Электронная библиотека

Эрнст Юнгер - Ривароль

[С. 210] "On n'a pas le droit d'une chose impossible". На первый взгляд, эта максима требует следующего перевода: "Ни у кого нет права на невозможное". Однако, не говоря уже о том, что для Ривароля странно было бы останавливаться на такой банальности, выбранный смысл подтверждается и другими местами, например: "…le peuple n'a jamais le droit de ce qu'il ne peut pas" [C. 185].
Смешно было бы, к примеру, если бы ныне какое-нибудь государство издавало законы, предназначенные к исполнению на Луне, хотя со временем это, пожалуй, станет вполне возможным и необходимым. О том же говорит старое изречение "Нюрнбергцы никого не вешают, кто побывал в их власти", а равно и пословица "Где пусто, там и у власти прав не густо". В попытках вывести какие-либо права из невозможного слабость сочетается с грубостью; вместе они всегда свидетельствуют об отсутствии логического чутья в установлении правильных границ. Так, сегодня широко распространено убеждение, что невозможность за себя постоять обеспечивает право на защищенность. С другой стороны, если волк нападает на ягненка, ставшего на водопой ниже по течению, и мотивирует свое нападение тем, что тот-де замутил ему воду, то и в этом случае право выводится именно из невозможного.
У Ривароля и здесь весьма значительное содержание облечено в предельно сжатую форму. Подобно хорошему лекарству его максимы оказывают действие на организм в целом. Он выступает не от имени какой-либо партии, а от имени здравого человеческого рассудка. Поэтому напрасны все попытки использовать его имя в интересах крайних политических группировок. Его сильная сторона - не воля, а способность суждения, которую не поставишь на службу какой-то одной партии. Это нужно учитывать, когда судишь об авторе, чья слава сильно пострадала не только от его врагов, но - возможно, еще в большей степени - и от ложных друзей.
[С. 217] Крепкий орешек среди максим. Это место у Ривароля особенно интересно тем, что тут его мысль выходит за пределы четко размеченного поля. Будь его авторство анонимным, такую связь между бытием, движением и временем вполне можно было бы приписать и индийскому мудрецу, и немецкому философу XX века. Поэтому я с особым любопытством поинтересовался мнением Мартина Хайдеггера и был очень рад, получив от него подробный комментарий, выдержку из которого предлагаю вниманию читателя:
"Le mouvement entre deux repos est l'image du présent entre le passé et l'avenir. Le tisserand qui fait sa toile fait toujours ce qui n'est pas".
"Движение между двумя состояниями покоя есть образ настоящего между прошлым и будущим. Ткач, который делает свое полотно, всегда делает то, чего нет".
Что прежде всего бросается в глаза, так это взаимосвязь между движением-покоем (как граничным случаем подвижного и его сосредоточения), с одной стороны, и темпоральным - с другой. Со времен Аристотеля (Физика IV, 10–14) вид этой взаимосвязи явно входит в представление о времени. Но "движение" и "время" в ходе европейского мышления сделались многозначными титулами, в которых, варьируясь, всегда просматривается первое начало греческого мышления. Я упоминаю об этих, во многом еще темных исторических взаимосвязях лишь ввиду того, что у Ривароля речь идет о том, qui n'est pas…[37]
Однако темное, и в то же время проясняющее в максиме Ривароля содержится во втором предложении. Образ ткацкого станка, со снующим туда-сюда челноком, показывает, что Ривароль смотрит на движение не как на течение из будущего в прошлое ("время проходит"), но что переход есть движение туда-сюда между тем, что покоится. Поскольку, однако, прошлое и будущее в не меньшей степени принадлежат времени, собственно существующее и пребывающее, покоящееся, по-видимому, покоится именно в прошлом и будущем. Собственно время стоит, а не идет, идет оно только как настоящее, т. е. как преходящий переход.
Решающим во втором предложении мне видится дважды сказанное fait и его двусмысленность. Последняя выявляется вопросом: что делает ткач? Это может означать: 1) что он изготавливает в смысле своего ремесла, какое произведение готовым выпускается (про-из-водится) из изготовления в для-себя-стояние и предлежание; 2) чем занят ткач, с чем он работает, что именно у него в руках и под рукой?.. При взгляде на двузначное fait предложение Ривароля говорит следующее:
Ткач, который, как и полагается полотнянщику, производит и выпускает свое полотно, им изготовленное полотно как его произведение, в этом изготовлении всегда занимается (только) переходом, движением туда-сюда; туда-сюда, т. е. "туда" к некоему "еще нет" и "сюда" из некоего "уже есть", и наоборот. Переход же есть присутствие не-существующего.
Итак, будучи занят [beschaftigt] не-существующим туда-сюда, ткач создает [schafft] существующее, готовое полотно. В движении туда-сюда выявляется настоящее. Всякий покой есть прекратившееся движение туда-сюда. Вид настоящего передает как раз не то, что покоится, а движение. Ударение в этой максиме стоит на первом слове: le mouvement. Обычно мы представляем себе настоящее как нечто застывшее, неподвижное, покоящееся. Ривароль же говорит: настоящее видится как движение…
Такие максимы всегда подвергают нашу способность мышления испытанию, которое где-нибудь вновь принесет плоды…
Хайдеггер добавляет, что сам он еще не занимался Риваролем. Тем удивительнее его толкование, в несколько приемов вскрывающее самую суть этой максимы, Риваролево понимание времени. В действительности, время для него стоит. На это указывают замечательные образы, в которых оно уподобляется неподвижным берегам реки, вдоль которых мы проплываем, или неподвижной урне, из которой струится вода. [С. 230] "Есть добродетели, вменяемые только богатству…". Тут можно добавить: "…и в еще большей мере - только бедности".
[С. 250] Под "колесницей" (char) подразумевается "шарльер", воздушный шар, наполненный водородом. Его соорудил физик Жак Шарль, отправившийся на нем в первый продолжительный полет 3 декабря 1783 года, при большом стечении публики.
[С. 255] Гименей, бог супружеского союза, противопоставляемый здесь Амуру.
[С. 269] Поспешность, с какой составлялось это собрание, проявилась, в частности, в том, что на самом фронтисписе имя Ривароля и годы его жизнь приведены с ошибками; и ошибки - еще не самое досадное в этом издании.
Там же. Клод-Франсуа Ривароль (1758–1848) участвовал в различных политических и литературных проектах своего брата, прежде всего в издании Journal politique national. Он был офицером, дважды, в 1793 и 1800 годах, попадал в плен и вышел в отставку генералом в 1816-м. В одном письме к Манетте Антуан называет его "Дон Кихотом контрреволюции".
Клод-Франсуа организовал издание трудов своего брата и опубликовал наряду с небольшими работами четыре тома "CEuvres litteraire".[38] В них содержатся сведения о многочисленных братьях и сестрах, большинство которых постигла ранняя смерть. Хотя он достиг гораздо меньших успехов, чем брат, последний всегда отзывается о нем в превосходной степени. Все это позволяет сделать вывод, что гостиницей "Три голубя", над которой оппоненты Ривароля вдоволь насмеялись в песенках и эпиграммах, на самом деле заправлял добрый домовой. Поэтому мы не должны думать, что юность Ривароля прошла в сумрачном одиночестве, как у Фридриха Геббеля; скорее, она была сангвинически-веселой и прошла в родовом гнезде среди духовно близких людей, как у Эмили Бронте.

