Электронная библиотека

Питер Ловси - Смерть за кулисами (в сокращении)

Питер Ловси - Смерть за кулисами (в сокращении)
Угасающая поп-звезда Клэрион Калхаун мечтает вновь сделать карьеру на сцене - на этот раз театральной. Зрители ждут премьеры в театре "Ройял", уверенные, что Клэрион с блеском исполнит главную роль. Никто не мог предвидеть, что через несколько минут после начала спектакля Клэрион спешно увезут в больницу с ожогами третьей степени, а за этим пугающим событием последует еще одно, гораздо более трагическое, - убийство за кулисами.
Начальник следственного отдела Питер Даймонд, который ведет дело, сразу замечает нарастающее напряжение и многочисленные веские мотивы, которые есть чуть ли не у каждого в труппе. Сомнений нет: убийца в любой момент может нанести новый удар…

Питер Ловси
Смерть за кулисами

Сокращение романов, вошедших в этот том, выполнено Ридерз Дайджест Ассосиэйшн, Инк. по особой договоренности с издателями, авторами и правообладателями.
Все персонажи и события, описываемые в романах, вымышленные. Любое совпадение с реальными событиями и людьми - случайность.

1

- Меня часто спрашивают, волнуюсь я или нет. - Клэрион Калхаун, звезда новой постановки, расцвела широкой улыбкой. - Поверьте, тот, кому доводилось вживую петь перед миллионом вопящих фанатов на Копакабане, не будет маяться бессонницей перед премьерой в безвестном провинциальном театрике.
Но выражение ее лица говорило о другом. Женщина, стоявшая наготове с гримом, видела, как вместе с улыбкой улетучилась и уверенность, заметила красноречивое подрагивание мышц в уголках рта. Клэрион чувствовала себя не в своей тарелке. Игра на сцене требует навыков, отличных от навыков поп-певицы.
Из-за этой неопытности в театре "Ройял" Клэрион старались опекать. Почти все профессиональные актеры сами накладывали грим. А Клэрион не доверили даже создание простенького образа 30-х годов, грим для которого был технически несложным - губки сердечком да подведенные сурьмой глаза. Недостатка в няньках и прочих желающих помочь у нее не наблюдалось.
- Вы произведете фурор. Вас и так все обожают.
- Вы про моих фанатов? - Клэрион уже оправилась от приступа неуверенности. - Мне сказали, все билеты распроданы.
Костюмерша Дениз открыла новую баночку кольдкрема:
- Дневной макияж снимете сами?
- Давайте вы, а я еще раз пробегусь по диагонали.
Клэрион имела в виду роль, а не свое лицо. Очищающее средство прошлось по нему, выявляя морщинки - тонкие, как линии, в том числе и диагональные. Клэрион уже перевалило за тридцать, ее дни звезды шоу-бизнеса были сочтены. Пришло время выбирать новую стезю. Первым шагом по ней стала роль Салли Боулз в новой постановке "Я - фотоаппарат". Благодаря красующейся на афише фамилии Клэрион постановке был гарантирован перенос на лондонскую сцену в том же году.
- Кожа у вас изумительная, - сказала Дениз.
- Еще бы - я же вбухала в нее целое состояние! Какой тон вы берете - этот? Не хочу быть похожей на апельсин.
- И не будете, можете мне поверить.
- Это что, грим? А почему такой жирный?
- Он на глицериновой основе.
- Вы не думайте, я кое в чем разбираюсь - до того, как заняться музыкой, я училась актерскому мастерству. И поклялась себе, что когда-нибудь обязательно вернусь на сцену.
Дениз, наносившая основу, ничего не ответила. После основы для грима пришла очередь теней и толстой кисточки для пудры.
- Можно взглянуть? - спросила Клэрион.
- Пока рано. Впечатление создают глаза и губы.
Минут через десять Клэрион вручили зеркало.
- О, чудо! Теперь я Салли Боулз. - И она перешла на свой сценический голос: - Как жизнь, Салли? Я ужасно рада тебя видеть!
Беспокойство ощущалось и в зрительном зале. В глубине партера Хедли Шерман водил пальцем по губам, еле удерживаясь от того, чтобы начать грызть ногти. Он с гордостью именовался директором театра, однако попечительский совет отдал Клэрион Калхаун главную роль, даже не подумав посоветоваться с ним, Шерманом. До сих пор при распределении ролей последнее слово всегда оставалось за ним, за что ему не раз оказывали ответные любезности. Все, кроме мегазвезды, которая обходилась с ним, как с мальчишкой-посыльным.
Имя Клэрион гарантировало заполненный зал и овацию, устроенную ее поклонниками, но вердикта критиков Шерман ждал с содроганием. Театр "Ройял" был его любовью и страстью. За двести лет своим присутствием его сцену почтили все выдающиеся актеры - от Макриди до Гилгуда. А от новой актрисы ждали столь сомнительного вклада, как "звездность" в шоу-бизнесе. Да, ей, певице, предстояло сыграть певицу, но эта роль предполагала именно актерскую игру. Клэрион добросовестно заучила свои реплики, и больше хвалить ее было не за что. На репетициях сразу же стало ясно, что убедительно произносить их Клэрион не в состоянии. Шерман надеялся лишь на то, что ей удастся ослепить критиков блеском своей персоны и былых заслуг.
