Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Глава 6

Нелли. Тайна серых тенейорнелий встал точно напротив входа в Белую Нору и поднялся на задние лапы. Вытянувшись столбиком и широко открыв пасть – так, что стали видны верхние и нижние резцы, – издал протяжный, глубокий и удивительно нежный звук, похожий на песню. Нелли ясно услышала в нем вежливую просьбу и извинение одновременно. В груди Нелли тонкими струнами завибрировала нежность, как всегда, когда она вспоминала о матери, много лет назад уехавшей на пароходе со словами: "Куда-нибудь, подальше от Рыбного переулка". У Нелли навернулись слезы на глаза, и она слегка всхлипнула, получив от Корнелия осуждающий взгляд.
Из Белой Норы появились две крысы и молча встали по бокам от входа. Затем, прихрамывая, вышел крыс в парчовой накидке, на шее скрепленной булавкой с огромной белой жемчужиной. Он строго и неприязненно уставился на Нелли. Она захлопала глазами, не зная, что делать. Церемония приветствия важных персон во всех мирах, видимо, одинакова. Корнелий поклонился, и Нелли последовала его примеру.
– Как ты мог такое сотворить? – обратился крыс к Корнелию неожиданно злобно. – Почему ты не выполнил приказ Совета декурионов? Ты погубишь нас своими необдуманными поступками! Ты, который всегда отличался разумностью и осторожностью!
Последние слова крыс в накидке почти прошипел. У Нелли засвербело в носу.
– Видимо, разумность не позволила мудрому Корнелию совершить необдуманный поступок, – произнес устало низкий бархатный голос.
Все застыли. Уши и глаза Нелли сами повернулись к Белой Норе. Она напряглась, пытаясь увидеть сквозь стены. Всем тельцем почувствовала, что из глубины Норы выходит главное существо. Море крысиных тел позади Нелли прекратило бурлить. Корнелий припал к земле. Две крысы, охранницы или служанки, склонились. Крыс с жемчужиной опустил голову.
Двигая перед собой плотный горячий ком таинственных запахов, смешанных из тонких струй нежности и молока, тягучего запаха сытости, зерна и пахучих трав, из Норы медленно вышла огромная серебристая крыса. На секунду Нелли показалось, что древние подземные силы аккуратно вынесли на своих ладонях седую правительницу и осторожно уползли в глубину.
– Ну, покажите мне нашу гостью! – сказала седая крыса.
Корнелий торопливо подтолкнул Нелли к правительнице.
– Ее зовут… – начал он.
– Я думаю, она сама назовет свое имя! – прервала его седая крыса.
– Нелли… Сэлт, – выдавила из себя Нелли.
– Перед тобой Ама Августа – Мать нашего пага и Правительница, Владелица твоей жизни и судьбы! – четко выговаривая каждое слово, начал крыс в накидке. – Склонись, ничтожество, перед величием и…
– Оставь, Варрий! – сказала Августа устало. – Она еще человек, а люди давно потеряли почтение к правителям. Не думаю, что твои высокопарные речи произведут на нее должное впечатление. А агномен у тебя есть, девочка?
– Что? – машинально спросила Нелли. Ее мысли заметались как муравьи в разворошенном муравейнике: "Они все знают! Знают, что я человек! И так спокойны?"
– Агномен – прозвище, которое важнее имени, – объяснил крыс в накидке, продолжая пристально и злобно разглядывать съежившуюся Нелли.
– Бешеная Ко… – начала Нелли и вовремя осеклась.
Однако все присутствующие упорно ждали завершения фразы, и Нелли, совсем как в школе, когда обстоятельства загоняли ее в угол, прибегла к спасительной лжи.
– Бешеная Коза, – тихо сказала она.
Крысы переглянулись.
– Что же, твой человеческий агномен многое говорит о тебе, – усмехнулась Августа. – Какими же умениями надо обладать в мире людей, чтобы заработать такое прозвище?
Нелли стало стыдно, и она начала вспоминать свои таланты, чтобы удивить этих грызунов, но ничего важного, кроме умения бездумно драться в общей свалке, не вспомнила. В ее голове застыла неподвижная водная гладь, точно на озере в безветренную погоду. "Я – дура, дура, дура…" – беззвучно твердила Нелли.
– Я… умею… быть верной клятве, – повинуясь неожиданному всплеску на гладкой воде, выдала она.
– Полезное ремесло, – сказал Варрий, полируя лапкой жемчужину на булавке. – Особенно если клятвы изначально глупы и заведомо непродуманны. Человеческие подростки не отличаются мудростью и редко владеют каким-либо мастерством, – обратился он к Августе. – Они жаждут развлечений и драться друг с другом, деля внимание сверстников.
Нелли захотелось стукнуть Варрия чем-нибудь тяжелым. Это желание приходило всегда, если кто-нибудь произносил вслух то, в чем Нелли боялась признаться самой себе.
– Священное право поединка ради любви избранника никто не отменял, – с улыбкой сказала Августа.
– Не должно пренебрегать решением Совета декурионов! – настаивал Варрий. – Корнелию следует выполнить поручение. Или пусть это сделает кто-то другой, раз мудрый Корнелий много думает и мало делает! Я предлагаю поручить это дело Коклессу Одноглазому. У него хватит твердости и решительности.