Примечания

1

Дайте же мне, сударь, какой-нибудь предмет. - Хорошо, пусть таким предметом буду я. - Но, сударь, король - это не предмет (фр.).

2

Если книгу поддерживают, значит, она плохо стоит на ногах (фр.).

3

"Старый порядок", государственный строй дореволюционной Франции (фр.).

4

Судья в вопросах изысканного (лат.).

5

Это француз до мозга костей (фр.).

6

Немецкие Tandvi и vertandeln восходят с средневерхнене-мецкому tant - "пустая болтовня", "пустяки", "проказы".

7

Из глубины (лат.).

8

Политические труды (фр.).

9

Меньше слов, больше дела (лат.).

10

Образный стиль (фр.).

11

Образный стиль всегда более ясен и убедителен (фр.).

12

"Национальный политический журнал" (фр.).

13

"Деяния апостолов" (фр.).

14

В Париже, в первом году анархии (фр.).

15

В особо важных делах (лат.).

16

Социальное, общественное тело (фр.).

17

Политическое тело (фр.).

18

Народ, буржуа, граждане, чернь (фр.).

19

Публика, общество (фр.).

20

Фатовская эмиграция (фр.).

21

В стадии ее зарождения (лат.).

22

Вот твое право (лат.).

23

Ты сам будешь правом (лат.).

24

Не мертвые восхвалят тебя, Господи (лат.).

25

Права придумали из страха перед несправедливостью (лат.).

26

Благочестивее и почтительнее было бы верить в существование Бога, а не знать о нем (лат.).

27

Во веки веков. Аминь (лат.).

28

Остроумный человек (фр.).

29

Полное собрание трудов (фр.).

30

Смесь, разное (фр.).

31

Записные книжки (фр.).

32

"Ривароль, его жизнь, идеи, дарования в соответствии с новыми свидетельствами" (фр.).

33

"Замечания, максимы и мысли А. Ривароля" (фр.).

34

Мысль, чувство, понятие (фр.).

35

Политическое тело, социальное тело, национальное тело (фр.).

36

Народное ополчение (фр.).

37

Что не существует (фр.).

38

Литературные труды (фр.).

← Ctrl 1 2 3 ... 21 22 23
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0