Электронная библиотека

Михаил Серегин - Безотказная команда

Михаил Серегин - Безотказная команда
В собственном кабинете от взрыва бомбы погиб директор ресторана Пожаров. Его заместителю Ашоту Мачколяну открылась радужная перспектива занять его место. Казалось бы, бери бразды правления и властвуй, но Ашоту стало страшно, как никогда. Бандиты, крышующие ресторан, требуют от него денег, которые задолжал им прежний директор. Да еще сотрудники ФСБ угрожают Ашоту уголовным делом. Ситуация – хоть вешайся. Но у Ашота есть верные друзья – безотказная команда спасателей МЧС. Отважные парни берутся помочь товарищу. Но тут выясняется одно любопытное обстоятельство. Оказывается, прежний директор… Впрочем, обо всем надо узнать по порядку.
Содержание:

Михаил Серегин
Безотказная команда

Глава 1

Ашот степенно прошествовал к столу со своей ношей – бутылкой домашнего вина четырехлетней выдержки, сделанного из пальчикового винограда с примесью шафрана, и, поместив ее в самый центр, пробасил:
– Вот скажи мне, Грач, каким должен быть погреб, чтобы вино в нем хорошо дозрело?…
– Ну, наверное, очень холодным или, по крайней мере, глубоким, – предположил Грачев, ковыряясь ножичком в продырявленном червяком крупном красном яблоке, которое он подобрал под деревом.
Было пять часов вечера, и мужчины, не так давно сдав смену в службе спасения, где они дежурили сутки через трое, решили немного отдохнуть от забот и, собравшись вместе, полакомиться шашлыком, который уже не раз обещал сделать для них толстяк Ашот.
Вернуться в спасатели, а там они успели побывать во время своей службы в армии, предложил их бывший старший смены Косицин, успевший за недолгое время дослужиться аж до начальника городской службы. Пока вторую работу никто за серьезную не считал, ведь она отнимала у них всего пару суток в неделю, все остальное время каждый занимался тем, что ему нравилось. И все же от лишнего заработка и возможности оставаться командой отказываться никто не хотел.
– Во-о, не знаешь, – протянул Ашот следом, присаживаясь рядом. – Погреб должен быть крепко запертым. Иначе что в нем успеет дозреть? Ничегошеньки! А потому я ключик всегда при себе ношу. – Ашот продемонстрировал один из ключей на огромной связке, висящей на его необхватном поясе, и, звякнув ею, добавил: – Уж тут-то он точно в безопасности.
– Странный ты человек, Ашот, – донеслось откуда-то из глубины сада. Это подал свой бархатный голосок Максимов, качающийся на качелях, как маленький ребенок. Впрочем, от истины это было не так уж и далеко, учитывая склад характера и шаловливый нрав последнего. – Сам подумай, кому, кроме тебя, твой погреб нужен? Жене?… Или, может быть, девчонкам? Были б сыновья, другое дело, успевай только запоры придумывать, а так что – от себя не спрячешь, – закончил он с усмешкой.
Мачколян нахмурился. Самая больная тема. Будучи женатым не один год, он так и не сумел сделать себе сына. Словно назло, у него рождались одни дочери, а так как смиряться с этим он не желал, стремясь заполучить хотя бы одного продолжателя свой фамилии, семейство его неуклонно прибавлялось в численности, но это касалось лишь женской его части. И, пожалуй, сам глава этой милой общины уже не мог точно сказать, сколько всего хомутиков висит на его могучей шее в данный момент – где уж там всех по именам запомнить.
– Да ладно, не бери в голову, – попытался вернуть былое боевое настроение своему другу Валентин, заметив расстройство Ашота. – Этот пустомеля вечно несет какую-нибудь чушь. Дочери – это гордость и красота. А у него вон вообще семьи нет, глядишь, так до старости холостяком и проходит.
– Ага, щас, – услышав, о чем идет речь, откликнулся Макс, отталкиваясь очередной раз от земли и взлетая в воздух. – Я не вы, за первую попавшуюся юбку не схвачусь…
– Ты хотел сказать, не женюсь никогда, – поправил его Грачев. – Э-э-эх, из чего же сделаны наши мальчики? – напел он известную всем детскую песенку. – Из болтиков, из гаечек…
– А пусть и из болтиков, – совсем не обиделся на это Максимов, которого не первый раз в его жизни сравнивали с разного рода инструментами, а все потому, что он работал мастером по спецэффектам на одной телестудии и шарил в любой технике если не лучше, чем ее создатель, то и не хуже, уж точно. – Вы двое, – продолжил Макс, – кроме того, как людям головы морочить да у плиты стоять, больше ничего и не умеете, а я талант. Может быть, один из тысячи. Так что… – Он многозначительно поднял указательный палец вверх, но, не найдя что сказать, сразу же опустил его.
