Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Две большие пластиковые бутылки были крепко-накрепко соединены нейлоновой сетью. Между ними торчал шест из широкой деревянной планки, который одновременно служил и мачтой, и килем. По бокам основных баллонов, в тугой оплетке кожаных ремешков болтались бутылки поменьше. Пластиковая кухонная лопатка выполняла роль руля. Всю конструкцию, от макушки шеста до бутылок и обратно, оплетали веревочки, бечевочки и ленточки. На палубе к шесту "хороводом" крепились жестяные банки из-под кофе – места для пассажиров и багажа, а около руля имелось сетчатое ведерко для ложек и вилок, служившее капитанской рубкой.
Из ведерка высунулась разбойничьего вида малорослая крыса в черной бандане и закричала:
– Чего встали, серость ушастая? Пакуйтесь, пока не накрыло!

Глава 33

Нелли. Тайна серых тенейривет, Лизия! – Цицерон расплылся в улыбке и ловко перемахнул с берега на удивительный катамаран. – Подвезешь путешественников?
– Адрес доставки тот же? – хитро прищурив глаза, спросила Лизия. И неожиданно сменила тон: – Э-э, ты, толстый! Судно имеет ограниченную грузоподъемность. Пойдешь на привязи!
Лизия махнула лапой в сторону привязанной к плавсредству резиновой игрушки – веселой желтой утки.
Нума с мольбой посмотрел на брата, но Цицерон лишь развел лапами.
– Давай, малыш, не стесняйся! – крикнула Лизия. – Ванна толстым не вредит, только лучше аппетит!
– И здесь притеснения, – заворчал себе под нос Нума и по пояс в воде побрел к игрушке, бултыхавшейся на волнах.
Корнелий перебрался на катамаран, не замочив лап. Нелли промахнулась и шлепнулась в воду.
– Эх, девчонки, не быть вам моряками! – запела Лизия раздражающе насмешливо. – Не быть вам моряками и в море не ходить! Сидеть на берегу вам в какой-нибудь канаве, с одними дураками, и деток разводить!
– Это вы обо мне? – отплевываясь от воды, спросила Нелли. Она повисла на сетке, уцепившись за ячейки, и подумывала вернуться на берег.
– О тебе, облезлая крыса! И о твоей подружке! – Лизия обратила свой поэтический дар на Аврору. – Что стоишь в раздумье, детка? Позабыла, где конфетка?
– Я остаюсь! – крикнула Аврора и бросилась к выходу. Никто не успел ничего сказать.
– Кораблю легче! – крикнула ей вслед Лизия после короткого молчания. – Никто не желает сбегать и успокоить красотку? А, следопыт?
Корнелий промолчал: сделал вид, что очень занят, помогая Нелли забраться в одну из жестяных банок.
– Чую рост температуры! Закипели шуры-муры! – высунувшись почти целиком из своей сетки, продолжала измываться разбойница.
– Она когда-нибудь нормально разговаривает? – шепотом спросила Нелли.
– Она – отличный технит, – ответил Корнелий так же тихо. – А им можно и поворчать.
В соседнюю банку Цицерон уложил сверток Руфа.
– Перевозка грузов – отдельная услуга, – сообщила Лизия.
– Без проблем, капитан! – сказал Цицерон, устраиваясь.
– А чем вы расплачиваетесь? – спросила Нелли Корнелия, пока он забирался на свое место.
– Продуктами. Паг Максимилиана не имеет собственных гранариев. Частые потопы, знаешь ли… – кивнул Корнелий в сторону воды.
Вода действительно прибывала и уже залила то место, на котором только что, разглядывая озеро, сидела Нелли.
– Эта конструкция нас выдержит? А она, – Нелли кивнула в сторону Лизии, – справится?
– Эй, облезлая! – тут же отозвалась капитанша. – Я же не спрашиваю, умеешь ли ты ходить?
– Лучше этого корабля только навис командующего Красса, – не обращая внимания на грубость Лизии, пояснил Корнелий. – Он берет на борт более двадцати крыс. Но в узких протоках навису Лизии нет равных! Кроме того, она – праправнучка Сальвуса, технита, построившего этот корабль.
– Держись! – вдруг крикнул Цицерон.
Нелли повернулась в ту сторону, куда он глядел.
