Электронная библиотека

Мэри Бэлоу - Жена на время

Иногда правда и ложь так тесно переплетаются. Прошло два дня, прежде чем молодой герцог смог оставить Инфилд и отправиться на поиски жены. Граф с семьей уехали. Тилден пришел к соглашению с Чарлзом. Молодой паре позволили на пятнадцать минут остаться наедине. Дело можно было считать решенным, хотя, конечно, об официальной помолвке до окончания траура и речи быть не могло. Лорд и леди Твайнэм с детьми вернулись к себе домой. Огасте устроили продолжительные каникулы, чтобы она могла пожить у Уилли и Клодии. Энтони уже рассказал всем, что жене пришлось спешно уехать, а он скоро отправится за ней и привезет домой. Никто не задавал вопросов. Похоже, за последние дни он стал выглядеть таким же недоступным, как и его отец.
В конце концов, молодой герцог Уитингсби отправился в путешествие, сам не зная куда.
* * *
Чарити прошла пешком три мили от остановки дилижанса и вошла в дом, где ее никто не ждал. Дети как раз заканчивали пить чай и просили Пенелопу разрешить им погулять. Дэвид громко обещал больше не пачкаться, а Говард уверял, будто бриджи порвались совершенно случайно, а он был очень осторожен. Мэри заявила, что она не пачкалась и не рвала бриджи, а поэтому совершенно не понимает, с какой стати Пенни хочет, чтобы она осталась дома. Говард горячо защищал сестру, когда Мэри заметила стоявшую на пороге Чарити. Она вскрикнула от неожиданности.
И тут последовали крики, вопли, радостные восклицания, смех, разговоры, объятия. Никого в семействе Дунканов не учили говорить строго по очереди и не перебивать друг друга.
– Хорошо, – наконец сказала Чарити. – Я вернулась домой, вы все подросли. Если вы позволите мне сесть и спокойно выпить чаю, то я скоро приду в себя.
Она села к столу, а Пенелопа поспешила на кухню за чайником и чистой чашкой. Мэри пододвинула сестре блюдо с лепешками, точнее, с тем, что от них осталось, Говард поведал Чарити, как он совершенно случайно порвал бриджи, а его напрасно обвинили в небрежности. Дэвид вручил старшей сестре свой чистый, но мятый носовой платок.
Как хорошо снова оказаться дома! Конечно, она не сказала им правды. Но Чарити утешала себя мыслью, что больше ей не придется лгать, или, во всяком случае, не так много. Новое место ей не понравилось, и она его оставила, объяснила Чарити. Она вернулась домой и останется с ними. Это понравится Филу, хотя теперь ему придется одному зарабатывать на семью.
Чарити не была уверена, действительно ли она останется дома. Может быть, через некоторое время снова попытается найти место гувернантки. Но пока она будет рада побыть дома, зализать раны, попытаться убедить себя, что поступать правильно – уже добродетель. Это означает мир и согласие в душе. Без сомнения, она поступила правильно.
Пенелопа была откровенно рада появлению старшей сестры. Она любила детей, хорошо заботилась о них, но ей недоставало той материнской строгости, которой обладала Чарити. Кроме того, у Пенни был жених, тот самый джентльмен, который когда-то ухаживал за Чарити. И Пенни не терпелось принять его предложение. Ей только нужно было удостовериться, что Чарити он не нужен.
– Конечно, – довольно сухо заверила ее Чарити. – Если бы я хотела, Пенни, то вышла бы за него, когда он за мной ухаживал. Это было еще до того, как ты подросла и он увидел, какая ты хорошенькая.
– Нет, – запротестовала Пенни и покраснела. – Ты, наверное, отказала ему, потому что нужна была здесь.
Это было наполовину правдой, но и глубоких чувств к этому джентльмену Чарити тоже не испытывала.
– Я не собираюсь выходить замуж, – сказала она. – Я останусь дома, пока дети не подрастут, а потом буду вести приятную жизнь старой девы.
Чарити задумалась: не ждет ли она ребенка? Но об этом сейчас беспокоиться рано.
Так она вернулась к жизни в родном доме. Она написала Филипу, которого такой поворот событий должен только обрадовать. Ее лично такая ситуация не радовала. Но чудеса, если они даже случаются, не всегда приносят радость, поняла Чарити. Как-нибудь они справятся. Филу удастся добиться такого положения, что он сможет жениться на Агнес и зажить своей семьей.
Чарити старалась не вспоминать Инфилд и живущих там людей. Особенно она избегала мыслей о нем. Но это, конечно, было совершенно невозможно. Иногда он казался ей частью ее. После того как они были одним целым в его постели, он стал частью ее души. Но днем ей удавалось ограничиваться только редкими мыслями о нем. Ночью – совсем другое дело.
Чарити старалась все время быть при деле. Помимо домашних забот, существовали и другие занятия. Нужно было навестить друзей и соседей. Почти год она не была дома. Так приятно вернуться.
