Электронная библиотека

Сергей Кургинян - Качели. Конфликт элит или развал России?

Сергей Кургинян - Качели. Конфликт элит или развал России?
Известный политолог Сергей Кургинян в своей новой книге рассматривает феномен так называемой "подковерной политики". Одновременно он разрабатывает аппарат, с помощью которого можно анализировать нетранспарентные ("подковерные") политические процессы, и применяет этот аппарат к анализу текущих событий. Автор анализирует самые актуальные события новейшей российской политики. Отставки и назначения, аресты и высказывания, коммерческие проекты и политические эксцессы. При этом актуальность (кто-то скажет "сенсационность") анализируемых событий не заслоняет для него подлинный смысл происходящего. Сергей Кургинян не становится на чью-то сторону, не пытается кого-то демонизировать. Он выступает не как следователь или журналист, а как исследователь элиты. Аппарат теории элит, социология закрытых групп, миропроектная конкуренция, политическая культурология позволяют автору разобраться в происходящем, не опускаясь до "теории заговора" или "войны компроматов".
Содержание:

Сергей Кургинян
КАЧЕЛИ
Конфликт элит - или развал России?

К читателям

Новая книга Сергея Кургиняна посвящена очень сложной и очень важной теме элит.
Признаюсь, что мне, как и многим другим людям, воспитывавшимся в советскую эпоху с ее категорическим отрицанием самого понятия "элиты" и какой-либо "элитной" проблематики, многие развороты этой темы очень непривычны и в чем-то даже чужды. Но, и как ученый, и как общественный деятель, я сознаю, что честный и глубокий разговор на эту тему в нашей России давно назрел и совершенно необходим.
Такой разговор необходим потому, что слишком многие наши "элитарии" явно упрощенно понимают и собственную роль в новой России, и собственную ответственность за то, чтобы исполнять эту роль достойно.
Такой разговор необходим потому, что ощущение "новизны" нынешней России у многих создает иллюзии "действий с чистого листа". И, значит, иллюзии возможности не заниматься вдумчивым анализом ошибок прежних советских и российских элит. Тех ошибок, которые привели сначала к государственным и человеческим трагедиям эпохи распада СССР, а затем к тяжелейшему кризису России в постсоветскую эпоху.
Разговор на эту тему необходим еще и потому, что Россия, открывшись миру в результате политических и экономических реформ, оказалась в еще непривычной для нее очень сложной ситуации многообразных и разнонаправленных внешних воздействий. Которые сегодня, в отличие от эпохи "железного занавеса", никак нельзя не исследовать, не понимать и не учитывать. А усложнение этих воздействий непрерывно повышает и цену ошибок в разработке и реализации государственной стратегии, и элитную ответственность за эти ошибки и за страну.
Сергей Кургинян давно подступался к теме элит в своих статьях, которые я читал с большим вниманием. Некоторые ее важные ракурсы он содержательно и подробно описал в своей предыдущей книге "Слабость силы". Но в книге "Качели" он впервые разбирает проблему элит, элитных игр, элитных конфликтов и элитной ответственности одновременно и с ее фундаментальной теоретической и методологической проработкой, и с обстоятельным применением разработанной методологии к анализу жизненно важных процессов нашей - признаем, далеко не безоблачной - российской реальности.
"Качели" - не легкое чтение "на диване перед сном". Книга не только сообщает много нового и неожиданного, но и учит понимать в нашей действительности то, что обычно полностью ускользает от поверхностных взглядов. Тем, кто хочет этому учиться, прочесть полезно и необходимо.
Председатель Конституционного Суда Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Пролегомены - или Двадцать лет спустя

