Электронная библиотека

Рэм Красильников - КГБ против МИ-6. Охотники за шпионами

Между тем положение в районе Петрограда становилось угрожающим. Фронт стремительно приближался. Северо-западная армия Юденича захватила Ямбург, Гатчину, Павловск, Царское Село. "Дни красного Петрограда сочтены!" – радостно известила своих читателей лондонская газета "Обсервер" в октябре 1919 года. В эти тревожные для нашей страны дни Петроградская ЧК и нанесла сильнейший удар по руководимой Полем Дюксом агентурной сети Интеллидженс сервис, поставлявшей Юденичу разведывательную информацию о советских войсках в районе Петрограда и планах их командования, а также готовившей в подполье новое российское "правительство". Чекисты обезвредили агентов английской разведки, в числе которых были военные, занимавшие ответственные посты в Седьмой армии, оборонявшей Петроград, боевики, готовые в подходящий момент захватить важные объекты города, и члены так называемого "правительства". Вот имена некоторых из них:
– Владимир Эльмарович Люндеквист, начальник штаба Седьмой армии, бывший полковник царской армии;
– Александр Банкау, сотрудник политотдела Седьмой армии;
– Ерофеев, он же Виль де Валли, также из политотдела Седьмой армии;
– Борис Берг, начальник воздушного дивизиона в Ораниенбауме;
– Александр Гаврющенко, сотрудник Петроградской ЧК, в прошлом служивший в военно-морской разведке России;
– Илья Романович Кюрц, бывший сотрудник военной контрразведки, выполнял в группе функции связного. Его квартира на Малой Морской улице использовалась для конспиративных встреч с агентами. Служил и вербовщиком новых кадров в группу Пола Дюкса.
В распоряжении Интеллидженс сервис имелись отряды боевиков. Один из них возглавлял Виктор Яковлевич Петров, бывший царский офицер, а теперь командир роты. Боевики Петрова должны были захватить здание Петроградской ЧК и уничтожить ее сотрудников.
"Главным агентом" являлась любовница Пола Дюкса Надежда Владимировна Вольфсон (она же Мария Ивановна). В ее обязанности входила всесторонняя помощь английскому разведчику в вербовке агентов, в руководстве группой, в организации связи с членами агентурной группы.
Связь же с Лондоном осуществлялась по нелегальным каналам. Опорными пунктами Интеллидженс сервис были Стокгольм и Хельсинки. Быстроходные катера ночью подходили к Карельскому перешейку, проникали в устье Невы. На катерах переправлялись агенты-связные, кое-какое снаряжение для агентов, доставлялись пакеты с инструкциями и информацией. Командиром отряда катеров был сотрудник МИ-1с Аугустос Эгар – "СТ-34". В операциях по связи с Полом Дюксом и его агентурной группой активно участвовала резидентура английской разведки в Хельсинки. Она организовывала переброску связных через границу.
В Интеллидженс сервис был уже сформирован "кабинет министров", во главе с профессором Петроградского технологического института Александром Николаевичем Быковым. Впрочем, возможно, это был всего лишь хитрый маневр английской разведки с целью подбодрить подпольных оппозиционеров. Во всяком случае, у генерала Юденича были свои, иные планы.
Руководил операцией специальной группы Особого отдела Петроградской ЧК по разоблачению агентурной сети Интеллидженс сервис, возглавлявшейся Полом Дюксом, блестящий контрразведчик Эдуард Морисович Отто. Об этой операции чекистов повествует ленинградский писатель Ариф Сапаров в своей весьма интересной повести "Хроника одного заговора"[11].
Между тем уже со второй половины 1919 года Великобритания меняет тактику борьбы с Советской Россией – от открытой военной интервенции она переходит к организации широкомасштабной поддержки внутренней контрреволюции, прежде всего войск Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля, и к натравливанию на нашу страну Польши, Финляндии, Румынии, Прибалтийских государств. Летом и осенью 1919 года английские войска были вынуждены покинуть Крым и Одессу, другие черноморские порты, а вслед за тем они были выведены из Закавказья, Архангельска и Мурманска. К ноябрю 1919 года английские интервенты полностью ретировались из Советской России. Руководство Великобритании осознало не только бесперспективность прямого вмешательства в Россию, но и реальную опасность разложения воюющей армии и волнений у себя в стране[12]. Верная своей стратегии, Англия предпочитала воевать чужими руками – "до последнего солдата белых армий", "до последнего поляка, финна, румына, чехословака". В Лондоне посчитали, что, коль скоро маховик Гражданской войны и военной интервенции надежно запущен, Великобритании остается только помогать вооружением, деньгами, напутствиями советников и ждать свержения ненавистного советского режима.
