Электронная библиотека

Дмитрий Баханцев - Чужие следы

Дмитрий Баханцев - Чужие следы
Повесть о дружбе детей с милицией, о совместных делах со взрослыми, помогающих воспитанию подрастающего поколения.
Содержание:
Дмитрий Баханцев - Чужие следы

ПАВЛИК

Десять лет Павлик прожил в городе. И за это время только два раза отдыхал летом за городом. Да и то неудачно, так как отправляли его родители с соседним детским садиком и попадал он почему-то в малышковые группы. Поэтому в памяти остались только путешествия от жилого корпуса на игровую площадку. Впереди он, самый большой, за ним, взявшись руками за длинную веревку, цепочка желторотых гусят под присмотром нянь медленно брели туда, а потом обратно.
А как хотелось побыть в лесу, побегать по лужайкам, искупаться в речке!
И с таким же нетерпением, как ждал он когда-то поступления в школу, считая месяцы, недели, дни, Павлик ждал и давно обещанной мамой поездки в садоводство к тете Поле. И как ни тянулось время, долгожданный день пришел. Позади три года школы, три дня сборов. И вот он на конечной остановке автобуса. Смотрит в тетрадный лист, на котором тетя Поля нарисовала план поселка, и соображает, как найти нужную ему улицу. К нему наклонился мужчина и тоже посмотрел на листок.
- Кого-нибудь разыскиваешь?
- Ага. Тетю Полю. Васильеву Полину Ивановну. Она живет вот здесь, - и Павлик показал точку на плане.
- Так нам же, парень, по пути.
Свернули направо и пошли по широкой и ровной как стрела дороге, зажатой с двух сторон густыми лесозащитными полосами. Сзади, в двух километрах - Ропша. А далеко впереди - Петергоф.
- Надолго к нам? - поинтересовался новый знакомый.
- На все лето! - весело ответил Павлик.
- Тогда давай знакомиться. Я живу недалеко от вас. Так что видеться мы будем часто. Моя фамилия Карасев. Зовут Михаил Петрович, но ты можешь звать меня просто: дядя Миша.
- А я Павлик.
Минут пятнадцать шли они прямо, потом повернули влево. Наконец дядя Миша сказал:
- Ну, парень, я уже пришел. Тебе тоже недалеко, - и показал на улицу, где был виден дом под белой крышей. - А пока, если хочешь, зайди ко мне.
- Спасибо! Я уж лучше потом, - ответил Павлик, свернул на улицу, которую ему показал дядя Миша, и засмотрелся на крышу дома, на верхушке которого важно сидел вырезанный из жести петух, а еще выше, на длинном шесте, дребезжал флюгер.
- Что ты делаешь? Не смей! Как тебе не стыдно обижать маленьких! - услышал Павлик голос девочки.
Повернулся и увидел метрах в десяти на обочине дороги высокого худого мальчишку. На вид ему было лет двенадцать-тринадцать. Он старательно растаптывал песчаные куличики и пещеры. Два мальчика испуганно, исподлобья смотрели на разрушителя. Вокруг бегала светловолосая девочка и кричала: "Подожди, Костя, подожди! Приедет папа, я ему все расскажу!"
- Перестань, тебе говорят! - что есть силы крикнул Павлик.
Костя поднял голову, осмотрелся, сошел с кучи песка и ухмыляясь подошел к Павлику.
- Интересно, откуда здесь взялся этот шкет? - проговорил он ни к кому не обращаясь. - Такого лыцыря мы чего-то раньше не встречали. - И вдруг схватил Павлика одной рукой за воротник, а другой начал больно щелкать его по лбу.
Павлик взвыл от обиды и попытался вырваться, но Костя держал его крепко. Тогда он ударил Костю носком ботинка по ноге. Тот вскрикнул, ухватился руками за ушибленное место и… заплакал. Павлик растерялся. "Большой, а плачет!" - подумал он. Девочка, кричавшая до этого на Костю, схватила Павлика за руку, втащила в калитку своего дома, а немного погодя отвела его к тете Поле, дом которой был совсем рядом.
По дороге, вздыхая, как старушка, она приговаривала:
- Ай-я-яй! Ай-я-яй! Что же теперь будет? Ты, мальчик, не знаешь Костю Рыжего. Он тут самый большой. Чуть что, сразу стукнет. Он даже девочек бьет и никого не боится!
Девочку звали Таней, фамилия ее была Царева, но ребята звали Царицей.