– Ну да, талант, – усмехнулся в ответ Ашот. – Только что-то этот самый талант тебе нормальную бабу подцепить не помогает, аль со здоровьицем непорядок?
– Ха, – скривил рожу Макс. – По-вашему, я чем сейчас занимаюсь?
– Ну и чем же? – уточнил Грачев, доставший наконец наглого червя из яблока и теперь рассматривающий его движения на острие ножа.
– Да вот хочу сделать подарок девушке, но не знаю какой. Думаю, – почесав затылок, ответил им Макс.
Ашот и Валентин в голос захохотали, чем немного сбили с толку Максимова, не понявшего причины столь бурной реакции товарищей на его слова и сообразившего, в чем дело, только когда хозяин дома и двора, в котором они на данный момент находились, Ашот Ваграмович Мачколян, спросил:
– Не знаешь, какой девушке?
Макс слегка смутился и, отведя глаза в сторону, пояснил:
– Нет, какой подарок. Ну… ну предложите же что-нибудь.
– А подари ей батарею, – не задумываясь, выдал Ашот и хитро покосился на Андрея.
– А на фига она ей? – послал вопросительный взгляд Ашоту Максимов.
– Когда слиняешь от нее так же, как и от всех предыдущих, ей будет обо что греться, – с ехидной улыбкой пояснил тот, намекая на неоднократные попытки Макса обзавестись семьей, заканчивающиеся уже через неделю разводом, якобы из-за несовместимости характеров. А если уж быть совсем точным, то разлады в его семьях начинались из-за слишком уж ловеласовской натуры Макса, совершенно неспособного пройти мимо красивой девушки, не попытавшись ее подклеить. Ну не мог он не оценить красоту – и ничего с этим поделать было нельзя.
– Нет, вы окончательно отсталые люди, – махнул в их сторону рукой Максимов, погруженный в глупые фантазии и мечты. – Вы даже не понимаете, что такое женщина, – продолжил он свою речь. – Это же… это же сплошной набор прелестей и чудес. Вы вообще последний раз когда обращали внимание на то, сколько секс-бомб стало в нашей стране? – Для большего эффекта он руками обрисовал тех, кого только что упомянул, и даже сам едва не облизнулся от получившегося результата.
– Ну да, столько секс-бомб развелось, и ни одного бомбоубежища, – иронично присовокупил Ашот, продолжая переворачивать шампуры, к которым он успел перейти во время этой дружеской перебранки. – И когда ты только поймешь, голова твоя седая, что хороша не секс-бомба, которая тебя на куски изорвет и без штанов оставит, а маленькая петардочка, которая хоть и зацепит, да не поранит.
– С тобой неинтересно, – недовольно пробурчал на это Макс, отмахиваясь от совсем не вникающего в его слова Мачколяна. Затем вздохнул и обвел взглядом большой двор ашотовского дома: – Интересно, а где это Величко у нас запропастился? Сказано же было, в девять утра всем быть здесь.
– Не волнуйся, – покосившись на часы, ответил Ашот. – Не думаю, что Граф позволит ему пропустить это мероприятие и подарить кому-то свой шашлык. Силком приволочет.
Занятый облагораживанием стола, Грачев улыбнулся и хотел было добавить к сказанному свое, но в этот момент прозвучал звонок. Максимов досадливо развел руками и крикнул:
– Входи, входи, там не заперто.
Металлическая калитка со скрипом приоткрылась, и первым через ее небольшой порожек перелетело нечто темное и лохматое. Это существо, в котором все сразу узнали своего любимца – немецкую овчарку Графа, прошедшую с ними едва ли не весь Северный Кавказ во время службы в армии, – не раздумывая понеслось в сторону шашлыков, не обращая никакого внимания на то, что путь преграждают две фигуры: одна – Макса, покинувшего качели и вышедшего навстречу другу, другая – Ашота, отступившего от мангала. Впрочем, первый, поняв, что ему грозит, торопливо отскочил в сторону и закачался на одной ноге, стараясь удержать равновесие. Зато второй выставил вперед руки и, испуганно замотав ими, завопил:
– Граф, нет! Только не сюда.
Но Граф не придал никакого значения этим словам, да и вообще, похоже, даже не слышал их и радостно бросился на широкую грудь Мачколяна. Ашот от резкого удара в грудь попятился назад. Как назло, под ноги ему попало оброненное ранее полено, и "сто килограммов обаяния" с ужасным грохотом повалились на землю.
Все это произошло так стремительно и быстро, что мужчины не обратили внимания на какой-то режущий свистящий звук. Но чуткое ухо Александра, все еще стоящего в воротах, не могло не уловить его. Он метнулся в сторону и во все горло заорал:
– На землю! Всем лечь на землю!
Страница: 1 2 3 ... 47 48 49 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0155 сек
SQL-запросов: 0