Электронная библиотека

Иван Кратт - Великий океан

Иван Кратт - Великий океан
Историческая дилогия "Великий океан", написанная русским советским писателем И. Ф. Краттом (1899–1950), рассказывает об отважных землепроходцах, вышедших в конце XVII века на берега Аляски и пытавшихся закрепиться в Северной Калифорнии, где в 1812 году было основано русское поселение под названием "Росс" (т. е. "русский"), нынешний Форт-Росс в штате Калифорния США. Писатель создал колоритный образ Александра Андреевича Баранова (1746–1819), первого правителя русских поселений в Америке. Роман состоит из двух книг: "Остров Баранова" и "Форт Росс".
Текст романа приводится в ранней редакции (1951 год, Военно-морское издательство Военно-морского министерства Союза ССР) и отличается от более поздних изданий.
Содержание:

Иван Кратт
ВЕЛИКИЙ ОКЕАН

Иван Кратт - Великий океан

КНИГА ПЕРВАЯ
ОСТРОВ БАРАНОВА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
КАМЕНЬ-КЕКУР

Глава первая

Тучи опустились ниже, закрыли половину горы. Стало темно и неожиданно тихо. На боте "Екатерина", стоявшем ближе к высокому лесистому берегу, бросили второй якорь. На другом боте "Александр" подняли штормовые паруса.
- Купцы! - сердито пробормотал Лисянский и сунул за отворот мундира подзорную трубу. - Сигнальщика!.. Убрать паруса! Всем оставаться на своих местах.
Матросы отчетливо и ловко выполнили маневр, военный шлюп послушно стал против ветра. Лисянский снова продолжал всматриваться в серую точку, давно уже показавшуюся у входа в залив.
Ветер изменился, налетел с моря. Темные водяные валы стали выше, достигали обрывков туч. Незнакомое суденышко вскидывалось на гребни, опускалось в провалы, временами исчезало совсем. Потом медленно, упорно пробивалось вперед.
Волны проникали в бухту, бились о каменистые бесчисленные островки. "Екатерина" и "Александр" припадали бортами к самой воде, казалось, вот-вот сорвутся с двойных якорей. На шлюпе, державшемся под прикрытием скал, скрипели мачты, трещала обшивка. Только густо заросший лесом берег был по-прежнему пустынен и тих. Даже выстрелы из крепости прекратились. Индейцы, как видно, тоже наблюдали за отчаянным парусником.
Наконец Лисянский сдвинул трубу и громко, восхищенно выругался. Маленькое судно, почти лежа на левом борту, обогнуло мыс, затем ловко скользнуло в пролив.
- Молодцы!
- Сударь, - сказал вдруг высокий, черноголовый юноша, стоявший внизу на шканцах. - Это Баранов!
Торопливо шагнув к бортовым перилам, не чувствуя ветра, холодных водяных брызг, захлестывавших палубу, он молча, взволнованно следил за приближавшимся кораблем.
Лисянский снова навел трубу. Судно показалось из-за островка, - некрашеный двухмачтовый бот с косыми заплатанными парусами. Экипажа не было видно, лишь у румпеля темнела напряженная фигура.
От ветра и встречного течения волнение в проливе усилилось, надвигался вечер. Над океаном прорвалась завеса из туч, багровый свет окрасил скалы, гребни волн. Глуше, пустыннее проступил берег. Узкие паруса бота отражали закат.
Зарываясь в волну, кренясь, судно приближалось к шлюпу. Уже видно было, как сновали по палубе люди, натягивали шкоты. Полоскался флаг.
- Поднять вымпел! - приказал Лисянский.
И лишь только трепыхнули на мачте косицы с синим андреевским крестом, борта суденышка окутались дымом, раскатилось и увязло в лесистых склонах гулкое эхо салюта.
- Одиннадцать… - громко пересчитал выстрелы юноша и глянул на строгое, слегка насмешливое лицо капитан-лейтенанта Лисянского. Бот оказал высшую почесть кораблю.
Командир улыбнулся, подозвал мичмана.
- Ответить на салют… Семь залпов.
Когда выстрелы смолкли и ветер разметал желтый дым, Лисянский опустил подзорную трубу. Бот подошел совсем близко, стало заметно, как потрепал его шторм. Фальшборт сломан, снесены мостик и единственная шлюпка, начисто срезан бушприт. На палубе было пусто, уцелели лишь две чугунные каронады, привязанные к мачте.
Возле одной из них стоял Баранов. Опираясь на пушку, низенький, плотный, в легком суконном кафтане, не отрываясь смотрел правитель колоний на корабль из Санкт-Петербурга. Ветер шевелил остатки волос, холодные брызги стекали по голому черепу на суровое бритое лицо. Он казался сутулым и старым. Только светлые, немигающие глаза глядели пронзительно, остро… Двенадцать лет!.. Собственной кровью перемыты эти годы… Потом глаза его заблестели.
