Электронная библиотека

Ирина Мельникова - Нянька для олигарха

Их не успели убить только по той причине, что бывшие подчиненные Надежды очень оперативно сработали и схватили киллеров на месте преступления, когда те закладывали мины под днища автомобилей своих жертв. Нет, это было не в ее правилах защищать тех, кого она всю жизнь старалась упрятать за решетку. Она так и заявила бывшему прокурору и ушла, не дождавшись выплаты гонорара за последнюю работу.
Затем она пыталась организовать частное детективное агентство и даже получила лицензию после долгого хождения по мукам, вернее, чиновничьим кабинетам. Но, в конце концов, следить за неверными мужьями и женами тоже оказалось выше ее сил. И Надежда, передав бразды правления соучредителю, решила все бросить и за месяц до того, как ее дочь должна была сдать последний экзамен за четвертый курс университета и приехать домой на каникулы, отправилась в утомительное путешествие на поезде, чтобы проведать могилы матери и отца в Прохоровке. К тому же она давно хотела побывать и, если получится, провести несколько дней в Белогорске – в городе, где прошла ее молодость, где она встретила и потеряла свою первую любовь...
Они познакомились на танцах. Надежда – новоиспеченная студентка вечернего отделения техникума легкой промышленности, Евгений – курсант Новосибирского военно-политического училища. Он был в гражданском, выпил немного пива, но сразу выделил ее взглядом из кружка девчонок, ее подружек. Тогда она не умела танцевать и застеснялась, когда высокий красивый парень подошел и пригласил ее на медленный танец. Со страха она потеряла дар речи и лишь молча покачала головой, отказываясь от приглашения. Возможно, согласись она с первого раза, больше он бы не пригласил ее... Но она отказала ему три раза. И лишь на четвертый призналась шепотом:
– Я не танцую...
Надежда прикусила губу, чтобы сдержать слезы. Почти тридцать лет прошло с тех пор, но она не забыла ни его лица, ни его голоса. Почти тридцать лет она хранила черно-белую фотографию, единственную память о своей первой любви. И сейчас она тоже была с ней... И не было дня, чтобы она не вспомнила его, не бросила хотя бы короткий взгляд на довольно потертый уже снимок...
Именно с ней, с ее первой любовью, были связаны самые горькие моменты в ее жизни. Первый, когда узнала, что он женится на дочери генерала, возглавлявшего Сибирский военный округ; второй – когда Евгений приехал в Саратов, нашел ее в школе, но он не знал, что Надежда уже неделю была замужем за Карасевым...
Карасев... Он был красивым, сильным парнем. Девчонки с обоих курсов средней школы милиции были влюблены в него по уши. А он мог выбирать, хотя претенденток на его сердце было не слишком много, человек двадцать на всю школу. И он, кажется, переспал со всеми подряд, прежде чем остановил свой выбор на Надежде.
Высокая, стройная, с темной гривой волос, внешне она очень выгодно отличалась от других курсанток, и когда шла в форме по городу, вся его мужская половина дружно поворачивала головы ей вслед. Но она ни с кем не дружила, сторонилась шумных компаний, подруг не заводила. Девчонки шептались и передавали друг другу на ухо истории о ее несчастной любви.
Вариантов было много, но ни один не совпадал с реальным. Курсантки были правы в одном: ее любовь и впрямь оказалась несчастной. Впервые в жизни ее предали, а в юном возрасте это смерти подобно. Надежде казалось, что она навечно умерла для любви, а тот огонек, который всегда в ней горел, который привел ее в милицию, словно накрыли колпачком, и от него остался лишь коптящий фитилек.
Училась она очень хорошо, старательно осваивала профессию оперативника, но тот энтузиазм, с которым она работала в народной дружине и в комсомольском оперативном отряде, ловила карманников и воевала с дебоширами и пьяницами на родной ткацкой фабрике и в общежитии, участвовала в рейдах по притонам, подвалам, шефствовала над трудными подростками, тоже остался в прошлом.
Она уже не плакала по ночам, как прежде, но все так же, ругая себя и обзывая "последней дурой", тайно ждала, что ее Женя вспомнит о ней, вернется, напишет... Ведь он несчастлив со своей Аллой, это она доподлинно знала. Хотя никто не говорил ей об этом, а молва донесла, что Евгений служит в Москве, живет в большой квартире тестя и разъезжает на "Волге" последней модели. Но письмо так от него и не пришло, а на втором курсе за ней стал усиленно ухаживать Карасев.
Он был очень упорным в достижении цели, и если Надежда поначалу столь же упорно избегала его, то после Нового года, когда до итоговой практики оставалось два месяца, впервые согласилась пойти с ним в кино. Через неделю он сделал ей предложение, а через месяц их расписали. Домой из загса они ехали на трамвае, а на скромном вечере присутствовали всего два человека – свидетели жениха и невесты. И, видимо, их брак был обречен с самого начала, потому что сразу после свадьбы они поселились в доме номер один на улице с подобающим названием "Кладбище", и из окна их комнаты виднелась могила Чернышевского...