Предлагаемое читателю предисловие - нестандартно. Или, точнее, не отвечает сегодняшним облегченным стандартам. Другие стандарты тоже существуют. Развернутое концептуальное предисловие (аналитический пролог, концептуальный путеводитель и так далее) называется "пролегомены" (греческое prolegomena - говорить наперед). Мое "двадцать лет спустя" - это такие пролегомены. Их задача - не растолковать, что к чему, а помочь нащупать ПОЛИТИЧЕСКИЙ НЕРВ данного сочинения.
Я мог бы вместо слова "нерв" использовать более нейтральные выражения, сославшись на то, что пролегомены являются предваряющими замечаниями, оконтуривающими суть предмета и метода. Но я настойчиво апеллирую к слову "нерв". Именно НЕРВ и именно ПОЛИТИЧЕСКИЙ!
В аналитике элит такой нерв и есть основное.
Что значит "основное"? Вы рассказываете об устройстве человеческого организма и сообщаете, что нервы (а то и отдельный нерв) - это основное. А вас недоуменно спросят: "А кости, мышцы?" Да и вообще, зачем нужны столь брутальные метафоры? Занялись наукой - почему не сказать "квинтэссенция"? Или "системная ось"? Или "ядро системы"?
Потому что аналитика элиты вообще (и российской в особенности), конечно же, остужает моральную страсть. И если чем-то эту "аналитическую стужу" не скомпенсировать, то холод станет абсолютным. И абсолютно разрушительным.
Хорошо Канту, который свое сверхдлинное введение к "Критике чистого разума" (а на самом деле - отдельное сочинение) называет "Пролегоменами ко всякой будущей метафизике, могущей возникнуть в качестве науки". Увы, аналитика элиты - не метафизика. В метафизике холод (вселенский, инобытийный) совместим с постижением сути. (Вопрос, конечно, тоже спорный, но лично я так считаю.) А вот остудите до абсолютного нуля знаменитые рассказы Конана Дойла о приключениях Шерлока Холмса - и что получится?
Однако чем же компенсировать холод элитологии? Внепредметными моральными сентенциями? Мне кажется, что это и безвкусно, и контрпродуктивно. Конечно, можно что угодно смонтировать с чем угодно. Например, "Игру в бисер" Гессе и гетевские "Страдания юного Вертера". Но это называется "китч". А где китч, там всегда глумление.
Глумиться же по поводу нынешних российских (да и международных) элитных сюжетов "есть тьма охотников". Вот пусть они и продолжают глумиться. Для меня же описываемое - это не фарс, а трагедия. Речь идет об огромной беде, наползающей на страну и мир. Какое глумление?! Какой китч?!
Тут-то и появляется слово "нерв". Нерв адресует к боли. Единственный компенсатор элитного холода - эта самая боль. Нет ее - элитная аналитика превращается в апологетику цинизма.
Но и сводить все описание к боли тоже нельзя. Нельзя даже вплетать эту самую боль в ткань основного исследования. Как нельзя и потерять болевые пульсации. Поэтому очень важно поговорить о нерве исследования до его начала. Что я и делаю.
Беря быка за рога, я заявляю, что нерв моего исследования - сугубо политический. Это не значит, что исследование политическое. Но нерв именно таков. Я обеспокоен современной российской ситуацией больше, чем когда-либо. И еще больше я обеспокоен тем, что на моих глазах сооружается (кем-то по недомыслию, а кем-то специально) АБСОЛЮТНО ГУБИТЕЛЬНЫЙ АППАРАТ ПОНИМАНИЯ этой трагической ситуации.
Идет понятийная война. Или, точнее (поскольку аппарат не всегда строго рационален и понятиен), война за право давать явлениям ИМЕНА. Как только война за имена будет выиграна теми, кто абсолютно не заинтересован в российской государственности (а дело идет к этому), развернется серия других войн. Информационных, идеологических, политических и так далее. Эти войны будут идти "внахлест" одна за другой. По некоторому сетевому графику. Специалисты по управлению кризисами знают, что это такое.
Но главное - война за имена. Когда она проиграна - остальное становится делом техники. А значит, ее надо выиграть. Но как? Основное правило ведения подобной войны - НЕ ЛГАТЬ. Говорить только правду. Самую жесткую - и при этом по возможности глубокую. Только так и можно отражать атаки агрессивной пошлости, которая всегда будет рекламировать себя как бескомпромиссная правдивость в описании реальности.
К моему глубокому сожалению, происходит нечто другое. Атакующая сторона (а это, как и двадцатью годами ранее, отнюдь не друзья России) позволяет себе сказать определенную правду о ситуации, вмонтировав в нее "понятийные мины". Обороняющаяся сторона, по сути, называет эту правду о ситуации "тенью, наводимой на плетень", и этим обезоруживает себя. Да и можно ли в подобных ситуациях только обороняться?
КОРРУПЦИЯ - это первое из направлений в войне за имена.
Обороняющейся стороне кажется очень разумным уравнять российскую коррупцию с коррупцией в любой другой стране. И не только в стране так называемого "третьего мира", но и в развитой стране.
"А что, там нет коррупции? - говорят обороняющиеся. - Там ее, что называется, через край! У них - операция "Чистые руки". У нас - война с "оборотнями". Все как у людей. Да, не сумели еще справиться… Но ведь боремся! Да, есть криминализация… А где ее нет? Если даже у нас она больше, чем где-то, так ведь мы же боремся! Давайте активнее бороться, законы принимать, к международным конвенциям по борьбе с коррупцией всерьез присоединяться!"
Страница: 1 2 3 ... 166 167 168 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0184 сек
SQL-запросов: 0