- Александр Андреевич! - крикнул юноша.
Но Лисянский уже приказал спустить шлюпку, парадный трап. Сейчас купца Баранова не существовало. Там, на борту, находился человек, чье имя произносилось шепотом во всех портах Восточного океана.
Баранов медленно поднялся на палубу. Он был очень взволнован. Первый военный корабль, первое признание. И в такую минуту, когда все, достигнутое за многие годы, почти рушилось. Крепость и острова были в руках врага, уничтожены поселения, и он сам шел на отчаянную, последнюю стычку.
Молча, благоговейно опустился он на колено, склонил перед русским флагом голову.
- И тут наше отечество!
Потом поднялся, подошел к Лисянскому.
Капитан-лейтенант не выдержал, шагнул вперед и, повинуясь неожиданному порыву, обнял Баранова.
- "Прославленный Колумб"… - начал было насмешливо мичман Берх, но сразу же умолк. Приятель его, Каведяев, толкнул в спину так, что мичман поперхнулся.
Сзади стоял юноша. Черные, немного косые глаза его были прищурены, дрожали ноздри. Смуглые тонкие пальцы сжимали трос, протянутый вдоль палубы.
- Вы перестанете, сударь? Позорно в такие минуты…
Он не закончил. Над лесом всплыло белое облачко, долетел сквозь шум прибоя неясный гул выстрела. Из захваченного индейцами форта снова начали обстрел.
* * *
В восемь часов вечера стали прибывать байдары. Шторм раскидал их до входа в пролив, лишь первые шестьдесят лодок с алеутами подошли к "Неве". На передней, самой вместительной, находился Кусков - помощник Баранова. С ним были десятка два промышленных. Люди на лодках дали залп из ружей - условный знак. И только когда с корабля взвились две ракеты, осторожный Кусков подвел свой отряд ближе.
- Отменно, - сказал Лисянский и с откровенным любопытством поглядел на Баранова. Вспыльчивый, дерзкий, насмешливый, он теперь искренне восхищался.
Но правитель молчал, беспокойно всматривался в надвигавшуюся темень. Он прибыл на "Ермаке", а "Ростислава" и остальных байдар не было видно нигде.
Под прикрытием пушек шлюпа Кусков высадил своих людей на каменистую береговую полосу, возле самых скал. Костров не зажигали. Перевернув челны, алеуты и русские забились под них, чтобы хоть немного укрыться от ледяного осеннего ветра. Съежившись, шагал часовой.
Стало темно. Давно пропала узкая полоса заката, где-то близко у берега, невидимые, гудели волны. Свистел в такелаже ветер. На мачтах "Невы" мерцали огоньки: Лисянский приказал повесить фонари - байдары могут притти ночью.
В командирской каюте было жарко, горели свечи. От качки колебалось пламя, гроздьями оплывал воск. Дребезжал в подстаканнике хрустальный стакан.
Расстегнув верхние пуговицы мундира, Лисянский сидел на койке. Волосы его курчавились, на висках и на бритой губе скопился пот. Капитан-лейтенант медленными глотками пил ром, разбавленный водой, из глиняной кружки и молча следил за ходившим по каюте Барановым.
Правитель ступал тихо, ровно, неторопливо, словно не замечая качки, потом остановился возле стола, положил на него небольшую пухлую руку, поднял голову. Глубокие светлые глаза смотрели из-под нависшего широкого лба.
- Компании потребны большие выгоды и прибытки, - сказал он вдруг весело и, усмехнувшись одними губами, поглядел на Лисянского. - От умножения оных только и можно ожидать внимания… Не однажды писал я, что в Якутате, Чугаях, под Ситхою неминуемо последуют кровавые происшествия. Здешний народ российский погибнуть должен, все наши занятия уничтожатся и все выгоды. Не компании только, а всего отечества нашего…
Баранов замолчал, блеск в его глазах потух. Он смотрел на собеседника и не видел.
Лисянский тихонько поставил стакан. Чувство восхищения, появившееся после встречи отважного суденышка, все поведение правителя, разговоры о нем на островах Пасха, Нукагива, на Сандвичевых островах, Кадьяке вызывали более глубокие мысли. С большим любопытством читал он, офицер императорского флота, инструкцию адмиралтейств-коллегий, требовавшую оказать помощь Российско-американской компании, еще в столице слышал отзывы о правителе, диком нелюдиме. И, получив от него тревожную записку на Кадьяке, шел сюда с нескрываемым интересом.
Страница: 1 2 3 ... 99 100 101 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0242 сек
SQL-запросов: 0