А через неделю появился Меньшиков... Надежду вызвали в дежурную часть и сказали, что ее при въезде на территорию школы дожидается какой-то военный... Она бежала, не чувствуя под собой ног. И только у ворот перешла на нормальный шаг. И после поражалась самой себе, как не упала в обморок, как не разорвалось ее сердце при виде того, кого она ждала до последнего, до упора, о ком думала постоянно даже теперь, когда стала мужней женой...
– А форма тебе идет! – сказал он как ни в чем не бывало и протянул руку для приветствия.
Надежда не пожала ее, а лишь молча стояла и смотрела на него. Они не виделись более четырех лет, а он совсем не изменился. И почему вдруг вспомнил о ней?..
– Вот выбрался в Саратов, – Евгений старался говорить непринужденно, но она по-прежнему молчала, и его глаза приобрели настороженное выражение. – Специально в командировку попросился. Тут у вас в гарнизоне такие дела творятся!
– Как ты? – наконец спросила она.
– Все прекрасно! – пожал он плечами. – Вот капитана на днях получил.
Но она и сама заметила четвертую звездочку на его погонах и, так как теперь кое в чем разбиралась, поняла, что получил он ее досрочно. Впрочем, немудрено, та же молва донесла, что его тесть перебрался недавно в Минобороны...
– Погуляем? – неожиданно робко предложил он. – Ты сегодня вечером свободна?
И тогда она вздернула подбородок.
– Я – замужем! – сказала она. – И теперь моя фамилия не Забавина, а Карасева...
И ушла. А вечером впервые поссорилась с мужем...
Нет, как она себя ни успокаивала, все-таки уснула только под утро. И с трудом оторвала голову от подушки, когда в окна поезда вовсю светило солнце. Капитан пил чай напротив и вежливо пожелал ей доброго утра. Выглядел он несколько помято, в глаза не смотрел, но переоделся в чистую рубаху, побрился... В купе витал запах его одеколона, благо, что киргизы куда-то улетучились, вероятно, отыскали своих друзей-соплеменников, которых потеряли накануне в суматохе при посадке.
Надежда умылась, переоделась в джинсы, кроссовки и хлопковую рубашку с короткими рукавами. С капитаном она перебросилась едва ли десятком слов. Николай продолжал обижаться, но теперь ей были глубоко безразличны его обиды, и она уже с недоумением думала о том, как могла клюнуть на его комплименты и ухаживание. К счастью, все обошлось, и она не сможет себя упрекнуть, что поддалась соблазнам и уступила едва знакомому мужчине...
Но эти мысли промелькнули и пропали, сегодня другое занимало ее голову. Впервые за многие годы она этой ночью увидела Евгения во сне... Честно сказать, от его голоса она и проснулась. Он склонился над ней, поцеловал в голое плечо и сказал:
– Просыпайся, кошка! Пора вставать...
Он выглядел точно так же, как тогда возле КПП Саратовской школы милиции. Только во сне она с ним до одури целовалась, а не прощалась навсегда. И поцелуи эти не были поцелуями молоденькой неискушенной дурочки. Она целовала его до исступления страстно, как это делает искренне любящая женщина, выстрадавшая свою любовь и воспринимающая ее как заслуженную награду за годы вынужденного одиночества.
С детства она знала эту примету – поцелуи во сне к расставанию. И все-таки почему-то он ей приснился. Давно уже Надежда не испытывала подобного душевного трепета. Она была почти счастлива. Почти... Потому что встреча произошла во сне, и у нее не было никаких оснований думать, что она когда-нибудь состоится наяву.
Лет двадцать назад она потеряла следы Евгения Меньшикова и не предпринимала ни малейших усилий, чтобы узнать о его судьбе, собрать какие-то сведения. После школы она оказалась в Путиловске, родном городе Карасева, за тысячи километров от Саратова (Белогорск и вовсе остался на краю земли), и тем самым, казалось, навсегда вычеркнула его из своего сердца... Но в последние несколько лет вспоминала его все чаще и чаще и поняла наконец, что любовь никуда не ушла, лишь затаилась на время. Ведь и дочь назвала его именем, и единственную фотографию не уничтожила...
Неужели надеялась на чудо? Но что за чудо могло случиться, когда прошло почти тридцать лет, как они расстались? Он и думать о ней забыл в той гонке, которую выбрал взамен ее любви. Наверняка дослужился до высоких званий и постов, отрастил приличных размеров живот...
К тому же одна из приятельниц косвенно подтвердила ее догадки. Сетуя на то, что уехавший в командировку муж редко звонит домой, она заметила: "Совсем во сне его не вижу! Забыл, чертяка, или кого себе нашел для постели..." Ее слова прочно угнездились в голове Надежды. Забыл ее Меньшиков, не вспоминает, поэтому она не видит его в снах.
← Ctrl 1 2 3 4 5 ... 52 53 54 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.1436 сек
SQL-запросов: 0