Электронная библиотека

Роберт Силверберг - Волшебники Маджипура

Содержание:

Роберт Силверберг
Волшебники Маджипура

Часть первая
КНИГА ИГР

1

Год выдался обильным на предзнаменования: сначала над Ни-мойей пролился кровавый дождь, затем три города на склонах Замковой горы оказались засыпанными гладкими градинами, по форме точь-в-точь напоминавшими слезы, и, наконец, случился настоящий кошмар наяву: над портовым городом Алаизором в вечерних сумерках проплыла по воздуху чудовищная тварь - гигантское четвероногое черное животное с пылавшими рубиновым блеском глазами и витым рогом во лбу. Таких животных никогда еще не видели на Маджипуре - ни на суше, ни уж тем более в небе. И вот теперь престарелый понтифекс Пранкипин лежит на одре смерти в своей недоступной почти ни для кого опочивальне на самом глубоком уровне Лабиринта, окруженный сонмом магов, волшебников и чудотворцев, которые составляли утеху последних лет старика.
Для всего мира это было время напряженного ожидания и предвкушения перемен. Кто мог предугадать, какие изменения и тревоги может принести с собой смерть понтифекса? Ведь положение оставалось практически неизменным на протяжении очень долгого периода - последняя смена императора Маджипура произошла более чем четыре десятилетия тому назад.
Как только слова о болезни понтифекса впервые были произнесены вслух, в обширную подземную столицу сразу же начали съезжаться правители, принцы и герцоги Маджипура. Их ожидало двойное событие, печальную сторону коего должна была составить кончина прославленного лорда, а радостную - начало нового великолепного царствования. А пока что они с непреодолимым и еле-еле скрываемым нетерпением ожидали того, что, как всем было известно, неминуемо должно было вот-вот произойти.
Но проходили недели, а старый понтифекс упорно цеплялся за жизнь и умирал крохотными порциями, расставаясь с миром очень медленно и с чрезвычайным нежеланием. Императорские доктора давно пришли к выводу о безнадежности его случая. Искусство императорских волшебников и магов также не могло подсказать им средства для спасения владыки. На самом деле они уже много месяцев назад предсказали его неизбежную смерть, хотя и не сообщили об этом больному. И сейчас они, как и весь Маджипур, ожидали подтверждения своего собственного пророчества.
Принц Корсибар, великолепный и пользующийся всеобщим восхищением сын короналя лорда Конфалюма, первым из сильных мира сего прибыл в столицу понтифекса. До Корсибара новость о том, что понтифексу осталось жить недолго, дошла, когда он охотился в суровых пустынях, простиравшихся на юг от Лабиринта. Вместе с ним была его сестра, прекрасная темноглазая леди Тизмет, и несколько обычных компаньонов по охоте. Затем, спустя несколько дней, прибыли Великий адмирал королевства принц Гонивол и двоюродный брат короналя герцог Олджеббин Стойензарский, носивший звание Верховного канцлера, и почти сразу же вслед за ними неправдоподобно богатый принц Сирифорн Самивольский, утверждавший, что к его роду принадлежали не менее четырех короналей древних времен.
Энергичный, непоседливый молодой принц Престимион Малдемарский - он, как все были уверены, станет новым короналем Маджипура, после того как лорд Конфалюм сменит Пранкипина на посту понтифекса - тоже покинул свою обитель в замке короналя на вершине гигантской Замковой горы и прибыл в Лабиринт вместе с Сирифорном. Престимиона сопровождали трое его неразлучных компаньонов: неуклюжий мрачный Гиялорис, высоченный, с подчеркнуто утонченными манерами Септах Мелайн и маленький хитрый герцог Свор. Вскоре появились и другие высокие властители: бесцеремонный гигант прокуратор Ни-мойи Дантирия Самбайл, веселый Кантеверел Байлемунский, а также иерарх Маркатейн, личный представитель Хозяйки Острова Сна. И наконец - великий корональ лорд Конфалюм собственной персоной. Кое-кто утверждал, что он был величайшим из правителей за всю долгую историю Маджипура. Уже несколько десятилетий он в счастливом согласии с верховным монархом Пранкипином управлял планетой, и это время являло собой беспрецедентный период всемирного процветания.
Таким образом, все, чье присутствие было необходимо в момент провозглашения новых правителей, были на месте. И прибытие в Лабиринт лорда Конфалюма, конечно, свидетельствовало о том, что кончина Пранкипина близка. Но событие, ради которого все собрались, по-прежнему не происходило, и высокие гости томились в ожидании - день за днем, неделю за неделей.
Из всех беспокойных принцев именно Корсибар, дюжий и энергичный сын короналя, казалось, переносил задержку тяжелее всех. Прославленный охотник, подвижный широкоплечий человек с лицом, загоревшим почти дочерна от непрерывного пребывания под палящим солнцем, он предпочитал открытые просторы - тоскливое времяпрепровождение в огромной подземной пещере, которой по сути был Лабиринт, выводило его из себя.