ЗНАКОМСТВО

- Оля, оставь Тузика в покое, - сказала мама. - Сколько раз тебе говорили - не трогать животных. За столом надо только есть. Смотри на Павлика, какой он молодец, всю кашу съел, не то что ты. Ешь, Павлик, еще, не стесняйся. А ты, неугомонная, сиди спокойно. Сейчас налью чаю.
- Не хочу чаю…
- Оля! Последний раз предупреждаю, будешь капризничать, отдам Тузика тете Люсе, Ваську выгоню из дому, а тебя отведу в милицию. Хватит. Надоели твои фокусы. Когда папа уезжал в экспедицию, ты обещала слушаться, а теперь опять за свое. У соседей не дети, а радость, а ты у меня - слезы.
- А зачем ее в милицию? - спросил Павлик.
- Чтобы проучили хорошенько. Ты что, первый раз слышишь, что всех баловников, которые не слушают родителей, ведут в милицию. Там даже комната такая есть и называется детской.
А когда, после завтрака, Оля с Тузиком убежали в сад, тетя Поля продолжала:
- Хоть бы ты на нее повлиял. Большой уже, в четвертый класс перешел.
- Хорошо, я попробую, - ответил Павлик и тоже пошел на улицу. Оля сразу подбежала к нему и затараторила, показывая на грядки.
- Смотри, это "красавица Загорья", это "мысовка", это "комсомолка", а это "фестивальная", - объясняла она сорта клубники.
- Как ты их различаешь? Они же все одинаковые, - спросил он.
- Что ты, что ты, - горячилась Оля и объясняла снова: - А на этих грядках клубника еще маленькая. Ее посадили осенью. Я за ней сама ухаживаю, рыхлю и каждый день поливаю. У меня даже ведерки есть. Смотри.
- Такие маленькие?
- Это так кажется. А когда они полные, попробуй подними.
- А для меня ведра есть?
- Таких нету, а большие ты не снесешь.
- Снесу. Давай попробуем.
Оля вынесла из сарая ведра, и они побежали к водоему. Павлик наклонился, зачерпнул полное ведро и с трудом вытащил его обеими руками.
- Вот видишь, - сказала Оля.
- Что видишь, что? - не сдавался Павлик. - Если эту воду разлить в два ведра, то я их снесу запросто.
Так и сделали. Принесли воду на огород, вылили ее в лейки и начали поливать. После того как была полита грядка, за которой ухаживала Оля, Павлик спросил:
- Ты что, милиции боишься?
- Очень.
- Была там?
- Нет, но скоро поведут. Я совсем разбаловалась. Есть не хочу. Без разрешения на речку бегаю. Позавчера папину чашку разбила. А мама у меня знаешь какая, чуть что, сразу в милицию.
- Зачем же ты балуешься?
- Сама не знаю. Расту одна и некому на меня влиять - так мама тете Люсе говорила. А папа наш все время в командировке.
- Теперь я на тебя буду влиять.
- Ты?
- А что? Я ведь уже пионер, а ты еще маленькая, - ответил Павлик.
- А бить меня не будешь?
- Вот еще, что выдумала. Я девчонок не трогаю, а с тобой мы и так договоримся. Ты же мне все-таки сестра.
- Если так, - неуверенно сказала Оля, - то я согласна. Влияй.
- Только чур, - продолжал Павлик, - чтоб потом не отказываться. Ты должна, понимаешь, слушаться меня во всем и старших тоже. Поняла?
- А маму?
- Конечно. Ее в первую очередь и даже больше всех, - продолжал Павлик. - Ты смотри на меня, что буду делать я, то и ты делай. Но имей в виду, примешься за старое, перестану с тобой дружить и уеду домой.
- Не примусь. - Она хотела еще что-то сказать, но, посмотрев направо, крикнула: - Мама! Мама! Иди сюда. Иди скорее. Кто-то редиску рвал и потоптал грядку.
- Ну что ты скажешь. Снова какая-то нечистая сила нашкодила.
- Это ребята.
- Не ребята, а хулиганы. Ну подождите, сорванцы, доберусь я до вас, - погрозила она кому-то и ушла.
- Павлик, пойдем на веранду, я тебе покажу что-то. Только скинь, пожалуйста, тапочки, мы здесь босыми ходим. Так лучше.
Страница: 1 2 3 ... 16 17 18 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.022 сек
SQL-запросов: 0