Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

– Твой человеческий облик я плохо помню, но ты сейчас – не курносая девочка! – миролюбиво и насмешливо сказал он. – Могу я посмотреть, откуда растет твой розовый хвостик?
"Синий козел", – подумала Нелли, а вслух сказала:
– Ты хотя бы помнишь, как мы с Эриком тащили тебя, неблагодарный зверь!
– Я здесь – центурион!
– Хорошо устроился.
– Неплохо. Под моим началом – сотня крыс. Хотя, должен сказать, они – туповатые существа. Наверное, ты тоже это поняла и пользуешься этим? Я смотрю, у тебя и прислуга есть.
Цицерон и его брат опасно запыхтели.
– Мне нравится учить их, – надменный тон Гая был невыносим. – Я тут – консультант по военным вопросам.
– Тебе интересно, к какой войне они готовятся? – глухо спросила Нелли.
– Не знаю. Может, против кошек. Но мне обещали великое будущее в столице, и я не упущу такую возможность. А ты чем занимаешься?
– Я так, по мелочам. Путешествую туда-сюда.
– Надеюсь, тебе нравится. Я теперь служу у консула. А когда это надоест, мне обещали, что я вернусь обратно. Морской корпус подождет, здесь интереснее! На практике я освою гораздо больше и опробую все военные теории. Они тупы, но воины отменные!
"Центурион умрет центурионом, и никогда – консулом", – вспомнила Нелли фразу из истории.
– Давно хотела спросить: зачем ты сцепился с Беном?
– Оливер Феттерс. Он втянул меня в эту дурацкую драку. Бен Грязнуля положил глаз на его сестру. Я помню, ты была не совсем маленькой девочкой. Понимаешь, о чем речь. Кстати, как я выгляжу? Роскошно, да? Вижу: я тебе нравлюсь.
Моментально сменившийся тон с надменного на банально нахальный ошеломил Нелли:
– Кто? Ты? Обалдел?!
– Эта крыса уже имеет самца для спаривания, – громко произнес Цицерон.
– Не ты ли это, лопоухий? – Гай повернулся к нему. – Я из-за этой девчонки чуть не погиб и имею на нее все права!
Пока Нелли соображала, о каких правах идет речь, Гай положил ей лапы на плечи и покровительственно спросил:
– Хочешь, я поговорю с консулом, чтобы ты попала в его свиту?
Нелли не удалось ответить достойно.
На пороге грота возникла Аврора, ее глаза метали молнии.
– Аврора, лапочка! – запел Гай.
У Корнелия при этих словах прянули уши.
– Познакомься, дорогая, это та самая крыса, о которой столько говорят!
– Я прекрасно знаю эту двухцветную тварь! – рявкнула Аврора.
Нелли вывернулась из лап Гая. Как только Аврора приблизилась, она молча прыгнула, вцепилась в усы красавицы, а затем с силой прижала ее голову к земле.
Гай замешкался. "Раздумывает, кого спасать!" – успела шепнуть Ненэ. Нелли воспользовалась всеобщей растерянностью и, наступив задней лапой на нос Авроры, освободившейся передней со всего маху влепила между Аврориных ушей. Красавица взвыла.
– Прекрати немедленно, кошка дикая! – заорал Гай.
Нелли сразу поняла, кто для него важнее, и ударила Аврору еще раз.
Курсант бросился к девчонкам, но на его пути встал Нума. Еще Нелли краем глаза заметила, что Цицерон сдерживает Корнелия.
"О! – обрадовалась Нелли. – Бой справедлив, один на одного!"
Она выпустила усы противницы и схватила ее за ухо. С усилием дернула, чуть провернув, чем вызвала душераздирающий вопль фиолетовой крыски. Но Аврора была достаточно сильной: упершись лапами в землю, она резко выпрямилась. Нелли перелетела через ее спину и покатилась, кувыркаясь, прямо под лапы сбежавшихся к гроту воинов. Они расступились, и Нелли, мячиком выкатившаяся из грота, с головой погрузилась в рыхлую вату.
Она барахталась в ней, пытаясь выбраться, но огромная железная лапа выудила ее из мягкого месива и приподняла за шкирку над землей.
Консул пригляделся к находке и сказал громогласно:
– Какого ихневмона она здесь делает?
В пещере воцарилась тишина.
В этот момент из грота кубарем вылетел Гай, за ним тем же манером – два воина. Затем вышел, держа передние лапы в боксерской стойке, Нума. Увидев консула и Нелли, висящую в его лапе, Нума заморгал, обмяк и поклонился. Следом из грота выпорхнула Аврора и, разбрасывая перед собой вату, как ледокол снежные торосы, понеслась к консулу. Но он равнодушно повернулся к ней спиной.
– Хотел рассмотреть тебя поближе, – сказал консул в полной тишине, поднеся Нелли почти к самому носу. – Хотел к тебе принюхаться.
Нелли инстинктивно прижала хвост к животу.
– Ты хороша, – мягко сказал консул, разглядывая Нелли. – Прелестное создание. У тебя большое будущее. От тебя исходит плотная… энергия. Особая жизненная сила. Ты могла бы украсить гарем консула. Возможно, гарем самого Нумена.
– Вряд ли, – только и смогла выдавить из себя Нелли. Вис над землей, на высоте роста двух крыс, причем стоящих друг на друге на задних лапах, не располагал к многословию.
Консул засмеялся и, как показалось Нелли, очень по-доброму. Но его слова прозвучали неучтиво.
– Глупышка! Ты не знаешь своих возможностей. Слушай меня! Каким бы воином ты себя ни мнила, прежде всего, ты – самка. А потенциал самки может определить только самец.
Консул аккуратно опустил Нелли на землю.
– Мы еще встретимся! Пока иди, – сказал он.
Вокруг все ожило и зашевелилось. Кто-то тронул Нелли за плечо. Хмурый триарий Сефлакс лапой показал следовать за ним. Стараясь не глазеть по сторонам, Нелли почти пробежала мимо рядов расступившихся воинов и мимо сверкавшей глазами Авроры, фиолетовая шубка которой позеленела от злости, а также мимо хмурого Гая, кинувшего ей в спину:
– Пропащая девчонка.
Именно так сказала матрона из социального надзора тетке Джен, когда после потасовки на улице Капитанов Марита и Нелли сидели на затертом диване в полицейском участке. "Запомни, Нелли! – сказала уже дома тетка Джен, смазывая йодом ее коленку. – Девчонки не бывают пропащими, они бывают заблудившимися".
Поэтому замечание Гая Нелли пропустила мимо своих розовых мохнатых ушей.