Корсибар потратил почти целый год на планирование, подготовку и экипировку грандиозной охотничьей экспедиции по всей южной оконечности Алханроэля. Именно о чем-то подобном он мечтал большую часть своей жизни: о длительном и увлекательном путешествии, охватывающем просторы в тысячи миль, благодаря которому он смог бы заполнить заблаговременно сооруженный в замке лорда Конфалюма зал Трофеев изумительной экспозицией вновь обнаруженных диковинных животных. И вот спустя всего десять дней после начала экспедиции он был вынужден прервать ее и мчаться сюда, в мрачную, заплесневелую дыру, в лишенное солнца безрадостное царство, затаившееся глубоко под кожей планеты.
Здесь он благодаря положению своего отца и собственному высокому происхождению был принужден в течение недель или даже месяцев беспокойно и бессмысленно вышагивать по множеству ярусов бесконечных спиральных проходов, не смея покинуть подземелье и пребывая в бесконечном ожидании того часа, когда старый понтифекс испустит последнее дыхание и лорд Конфалюм займет его место на опустевшем императорском троне.
А тем временем у него над головой другие люди куда менее благородного происхождения вправе свободно, по велению сердца выбирать себе охотничьи угодья. Корсибар дошел до предела; он был не в состоянии долее переносить такое положение. Он мечтал об охоте, а еще сильнее - о том, чтобы увидеть светлое, ясное небо, почувствовать щекой приятную прохладу северного ветра. По мере того как тянулись его праздные дни и ночи в Лабиринте, энергия нетерпения накапливалась в нем и уже подходила к критической массе, грозившей взрывом.
- Ожидание, вот что хуже всего, - сказал Корсибар, окидывая взглядом группу, собравшуюся в величественном вестибюле зала Правосудия под великолепным потолком из оникса. Этот вестибюль, находившийся в трех уровнях от палат императора, стал постоянным местом встреч прибывших властителей. - Это беспросветное ожидание! О, боги! Когда же он умрет? Позвольте этому свершиться, раз уж нет никакой возможности предотвратить такой исход! Позвольте этому свершиться и позвольте нам наконец покончить с этим.
- Все свершится во благовременье, - высокопарно и набожно произнес герцог Олджеббин Стойензарский.
- Сколько еще мы должны сидеть здесь?! - сердито воскликнул Корсибар. - Весь мир впал в оцепенение. - Только что был оглашен утренний бюллетень о состоянии здоровья понтифекса: в течение ночи не произошло никаких изменений, состояние его величества остается серьезным, но он сохраняет присутствие духа. Корсибар с силой стукнул кулаком по ладони: - Мы ждем, и ждем, и ждем. И снова ждем, но так ничего и не случается. Не слишком ли рано мы все собрались сюда?
- Все доктора единодушно сошлись во мнении, что его величество проживет недолго, - заметил ближайший друг Престимиона Септах Мелайн. Высокий, стройный и всегда элегантный, он на первый взгляд казался фатом и щеголем, но благодаря своему искусству в обращении с оружием пользовался всеобщим уважением. - Поэтому с нашей стороны было вполне разумно прибыть сюда именно тогда, когда мы это сделали, и…
Его перебил звук оглушительной отрыжки, сразу же перешедшей во взрыв громкого хохота. Это был Фархольт, грубый и шумный человек из окружения принца Корсибара. Он возводил свою родословную к короналю древних времен лорду Гуаделуму.
- Доктора… сошлись? Во мнении… сошлись… вы говорите? Клянусь костями бога, да ведь эти доктора просто-напросто фальшивые волшебники, чьи заклинания не имеют никакой силы!
- А вы возьметесь утверждать, что заклинания истинных волшебников действуют верно? - спросил Септах Мелайн, в ленивой, явно насмешливой манере растягивая слова. Он с нескрываемым отвращением разглядывал массивную фигуру Фархольта. - Ответьте мне, добрый друг Фархольт: допустим, на турнире кто-то проткнул вам руку рапирой, и вы лежите на поле в луже крови и смотрите, как из вашего тела изливается алый сверкающий поток. Кого вы предпочли бы в этой ситуации: волшебника, который стал бы бормотать над вами заклинания, или же опытного хирурга, способного быстро зашить вашу рану?
- А разве кому-либо хоть раз удавалось проткнуть рапирой мою руку или какую-либо иную часть тела? - угрюмо спросил Фархольт.
- Ах, дорогой друг, похоже, вы просто не поняли мою метафору.
- Метафорой является сама суть вашего вопроса или же острие рапиры? - поинтересовался сообразительный маленький герцог Свор, хитрый, подвижный как ртуть человечек, который на протяжении долгого времени был компаньоном принца Корсибара, но теперь числился среди наиболее близких товарищей Престимиона.
Страница: 1 2 3 ... 118 119 120 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0