Электронная библиотека

Джон Карр - Вне подозрений

Джон Карр - Вне подозрений
В этом романе доктор Фелл действует вместе с известным адвокатом Патриком Батлером. Батлер выступает в суде защитником молодой девушки, обвиняемой в отравлении своей пожилой хозяйки. В это время Гидеон Фелл пытается найти общее звено в цепочке дерзких отравлений по всей Англии. Что связывает эти два дела и насколько ужасной окажется правда?
Содержание:

Джон Диксон Карр
"Вне подозрений"

Посвящается Вайолет Локсли и Уоллесу Джеффри

Глава 1

Тюрьма Холлоуэй, предназначенная для женщин, ожидающих суда, находится в Ислингтоне.[1] Оказаться здесь не слишком приятно даже летом. А уж нынешний вечер, с холодным мартовским ветром, обрушивавшимся с завыванием на немногочисленные уличные фонари, вполне тянул на вечер перед казнью.
Лимузин "роллс-ройс", чьему владельцу закон запрещал водить даже маленький автомобиль, но кто мог позволить себе лимузин с шофером, подъехал к тюремным воротам. В его салоне сидели мистер Чарлз Денем, солиситор,[2] и мистер Патрик Батлер, королевский адвокат, барристер.[3]
Когда Батлер открыл дверцу машины, а Денем сделал движение, собираясь последовать за ним, барристер знаком остановил своего спутника.
- Нет, - произнес он дружелюбным тоном.
Брови Денема, темнеющие на фоне худого простодушного лица, беспокойно сдвинулись.
- Тебе не кажется, что я должен присутствовать при твоем разговоре с ней?
- Только не на первом разговоре, Чарли. Нет. Я хочу… - Батлер взмахнул рукой и улыбнулся, - измерить ее эмоциональную температуру.
Улыбка и непринужденные манеры, казавшиеся странными для сравнительно молодого человека, словно причиняли Денему чисто профессиональные мучения.
- Но ее обвиняют в убийстве! - воскликнул он.
- Конечно, - весело согласился Батлер. - Иначе я не был бы здесь, верно?
- Ну… - пробормотал Денем, словно наполовину соглашаясь с этим выводом, и высунулся в окошко, глядя на безобразное, тускло освещенное здание Холлоуэя. - Ненавижу женские тюрьмы! - добавил он.
Импозантный мистер Патрик Батлер, известный одним как "Великий защитник", а другим как "этот чертов ирландец", засмеялся, стоя одной ногой на подножке автомобиля и заглядывая в салон. Лет через десять он, возможно, стал бы слишком толстым, а его лицо - слишком красным. Сейчас же он выглядел на тридцать лет, хотя ему исполнилось сорок. Вызывающе торчащий нос был скомпенсирован широким улыбающимся ртом, а выражение интеллектуального превосходства над окружающими - веселыми искорками в голубых глазах. Не будь он искренне доброжелательным и щедрым до идиотизма, нашлись бы люди, которые его бы не выносили.
- Говорю тебе, - повторил Денем. - Я ненавижу женские тюрьмы.
- Ты превозносишь женщин, - сухо отозвался Батлер. - А я люблю их. Люблю их причуды, их глаза, их губы… - Он перечислил и другие атрибуты. - Но я предпочитаю видеть женщин на подобающем им месте, Чарли. Ты когда-нибудь разговаривал с Фергюсоном?
- А кто это?
- Начальник тюрьмы.
Денем, напряженное выражение лица которого старило его, хотя в действительности он был моложе Батлера, раздраженно тряхнул головой, словно прочищая ее содержимое.
- Фергюсон! - воскликнул он. - Ну конечно! Как глупо с моей стороны! Но…
- Знаешь, как сделать женщин счастливыми в тюрьме? - дружелюбно продолжал Батлер. - Дать каждой в камеру зеркало, приличный гребень и не замечать, какую фантастическую замену они находят для пудры и помады. Кроме того, разве в нынешнем 1947 году их жизнь в тюрьме намного хуже, чем наша на воле?
Денем судорожно глотнул.
- Послушай, - сказал он. - Мы приехали сюда не беседовать о женщинах-заключенных, а помочь мисс Эллис, невиновной девушке… - Его голос стал резким. - Ведь ты считаешь ее невиновной?
Веселье Батлера мгновенно улетучилось. Его лицо стало серьезным и почти напыщенным.