В последующие годы, когда военная интервенция закончится поражением, Великобритания станет активно искать иные формы противоборства с Советской республикой. Существенная роль в антисоветских действиях будет отведена разведке. И ей тоже придется менять тактику. В этот период будут широко использоваться всякие отщепенцы из среды разгромленной внутренней контрреволюции. Планы правителей Великобритании будут строиться в расчете на ослабление нашей страны, на изоляцию ее от мира с помощью "санитарного кордона", на блокирование исходящих из Москвы революционных идей.
На этом этапе противоборства спецслужб Советского государства с британской разведкой нам вновь придется встретиться с некоторыми уже известными лицами из команды Локкарта – с Сиднеем Рейли и Эрнестом Бойсом. В 1918 году Рейли повезет: он будет тайно вывезен на голландском торговом судне из Петрограда и избежит ареста. Друг Рейли Эрнест Бойс, как специалист по России, станет резидентом разведки в Хельсинки. Финляндии в те годы предстоит стать главной операционной базой английских спецслужб против нашей страны. Резидентура Интеллидженс сервис в Хельсинки получала львиную долю всех средств, выделявшихся для проведения операции против Советской России. Оба они – и Рейли, и Бойс – окажутся в водовороте событий, связанных с деятельностью британской разведки и операциями советской контрразведки "Трест" и "Синдикат". Еще одним участником этих событий станет Борис Савинков. Рейли после бегства из России продолжал поддерживать контакты с Савинковым – одним из крупных деятелей русской антисоветской эмиграции. Тем более, что в распоряжении Савинкова находились вооруженные отряды, дислоцировавшиеся на территории Польши и регулярно совершавшие набеги на белорусскую землю с диверсионными и террористическими целями. По некоторым данным, Рейли принимал участие в этих рейдах. Встречи Рейли с Савинковым проходили в Варшаве, Париже, Лондоне. Британской разведке не требовалось формально привлекать Савинкова в ряды своих агентов – он и без того был прочно связан с англичанами, которые отводили ему в планах борьбы с Советской Россией одну из главных ролей, щедро снабжали его деньгами, советами и информацией.
Операции советской контрразведки "Трест" и "Синдикат" и были нацелены на разгром антисоветских эмигрантских организаций, связанных с британской и другими иностранными разведками и ставивших своей целью свержение социалистического строя в Советской России. По плану операции "Синдикат" (на втором этапе операции – "Синдикат"-2) предполагалось проникнуть в структуры организации Бориса Савинкова "Союз защиты родины и свободы", а "Трест" ставил ту же задачу по эмигрантским монархическим организациям – "Высшему монархическому совету" и "Российскому общевоинскому союзу". В обеих операциях контрразведка в качестве приманки использовала якобы существовавшие в Советской России подпольные антисоветские организации, от имени которых выступали сотрудники и доверенные лица ОГПУ. В результате советская контрразведка блестяще решила поставленные задачи – смогла перехватить каналы заброски агентуры противника в Россию, выявить и обезвредить множество агентов и членов подпольных организаций, вскрыть их связи с иностранными разведслужбами – британской, польской, французской, финской и так далее. Контрразведке удалось заманить в Россию и захватить лидера "Союза защиты родины и свободы" Савинкова, а позднее – Сиднея Рейли. Оба они понесли заслуженное наказание, причем в отношении Рейли был приведен в исполнение вынесенный ему заочно еще в 1918 году приговор.
В открытых английских источниках утверждается, что в 20-х годах Рейли уже не был связан с разведкой, действовал как "свободный художник". Нет сомнения, что по крайней мере до 1922 года он являлся кадровым сотрудником МИ-1с. Кроме того, по свидетельству многих источников, Рейли до самого ареста поддерживал контакт с Уинстоном Черчиллем и с шефом МИ-1с Мэнсфилдом Смит-Каммингом, являясь его ближайшим советником. По всей вероятности, Сидней Рейли не числился сотрудником британской разведки (как таковому, ему не разрешили бы совершить рискованную поездку в Советскую Россию), а был или агентом, или доверенным лицом разведки. Известны многочисленные случаи, когда английская разведка привлекает к оперативной работе уволенных из штата сотрудников.
← Ctrl 1 2 3 ... 12 13 14 ... 69 70 71 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0209 сек
SQL-запросов: 0