Электронная библиотека

Ирина Мельникова - Нянька для олигарха

– У молодых еще быстрее ладится, – проворчал Евгений. – И что были знакомы когда-то, все равно на свет выплывет. Но как знаешь! Не хочешь, чтобы узнал, не узнает, если первой не проговоришься. – Он посмотрел на часы. – Ладно, как ни верти, а надо закругляться. – И в этот момент зазвонил мобильник.
Меньшиков потянулся к брюкам и достал трубку.
– Идем уже, идем! – Он подмигнул Надежде. – Я тут твоему референту небольшой массаж сделал, а то, сам понимаешь, после ванны развезло женщину, пришлось поднимать тонус.
Андрей что-то сказал в трубку, на что отец весело ответил:
– Щенок! – и выключил телефон.
Надежда постучала себя согнутым пальцем по лбу.
– Какой массаж? Сдурел? Болтаешь, что попало! Думаешь, он не догадался?
Меньшиков вдруг внимательно посмотрел на нее.
– Скажи, ты и вправду меня вспоминала?
Что она могла ответить? "Да, я думала о тебе постоянно. Да, я назвала твоим именем дочь. Да, я затерла до дыр твою фотографию... Да, да, да..."
Слишком много было "да", чтобы сказать: "Нет!" Чтобы он не подумал, что все подстроено специально, что она искала с ним встречи и работать на Андрея согласилась с единственной целью: затащить его на себя...
Зловредное самолюбие не позволяло ей быть искренней и правдивой, и поэтому она отвернулась, чтобы не видеть его лицо в эту секунду, и сказала:
– Не обольщайся, я оговорилась. По правде, я тебя забыла, как только узнала, что ты женился на генеральской дочке.
– Понятно, – сказал он и стал одеваться.
Но в доме Андрея Надежду ждал неприятный сюрприз. Чуть ли не с порога навстречу им бросилась Татьяна. Повисла на шее у Меньшикова и стала покрывать его лицо поцелуями.
– Женечка! Женечка! Я так беспокоилась! – Слезы текли по ее лицу, она шмыгала носом и задыхалась от перенесенных волнений. – По телевизору сказали... Тебя чуть не убили... Ужас! Ужас!
Надежда быстро миновала их и прошла в столовую. На входе ее встретил Андрей.
– Прости, что не дал отдохнуть. – Он взял ее за руку и поцеловал в щеку.
За ее спиной продолжала всхлипывать Татьяна, и бурчал Евгений:
– Зачем приехала? Поздно уже! Одна, на машине...
Более всего Надежде хотелось развернуться и уйти из этого дома навсегда, куда глаза глядят, только чтобы не слышать этого воркования, этих нежностей, которые расточала Татьяна своему супругу.
– Лапочка, на кого ты похож? Совсем себя не бережешь! Разве можно так? – последние фразы были произнесены чуть громче, с явным расчетом на то, что Андрей их услышит.
– Прекрати! – Евгений тоже повысил голос. – Я просил тебя не приезжать. Сейчас мне не до тебя.
– Что ты городишь? – взвизгнула Татьяна и зарыдала. – Бесчувственная скотина! Я мчалась как сумасшедшая через весь город! А тебе безразлично! Или нашел кого? Говори, нашел?
– Отстань! – рявкнул Евгений. – Прекрати мне устраивать сцены!
– Ну, началось! – скривился Андрей. – Татьяна, хватит орать! Думал, хоть сегодня без твоих истерик обойдусь.
– Что ты понимаешь? – Татьяна подскочила к нему и оттеснила Надежду от Андрея. – Твоего отца чуть не убили...
– Никто меня не убивал и даже не пытался, – Евгений подошел к ним и взял Татьяну за плечо. – Иди в столовую, нам надо поговорить.
Всхлипывая и размазывая по лицу слезы, Татьяна уставилась на него.
– Я жена тебе или нет? Почему ты со мной так разговариваешь?
– Ты мне не жена, ты мне – сожительница, – бросил Евгений и подтолкнул ее к входу в столовую. – Кому сказал, иди и жди меня в столовой!
– Ты... ты... – Татьяна плаксиво скривила губы. – Чурбан! Кому ты нужен! – И, гордо вскинув голову, продефилировала мимо них в столовую.
Надежда старательно не смотрела в сторону Евгения.
– Андрей, – сказал Меньшиков, – оставь нас на минуту!
Тот поднял удивленно брови, покачал головой и направился в столовую. Евгений закрыл за ним дверь и подошел к Надежде.
– Прости, глупо получилось. Я не ожидал, что Танька приедет...
– И ты меня прости, Женя, – сказала она тихо, – но я не желаю становиться причиной ваших скандалов. Уволь меня от этого, пожалуйста. Решай свои проблемы без меня.
– Надя, – он привлек ее к себе. – Одно твое слово, и Таньки здесь через минуту не будет!
– Ну, уж нет, – она уперлась ему в грудь руками. – Осталось полторы недели, и я смотаюсь отсюда навсегда. А Татьяна тебе еще ребеночка родит, глазастенького, губатенького, точь-в-точь, как она.
– Не надо мне ребеночка, тем более от нее. Мне одного Андрюхи хватает.
– Пускай не родит! Меня это не заботит. Но меня оставь в покое. Я на тебя не в обиде! Все было прекрасно и удивительно, но в первый и в последний раз. Не хочу я, понимаешь, не хочу влезать в эти дрязги. Я ведь уеду, а Татьяна останется. Так что не усложняй, иди и помирись с ней!
