей теперь ни к чему обновлять противозачаточное заклинание, потому что папу тоже Кардагол этот, родственничек наш незваный, оживлял. А вот блонда моя, Иоханна, попала. Но с другой стороны, если так сильно нужен ей этот авиатор, то переживет отсутствие детей.
- Будет лучше, если мы расстанемся, - с видом идущего на казнь изрек Кир.
Ну, полный восторг! Прямо таки героическое решение принял наш авиатор весь такой из себя несчастный!
Я с тоской взглянул на небо и понял, что созерцание звезд отменяется. Я же собственно, чем занимался на террасе зулкибарского дворца? Я здесь звездами любовался. А что еще делать тихой летней ночью, когда невеста твоя девственница и до свадьбы ни-ни, а ты весь такой из себя молодой и красивый и без женского внимания не привык? Вот только и оставалось, что пожелать волшебнице своей спокойной ночи и отправляться на террасу новые созвездия открывать.
Почему я находился в Зулкибаре, а не в Эрраде? Да потому что мы всей семьей вот уже почти месяц гостим здесь, пока ведутся военные действия по отвоевыванию нашего княжества у короля Дафура.
Но на звезды полюбоваться или, к примеру, на луну от тоски повыть, мне не дали. Принесла нелегкая Кирдыка. Теперь вот придется его каким-то образом убеждать не принимать скоропалительных решений.
- Живут же люди без детей и ничего. Что ж ты сразу в крайности? А если ты беспокоишься о том, что Ханна будущая королева и ей наследники нужны, так у них вот Пардок есть. Пусть он наследует, а потом дети его. Женится же он когда-нибудь… если найдет время от книжек своих оторваться.
- Ты не понимаешь, - со вздохом сказал Кир и уныло побрел прочь. А я остался. Потому что не представлял себе, что можно сказать в подобной ситуации утешительного. А говорить всякие глупости не хотелось. Не тот случай, чтобы продолжать изображать из себя придурка.
* * *
- В смысле, ты не можешь иметь детей? - произношу я, - а зачем ты нам тогда вообще сдался?
Смотрю с недоумением на этого, жениха своей дочери. Последний мрачен и… покорен, что ли. Это мне тоже не нравится.
- Ваше величество, - вздыхает он, - я понимаю, насколько это важно, и потому решение вопроса о том, состоится ли наша с Иоханной свадьба, оставляю на Ваше усмотрение.
А мне это нужно? Меня спросили?! Я, конечно, могу решить этот вопрос, и первое, о чем я подумал, да и произнес - моему государству не нужен бесплодный консорт. Потому что… Да понятно все! Потому что тогда управление перейдет к Пардоку и его потомкам, а я, мягко говоря, на это не рассчитывал! Потому что не для того я готовил Ханну все это время. Потому что я внуков хочу, в конце концов.
Но я также понимаю, что Ханне, по крайней мере, сейчас, нужен этот дальний родственник Терина. И нужен независимо от того, способен он выполнять функцию оплодотворения или нет. В голову тут же приходит мысль о том, что ведь на свете и другие мужчины имеются, которые могут сделать ребенка и уйти в сторону, но я благополучно держу это измышление при себе. Не поймут. И вообще, этот парень старше меня и опытнее! Почему я должен решать?
Стоит, зараза, плечи опустил, ждет ответа.
- А Ханна что? - тихо спрашиваю я.
- Плачет.
- Что она говорит?
- Что ей все равно.
- Врет.
- Конечно, врет.
- А ты ее любишь?
Поднимает на меня взгляд ну прямо-таки мученический. Ладно, боги с тобой, можешь не отвечать.
- Кир, - говорю, - ты же понимаешь…
- Понимаю.
- Я должен думать еще и о стране…
- Конечно.
Как тяжело-то!
И тут, откуда не возьмись, нарисовывается, как картина, Кардагол Шактигул. Давненько я его не видел. Дня два. Соскучиться, конечно, не успел.
- Что случилось? - интересуется он, будто это в порядке вещей - вот так вламываться в кабинет в королю Зулкибара, когда он ведет переговоры с собственным зятем. Бывшим.
- Прошу прощения, - заявляю, - Вас не звали.
- Какие церемонии между своими! - восклицает Кардагол, легкомысленно взмахивая рукой, - Кир, что у тебя с лицом?
Очень интересные "свои" у меня в последнее время появились. Век бы их не видеть. Что у Кира с лицом? В трансе он, и на лице это отражается.
- Все нормально, отец, - проговаривает Кирдык, вздыхая, и добавляет, - Ваше величество, я тогда пойду с ней попрощаюсь. Не думаю, что нам стоит и дальше общаться. Это будет тяжело для обоих.
Киваю.
- Стоять! - командует Кардагол, - не понял. С кем ты не хочешь больше общаться? С Иоханной?!
- Отец, я расскажу позже.
- Нет уж, давай сейчас. Что случилось?
- Я не хочу об этом говорить.
- Вальдор! Ну, хотя бы ты объясни!
- Ох, ну что тут объяснять, - говорю, - твой сын не может иметь детей после воскрешения. Они с Иоханной расстаются. Так что, - добавляю, не удержавшись, - мы с тобой теперь точно не свои.
Кардагол глядит на сына, на меня, а после глубокомысленно произносит:
- Э, да… Об этом я как-то не подумал…
- Отец, я пойду, - морщась, тихо проговаривает Кир.
- Стоять, я сказал! А что, кто-то другой ей ребеночка сляпать не может?
- Отец! - возмущенно кричит Кир.
- Кардагол! - восклицаю я. Ну, так, на всякий случай. Потому что эта идея так в голове у меня и бродит.
- Ну… Есть у меня одна мысль на этот счет, - как-то нерешительно проговаривает Кардагол. Он - и нерешительно. Уже это меня пугает. Но у Кира сразу глаза начинают светиться, как у собаки, которую наказали, а потом решили приласкать. Такая у этого несчастного полковника становится беззащитная физиономия, что я просто молчу, и скепсис стараюсь не проявлять.
На лице моего несостоявшегося "своего" отражаются глубочайшие раздумья. Кир глядит на него и, кажется, даже не дышит. Я скучаю.
- Я, - продолжает после паузы Кардагол, - могу… Как бы это… Я же Повелитель времени. Могу я Ханну отправить в прошлое.
- И что? - интересуюсь я.
- Что… Чисто теоретически… Она может забеременеть от Кира в прошлом… До его смерти.
Кирдык сначала радуется, а потом резко бледнеет.
- Но это же буду не я… - шепчет он.
- Ну, как не ты?! Ты это будешь! Но в прошлом! Кир, сынок, ну к себе-то ревновать не стоит, а?
Интересная мысль!
Кир качает головой.
- Это опасно. И неэтично. Я не согласен.
- Я что-то тоже не в восторге, - заявляю я.
Кардагол удивленно расширяет глаза.
- А вас-то двоих это каким боком касается? Вы у Ханны лучше спросите. Если она на это пойдет, я все устрою. Конечно, это не раз плюнуть, но я могу.
Страница: 1 2 3 ... 54 55 56 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0277 сек
SQL-запросов: 0