- Ну конечно, дорогой мой! Дай мне полчаса на разговор с ней - это единственное, о чем я прошу.
И он зашагал прочь походкой императора.
Спустя четверть часа Патрик Батлер стоял со шляпой в руке в маленькой комнате с побеленными стенами и двумя зарешеченными окнами, обращенными на запад, за которыми алело небо. Единственная электрическая лампа свисала с потолка в проволочной клетке. Тени решеток сплетали паутину вокруг стола и двух стульев.
Патрик Батлер был в Холлоуэе много раз. Тем не менее, несмотря на легкомысленный тон, заметный в разговоре с Денемом, ему никогда не нравилось здесь находиться. Слишком уж это напоминало запертую комнату в сердцевине Великой пирамиды, к тому же возникало неприятное ощущение, будто невидимые руки колотят в решетки вокруг… Высокий и вальяжный в своем великолепном пальто, приобретенном после долгих махинаций с купонами на черном рынке, Батлер сидел у стола. Вскоре надзирательница привела мисс Джойс Эллис.
"Господи! - подумал Батлер. - Да ведь она красотка! Правда, не мой тип, но чертовски привлекательна. Ей бы еще добавить красок…"
Джойс Эллис, темноволосая девушка среднего роста, с большими серыми глазами, выглядела испуганной, когда он поднялся из-за стола. Ей пришлось прочистить горло, прежде чем она смогла заговорить.
- А где мистер Денем? - спросила она, оглядываясь в поисках Чарли.
- Боюсь, мистер Денем не смог прийти, - ответил Батлер тоном и с улыбкой старшего брата. - Надеюсь, вы не возражаете выслушать меня? Я ваш адвокат. Меня зовут Батлер - Патрик Батлер.
- Патрик Батлер? - переспросила девушка.
Имя явно произвело впечатление.
Надзирательница не осталась с ними в комнате, но, очевидно, она встала за дверью, наблюдая в стеклянный глазок, чтобы вернуться при малейшей попытке Батлера хотя бы обменяться рукопожатием с клиенткой. Когда дверь закрылась, Джойс Эллис некоторое время стояла молча.
- Но я… у меня нет денег! - воскликнула она. - Я не могу…
Батлер расхохотался. Он был продуктом Вестминстера и колледжа Церкви Христовой в Оксфорде, но часто сознательно использовал в своей речи дублинский акцент, на который попадались многие англичане.
- И какое это имеет значение?
- Разве не имеет?
- Ни малейшего, - честно ответил Батлер. Он настолько искренне презирал финансовые вопросы, что фортуна, в свою очередь, осыпала его деньгами. - Если вас это утешит, дорогая моя, я получу свой гонорар с первого же богатого спекулянта на черном рынке, который действительно виновен.
На глаза девушки невольно навернулись слезы.
- Значит, вы верите, что я этого не делала?
Улыбка Батлера предполагала согласие. Но его ум, подобно точным весам, хладнокровно оценивал за и против.
"У нее прекрасная фигура, хотя это скрывает убогое платье. Вероятно, она чертовски страстная. Рад, что в этом деле не замешан мужчина. На свидетельском месте она будет отлично смотреться. Эти сдерживаемые слезы выглядят почти как настоящие".
- Мне следовало знать, что вы не можете верить в мою виновность, - сказала Джойс. - Я… я читала о вас.
- Мои скромные заслуги переоценивают.
- Нет! - Джойс сплела пальцы рук и опустила взгляд. Она сидела за столом напротив Батлера, и тени оконных решеток падали на ее лицо. - Как бы то ни было, отложим мои благодарности на потом. Вы хотите, чтобы я рассказала вам о… о происшедшем?
Батлер немного подумал.
- Не совсем так, - ответил он. - Позвольте мне рассказать об этом, а попутно я смогу задавать вопросы. Например, сколько вам лет?
- Двадцать восемь. - Джойс удивленно посмотрела на него.
- А как насчет вашей семьи, дорогая моя?
- Мой отец был священником на севере Англии. - Она вздохнула. - Знаю, что это звучит как глупая шутка в книге, но это правда. Отец и мать погибли во время авианалета в Халле в 1941 году.
- Расскажите что-нибудь о себе.
Страница: 1 2 3 ... 40 41 42 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0405 сек
SQL-запросов: 0