Они прошли в столовую. Надежда первой, Евгений следом за ней. И оба заняли свои места: Надежда рядом с Андреем, Меньшиков уселся напротив. Татьяна нервно курила возле окна.
– Ну, все в сборе, – сказал оживленно Андрей. – Батя, наливай, сегодня нам есть что отметить.
Меньшиков потянулся к бутылке с вином. Татьяна отошла от окна и смерила их презрительным взглядом.
– Порядочные люди в это время не пьют.
– Присаживайся, поборница строгой морали, – усмехнулся Андрей. – Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала. Или в ночных клубах теперь после полуночи не подают?
Татьяна фыркнула и села напротив Надежды, но не рядом с Меньшиковым. Она упорно отводила взгляд от своей визави и не прикоснулась к бокалу с вином, который Евгений поставил перед ней. Откинувшись на спинку стула, она положила ногу на ногу и с демонстративным видом закурила.
Андрей смерил ее тяжелым взглядом, но ничего не сказал. Они выпили втроем, молча, без восторженных речей и тостов.
Надежда поняла, что ей абсолютно расхотелось есть. Ее раздражало присутствие Татьяны, вполне объяснимое чувство в ее положении. Евгений уткнулся в тарелку, Андрей пытался вызвать Надежду на разговор, но она отделывалась короткими фразами, наконец он понял, что что-то не так. И, кажется, догадался, в чем причина их непонятной скованности, потому что обратил свое внимание на Татьяну.
– Если тебе не интересно в нашей компании, шла бы ты спать, голуба! Не слишком приятно взирать на твою недовольную физиономию.
– Мне давно на тебя неприятно взирать, – парировала Татьяна. – Я жду своего мужа. – И она ласково посмотрела на Меньшикова. – Ты скоро?
– Нет, – буркнул он, – иди спать. Нам надо поговорить.
– А что, при мне уже западло разговоры вести? – взвилась Татьяна. – Я вам мешаю? Рожей не вышла ваши секреты слушать?
– Иди! – с нажимом произнес Евгений, по-прежнему не глядя в ее сторону. – Это деловые разговоры, и они тебя просто-напросто не касаются.
– Ишь, ты! – Татьяна резко поднялась со стула. – Я, выходит, здесь лишняя? А эта совершенно посторонняя баба, выходит, не лишняя? Ей почет и уважение, а меня пинком под зад?
– Не выводи меня, – процедил Евгений и уставился на Татьяну тяжелым взглядом. – По-хорошему прошу, уйди! Не доводи до греха.
– А вот и не уйду! – с вызовом произнесла Татьяна и отошла к окну. Отдернула тяжелую штору, распахнула окно и устроилась на подоконнике. – Давайте, болтайте, мне на ваши разговоры наср... и подтереться.
– Не хамите, девушка, – Андрей поднялся из-за стола и сердито отбросил салфетку. – Ты совсем распоясалась.
– Сядь, Андрей, – сказала тихо Надежда, – не видишь разве, она специально тебя провоцирует.
Андрей послушно сел и залпом допил вино.
Татьяна язвительно усмехнулась, ничего не ответила на ее замечание, но вытащила из пачки сигарету и снова закурила.
– Закрой окно, комары летят, – сказал, не обернувшись, Евгений.
– Ничего, не съедят, что-нибудь да останется, – Татьяна сделала пару затяжек и выбросила окурок за окно, затем с вызовом посмотрела на Андрея. – Не нравится, да? Окурки бросаю за окно, по ночным клубам шатаюсь... А вам-то что за дело? Думаете, при деньгах, так всех купили? Всем свои условия диктовать можете? Так нашлись люди, что вас не боятся! И не они, а вы будете плясать под их дудку! – Она посмотрела на настенные часы, потом перевела взгляд на Надежду. – Заимели цербера в юбке. Разве это баба? На кого она похожа? – Она по-мужски сплюнула за окно. – Думаешь, Андрюшенька, она тебя защитит, когда приспичит? Как же, ей бы только бабло срубить, и поминай, как звали. И ты, старый пень, туда же! – Она подошла к Евгению, схватила его сзади за плечи и сильно встряхнула. – Вспомнишь еще свою Таньку! Думаешь, мне не муторно с тобой? Думаешь, ты свет в окошке? Последний раз говорю, не уедешь отсюда, больше с тобой ни за какие коврижки не лягу. Умолять будешь, на коленях ползать, только фиг тебе! Трахайся со своей старухой позорной! – Она с ненавистью посмотрела на Надежду и вдруг, закрыв лицо руками, расплакалась. – А пошли вы все... – И снова метнулась к окну. Но перед этим опять бросила взгляд на часы. Очень быстрый взгляд, не отнимая ладоней от лица. Просто слегка пальцы раздвинула и посмотрела.
Надежда это заметила и поняла, что обвинительные речи, истерика и слезы – хорошо поставленный спектакль, обычный трюк. Девчонка явно чего-то ожидала. Чего-то или кого-то?
Надежда посмотрела на Андрея. Он сидел как раз напротив окна. Ей стало нехорошо.
– Андрей, – быстро сказала она, – пересядь на другое место.
– Зачем? – удивился он.
– Я сказала, пересядь! – требовательно произнесла она. – Рядом с отцом.
– Во, во, – захихикала Татьяна. – Из тебя уже, Андрюшенька, веревки вьют. Туда сядь, сюда...
← Ctrl 1 2 3 ... 45 46 47 ... 52 53 54 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0354 сек
SQL-запросов: 0