Свет погас, гул возбужденных голосов сменился сипловатыми звуками старой мелодии с заезженной граммофонной пластинки, воскрешавшими атмосферу Берлина 30-х годов. Поднялся занавес, открывая взглядам дешевый шик пансиона фрейлейн Шнайдер: кафельную печку, кровать, наполовину скрытую за занавеской, диван и кресла. Луч единственного прожектора высветил фигуру писателя Кристофера Ишервуда, привлекая внимание к монологу, задававшему тон всей постановке. Престон Барнс, игравший Ишервуда, учился своему ремеслу в Стратфорде. А вдруг ему удастся сгладить впечатление от фальшивых интонаций Клэрион?
Первые минуты прошли как нельзя лучше. Монолог Престона был исполнен безупречно. Но Шерман не мог не заметить, что все в зале ждут только одного - появления звезды.
И звезда явилась. Под гром аплодисментов.
Клэрион следовало отдать должное: она уверенно двигалась на сцене. Обладала фигурой, походкой, сексуальностью певицы из ночного клуба - словом, выглядела как настоящая Салли Боулз. Пока не открыла рот.
Шерман съехал с сиденья. Ничего хуже и представить нельзя…
Клэрион на сцене скорчила гримасу. Ее рот широко раскрылся, на щеках обозначились морщины, лоб пошел складками.
Шерман принял прежнюю позу: сценарий вовсе не заставлял Клэрион так гримасничать. Салли Боулз полагалось царить и повелевать, быть своей в ночных клубах города, блистать и ошеломлять. А Клэрион посматривала за кулисы так, словно просила о помощи, таращила глаза и тяжело дышала.
Престон Барнс подал реплику, на которую Клэрион должна была ответить. Ответа не последовало. За кулисами кто-то взял на себя роль суфлера, но на Клэрион словно нашел столбняк.
Внезапно она схватилась руками за лицо, впилась ногтями в щеки, чего никак не следовало делать по сюжету ее героине. Никакими ухищрениями других актеров сцену было уже не спасти.
Клэрион завизжала.
Это была не игра на публику, а пронзительный, душераздирающий, жуткий визг, который разнесся по всему театру.
К счастью, кому-то хватило ума дать занавес.
К тому времени, как Шерман примчался за кулисы, Клэрион уже увели в ее гримерную. Она рыдала от боли, ее голос приглушало полотенце, которое она судорожно прижимала к лицу.
Врач "скорой помощи" из больницы Святого Иоанна обернулся к Шерману:
- Ее надо в больницу.
Директор выяснил, готова ли дублерша, и узнал, что она сможет выйти на сцену через пять минут. Об этом объявили в зале, и после краткого перерыва спектакль продолжился.
Дениз, как могла, утешала звезду на заднем сиденье "ягуара", который Шерман во весь опор гнал к больнице. Не отрывая полотенца от лица, Клэрион почти вбежала в здание.
Вскоре врач пригласил зайти Шермана и Дениз.
- По-видимому, произошел контакт с неким раздражающим веществом, от которого у нее воспалилась кожа. Вы не знаете, она не пользовалась никакой новой косметикой?
Дениз покраснела:
- Грим накладывала не она, а я.
- С кожей заранее не угадаешь, - вмешался Шерман. - Кому-то косметика подходит, у кого-то вызывает реакцию.
- Нет, это не аллергия, - покачал головой врач. - По нашим первым предположениям, это ожоги кислотой.
- Кислотой? - ужаснулся Шерман. - Театральный грим не содержит кислот.
- Я сообщу вам о результатах обследования, - пообещал врач. - Возможно, пациентку придется перевезти во Френчи, в ожоговый центр.
- Ничего не понимаю. Это же бессмыслица.
- Поиски смысла - не наше дело, - отозвался врач. - Нам требуется только выявить причину ожогов.
На следующее утро таблоиды вышли с заголовками типа "Агония на сцене", красовавшимися на первых полосах. Театр осадили журналисты, убитые горем поклонники и владельцы билетов, требовавшие возврата денег. В своем кабинете наверху Хедли Шерман проводил экстренное совещание с Фрэнсисом Мелмотом, седовласым председателем совета попечителей. Мелмот взирал на директора с высоты своих шести футов и восьми дюймов.
- Кожа сильно пострадала, - объяснял Шерман. - Увы, ущерб может оказаться необратимым.
- Хедли, это же кошмар, - отозвался Мелмот. - Как такое могло случиться?
- Очевидное объяснение - реакция кожи на грим. Жжение ощущалось повсюду, где он был наложен. Частично грим остался на полотенце, состав сейчас выясняют.
- Вы, конечно, уже беседовали с гримером?
- С Дениз Пирсолл.
- Она ведь, кажется, костюмер?
- Да, но ей был поручен и грим. Она в состоянии полного шока. Клэрион она красила своим гримом, точно таким же, каким пользуются все актеры.
- А упаковки были новыми?
- Ну разумеется.
Страница: 1 2 3 ... 30 31 32 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0009 сек
SQL-запросов: 1