Глава 41

Нелли. Тайна серых тенейы сильно не переживай, – бубнил Цицерон, обращаясь к Нелли.
Она опять сидела под потолком принадлежавшей ей норы, покусывая кончик хвоста. Верный признак того, что крыса находится в тупике. Цицерон практически висел на краю выступа. Только морда торчала.
– Вот что я тебе скажу, – кряхтел Цицерон. – Твой Гай – псих. Были у нас такие военачальники и из людей, и из крыс. Гай, невзирая ни на что, поведет войну. Ему это нравится. Такие существа полезны на этапах сбора сил и подготовки к военным действиям. Но потом… – Цицерон исчез из поля зрения.
"Свалился", – подумала Нелли, но ушастая голова снова появилась.
– Потом, сама понимаешь, они ликвидируются в числе первых.
– Кем? – нахмурилась Нелли.
– Противником! Ибо противник ждет именно вояк. В битве нельзя полагаться на того, кто страстно желает повоевать. Не желающий этого, скорее всего, будет в числе победителей. Надеюсь, ты не нуждаешься в развернутом толковании этих слов?
– Гай не будет нужен как консультант?
– Когда война начинается, на консультации нет времени. Спустись, а? А то я не могу так долго стоять на спине Нумы.
Нельзя сказать, чтобы Нелли понравилось будущее курсанта. Все же когда-то он был человеком. И немножко нравился одной девочке из Рыбного переулка.
Но сейчас Нелли чувствовала, что они так же далеки друг от друга, как и в мире людей. "Ну и пусть воюет!" – отмахнулась Нелли. Но тревога за Гая и одновременно раздражение по поводу него не проходили. Ему обещали великое будущее. Даже крысы выделяли Гая.
Через минуту компания, Нелли и два крыса-брата сидела кружком и лакомилась солеными крекерами: Нума принес целую пачку и когтем ловко вскрыл целлофановую обертку.
– Ты будто стал выше, Нума? – спросила Нелли, разглядывая друга.
– Ой, ты не знаешь, наверное, – всплеснул лапами Цицерон. – Мы, самцы, слегка увеличиваемся, растем после каждого успешного боя.
– Не поняла, – недоверчиво сказала Нелли.
Нума, из пасти которого торчал кусок крекера, только развел лапами.
– Победитель становится выше, – продолжил за брата Цицерон. – У людей для этого предусмотрены разные пьедесталы, а у крыс все победы "вкладываются" в собственный рост.
– Ужас! – округлила глаза Нелли. – И до какой степени Нума может вырасти?
– До любой! Лишь бы противник был соответствующий.
– Значит, консул не только на еде вымахал? – прищурилась Нелли.
– Разумеется! Я был в Урбсе один раз, но скажу: там есть с кем помериться силами! – Цицерон ласково провел лапой по спине брата. – Все думаю, откормлю Нуму – и в столицу. Уж мы там выступим!
Нума закашлялся.
– Ты шутишь?! – возмутилась Нелли.
– Конечно, шучу. Чтобы нашего Нуму оттащить от гранария, должно произойти что-то необычное.
В этот момент в нору вошел Корнелий.
– Есть хочешь? – гостеприимно поинтересовалась Нелли.
– Я не один, – сказал Корнелий.
В пещерку тихо вошел Сефлакс и встал у входа.
– Не стесняйся, триарий! – Нелли подвинулась, освобождая место рядом. Она не любила быть непрошеной гостьей, но никогда не позволяла гостям чувствовать себя не в своей тарелке.
– О чем разговор? – спросил Корнелий, получив от Нумы порцию крекера.
– О центурионе, Неллином дружке, – ехидно ответил Цицерон.
– Он такой же мой дружок, как я – мышка консула, – нахмурилась Нелли.
Но все засмеялись.
– Почему вы его выбрали? – обратилась Нелли к Сефлаксу.
← Ctrl 1 2 3 ... 41 42 43 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0294 сек
SQL-запросов: 0