Нелли сразу возненавидела этого Коклесса, и ей стало обидно за Корнелия. Хотя поручение, которое он не выполнил, видимо, было важным, она решила вступиться за него:
– Корнелий – хороший… крыс! И умный! И смелый! А не сделал он то, что вы поручили, потому что… я помешала.
– Тебя просили открывать пасть? – Варрий, как молния, метнулся к Нелли. Он приблизился настолько, что его усы коснулись ее носа. Она едва устояла на ногах от волны ненависти и терпкого запаха вареных креветок, исходивших от Варрия: именно так пахло в Портовом квартале. Нелли вдруг поняла, что не хочет возвращаться в свой Рыбный переулок.
– Остынь, Варрий! – Голос Августы стал жестким. – Я отменяю решение декурионов.
Корнелий облегченно вздохнул. Варрий тихо зарычал.
– Подойди ближе, девочка! – обратилась Августа к Нелли. – Мы знаем, ты была человеком. Но теперь ты – крыса! Одна из нас.
– Надолго? – прошептала Нелли.
Августа положила свою лапу на плечо Нелли:
– Навсегда. Запомни это и не пытайся изменить. Ничего не получится. Возврата нет. – Августа вздохнула. – Ни я, ни Варрий, ни Корнелий, ни кто-либо в моем паге не повинен в твоем Замещении. Но мы разделяем беду, которая тебя постигла. Я принимаю тебя в мой паг, доверяю тебе и беру под свое покровительство. Ты понимаешь?
Нелли согласно кивнула, но ее сердце сжалось.
– Это не значит, что ты будешь болтаться без дела, – спокойно продолжала седая правительница. – Ты должна найти полезное приложение своим способностям.
– Простите, у меня нет никаких способностей, – сказала Нелли, уставившись в землю.
– Начни что-то делать, и способности проявятся. Я назначаю Корнелия твоим куратором. Он поможет тебе освоиться в новой жизни и ответит на вопросы.
– И на вопрос о том, что со мной произошло? – с надеждой спросила Нелли.
Августа снова тяжело вздохнула, а Варрий хмыкнул.
– Чувствую, что ты особенная, – глядя прямо в глаза Нелли, продолжила Августа. – Чувствую важность твоего появления здесь, но не пойму, в чем она.
Нелли испугалась: сейчас ей меньше всего хотелось быть ответственной за что-либо. Видимо, Августа это почувствовала.
– Корнелий, придется сводить ее к фламинам, – сказала она с некоторым разочарованием.
Следопыт хотел возразить, но Августа оборвала его едва заметным жестом.
– Так надо, – строго сказала она. – Многое прояснится. Один не ходи, возьми еще кого-нибудь. Сопроводительное письмо фламинам я напишу.
Августа легонько дернула Нелли за ухо:
– Лучше бы тебе туда не ходить, но это поможет. Я чувствую, ты справишься. И еще! – Августа обратилась ко всем: – Не стоит во всех переходах говорить о том, что в паге есть бывший человек. Придержите языки! Варрий, доложи декурионам о моем решении!
Августа тяжело развернулась и исчезла в темной норе. За ней молча удалились охранницы.
Варрий приблизился к Нелли. Она уже его не боялась: рядом сопел Корнелий, и это придавало ей смелости.
– Ты мне не нравишься! – злобно сказал Варрий. И так резко сделал шаг в сторону, что его взлетевшая накидка больно задела Неллин нос. Варрий в два прыжка забрался на соседний с Белой Норой выступ. Сверху он уставился на Нелли, пытаясь взглядом пришпилить ее к земле. Она лишь приторно улыбнулась. Варрий показал резцы и растворился в одном из проходов.
Нелли устала, присела на задние лапки, а передние крепко прижала к груди. Ее голова гудела от пережитого. Хуже всего, что в результате последних событий ответов было мало, а вопросов стало еще больше.
Корнелий легонько толкнул Нелли в бок, выводя из состояния задумчивости.
– У меня к тебе столько вопросов, что сейчас голова лопнет, – угрожающе сказала Нелли. – За что со мной так обошлись? И кто? Я уверена, что не сделала ничего такого, за что меня можно было превратить в крысу. Или сделала?
– Вопрос не в том, каким человеком ты была и что сделала, а какой крысой ты теперь будешь, – тихо заметил Корнелий.
Нелли не понравилось умничанье собеседника, и она спросила с капелькой яда в голосе:
– Извини, мудрый Корнелий, что тебе поручили, а ты не сделал? В чем дело? Почему Варрий так разозлился?
– Надеюсь, ты этого не узнаешь, – ответил Корнелий хмуро.
Нелли посмотрела на него с подозрением. Корнелий отвернулся и направился в глубь форума.
– С чего начнем? – спросила Нелли, догнав его.
– С того, чтобы научить тебя есть, пока не сдохла.
– Грубо, – возмутилась Нелли. – А почему надо учиться есть? Я умею жевать.
– Нелли! Теперь тебе придется грызть. И главное – ЧТО!
– А что? – Нелли испугалась. – Что-нибудь горькое? Или черствое?
← Ctrl 1 2 3 ... 6 7 8 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0108 сек
SQL-запросов: 0