* * *
Удивительно, сколько одиноких дам в коричневой одежде путешествовало в дилижансах. Они выходили из них в самых разных местах и направлялись в разных направлениях пешком, на двуколках, в экипажах. Герцог Уитингсби потратил несколько дней, следуя по самым многообещающим следам, чтобы убедиться, что они ведут в никуда. Потом осталось всего два места, куда он мог направиться: назад, в Инфилд, или вперед, в Лондон. Конечно, в Инфилд она не вернулась. И все-таки, если она отправилась в Лондон, шансов у него совсем мало. Ему вспомнилось рекомендательное письмо пастора из ее прежнего прихода. Но как ни старался, он не мог вспомнить название этого места в графстве Гемпшир. Письмо и конверт он уничтожил. И потом, она оттуда уехала, дома там у нее нет. Вряд ли она вернется туда теперь.
Герцог отправился в Лондон. И если уж он решил с чего-то начать свои поиски здесь, пусть даже без особой надежды на успех, то отправился к тому дому, где она снимала квартиру до их женитьбы. Но сделать это оказалось не так просто. Он не мог вспомнить, где это было. На его счастье, кучер помнил это место лучше, чем Энтони. Первая попытка была неудачной, но потом они оба узнали улицу и дом, который искали.
– Нет, мисс Дункан здесь уже не живет, – ответил герцогу хозяин дома. – Нет, я не знаю, куда она переехала. Нет, она здесь не появлялась.
Таких именно ответов герцог и ожидал, но, только услышав их, понял, как надеялся.
Где ему теперь искать? Впереди неизвестность. В Лондоне искать было больше негде, оставалось только искать по всей Англии, начиная с Гемпшира.
– Может быть, мистер Дункан знает, где она может быть? – вдруг сказал хозяин, когда герцог уже собрался уходить. – Не хотите вернуться вечером, когда он придет с работы?
Мистер Дункан? Энтони удивленно посмотрел на хозяина. Ее отец? Он умер. Ее муж? Ее брат? У нее нет братьев. Ее муж! Он почувствовал, как руки сжались в кулаки. Во рту пересохло.
– Я так и сделаю. Спасибо, – сказал он и протянул хозяину соверен.
Однако, садясь в экипаж и горя желанием убить этого мужа, герцог вспомнил, что Чарити была девственницей.
Одно было ему теперь совершенно ясно. Чарити Дункан, герцогиня Уитингсби, с самого начала обманывала его. Она не только не была серой мышкой, но и не была… Черт возьми, подумал Энтони, ему вообще ничего о ней не известно. Совсем ничего. За исключением того, что она – его жена. И за исключением того, что он любит ее.
День показался ему бесконечным. Как будто прошло две недели, а не один день. Но наконец он вернулся к доходному дому, и ему сообщили, что мистер Дункан только что пришел с работы. Герцог поднялся по крутой лестнице и тростью постучал в дверь, указанную хозяином.
Молодой человек, довольно усталый на вид, открыл дверь и вопросительно посмотрел на него. Молодой человек, без всякого сомнения, очень походил на Чарити. Он оглядел элегантного незнакомца.
– Мистер Дункан?
– Да, – настороженно ответил молодой человек.
– У вас есть… сестра? Чарити? – спросил герцог. Молодой человек нахмурился.
– А если и так, сэр? – спросил он. – Какое вам дело до моей сестры?
Герцог вздохнул.
– Она моя жена, – ответил он. – Можно мне войти?
Не дожидаясь приглашения, Энтони прошел в квартиру мимо молодого человека, растерянно уставившегося на него.
– Думаю, есть еще дюжина братьев и сестер, – сказал герцог, обернувшись к молодому человеку. – Тогда это кое-что объясняет.
Например, то, как умело она управлялась с ними со всеми и разобралась в их жизни.
– Кто вы? – спросил мистер Дункан.
– Энтони Эрхарт…
– Ее прежний хозяин, – сказал молодой человек, снова хмуря брови. – Вы женаты, сэр, и у вас четверо маленьких детей. Значит, из-за вас она так поспешно оставила работу…
– Да, я женат, – подтвердил герцог. – Я женился на вашей сестре на следующий день после нашего разговора с ней на Аппер-Гросвенор-стрит. У нас с ней пока нет не то что четверых, но даже и одного ребенка. Но надеюсь, будут. Все зависит от того, удастся ли мне догнать ее. Она, кажется, питает иллюзии насчет того, что, скрывшись от меня, сможет аннулировать наш брак.
Мистер Дункан уставился на него, как человек, с плеч которого свалился огромный груз.
– Вы женились на ней? – едва слышно спросил он. – И она оставила вас? Она скрывается от вас? Какого черта…
– Должен добавить – я люблю свою жену, – сказал герцог. – Уверен, вы знаете, где она сейчас находится. Полагаю, заботится о других братьях и сестрах.
– Вы любите ее? Но все-таки она так скоро сбежала от вас? – удивился брат Чарити. – Признаюсь, я в полном недоумении, сэр. И у меня нет ни малейшего желания давать вам адрес сестры. Не хочу подвергать ее опасности.
Герцог Уитингсби тяжело вздохнул.
← Ctrl 1 2 3 ... 38 39 40 41 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0