Протоку, из которой бил увеличивающийся поток, неожиданно вырвало мутным и тяжелым месивом воды, грязи и мусора. Будто выскочила старая всклоченная ведьма и подпрыгнула до потолка.
– Это "попутная волна"?! – заорала Нелли. Ее голос заглушил грохот и вой воды.
Поток резко поднял катамаран на первый же гребень и толчком бросил его к одной из проток. Нелли надеялась, что к нужной. Она в страхе обернулась к Лизии. Капитанша крепко держалась за руль и уверенно правила кораблем: даже подмигнула гостье. Или ей это показалось в плотной завесе брызг?
Скоро Нелли вообще ничего не видела. Видимо, вода пыталась полностью заполнить подземное пространство. Катамаран шел почти под водой. Временами Нелли понимала, что еще жива, только по банке, в которой сидела и в которую намертво вцепилась. Иногда их выбрасывало поверх воды, и Нелли быстро заглатывала воздух. Краем глаза она видела Корнелия, за ним – Цицерона. Их сосредоточенный и спокойный вид не позволял ей начать дико орать. Видимо, пока все шло нормально.
Наконец вода замедлила движение, и Нелли даже сумела осмотреться. Катамаран бодро вошел в широкий бетонный туннель.
Лизия не замедлила выдать очередной стишок:
Ну-ка, крыса, не тряси хвостом!
Еще три поворота,
И не моя забота,
Куда ты, крыса, отправишься потом!
Над головами путешественников стали попадаться решетки, из которых красивыми четкими нитями сливалась вода. Лизия правила по прямой, не пытаясь миновать душ из зарешеченных люков. Видимо, она не видела в этом смысла. Все пассажиры и капитан были мокрыми до кончиков усов.
Когда навис приблизился к одной из решеток, Нелли подняла мордочку, чтобы разглядеть что-нибудь в надземном мире. Чугунная решетка была повреждена. В рисунке, изображавшем солнце, такое редкое в Неллином родном городе, не хватало нескольких линий – чугунных лучей. Вполне нормальное явление для захудалого портового городишки, однако Нелли ойкнула: из образовавшегося отверстия на нее смотрел, не обращая внимания на взрывающиеся на его голове тяжелые капли дождя, одноглазый крыс с рваными ушами.
Он дождался момента, когда навис стал проходить под решеткой, и прыгнул вниз, на палубу.
Катамаран закачался от неожиданно свалившегося груза.
– Всех хорьков тебе в пасть! – завопила Лизия. – Опоздал – останься дома! Или жди кого другого!
Одноглазый помедлил, цепляясь за веревочки, а когда равновесие восстановилось, без предупреждения и угроз кинулся к банке с Нелли.
– Коклесс! – заорал Цицерон.
Вдруг скорость воды опять выросла.
Сначала Нелли инстинктивно вжалась в банку, в которой сидела, по самые уши. Потом испугалась, подумав, что убийца может вытащить ее за ухо и разделаться с ней по частям. Она собралась с силами и выпрыгнула из банки, как пробка из бутылки. И очень вовремя! Коклесс уже схватился ужасающего вида когтями за край Неллиной "каюты". Но теперь она была пуста. Крыс поднял разъяренную морду вверх, туда, где на шесте, держась за веревки, висела Нелли. Не обращая внимания на Корнелия, пытавшегося его удержать, Коклесс стал подниматься.
Катамаран накренился, проходя большой водоворот. Нелли и Коклесс повисли на лапах над водой. Нелли подумала, что они своей тяжестью опрокинут навис. Коклесса это не волновало: он, словно паук по паутине, подбирался к Нелли, ловко перебирая бечевки.
Навис все-таки выпрямился. Из своей банки вылез Корнелий и, ухватив Коклесса за хвост, сдернул его на палубу вместе с частью такелажа.
– А, что б вас! – закричала Лизия. – Всех хорьков вам в уши!
Она выудила из ведерка обломок спицы и, удерживая руль одной лапой, другой бросила спицу, как копье, Корнелию.
– Оставь его без глазу… и сбрось эту заразу! – страшно крикнула капитанша.
Нелли порадовало бесстрашие Лизии, и она приготовилась к драке. Мозг начал хладнокровно оценивать ситуацию. Даже отсюда, с высоты, Нелли видела: Коклесс был чуть ли не в два раза больше ее, и у него имелась цель. Впрочем, у Нелли тоже была цель, но уклониться от встречи с одноглазым она не могла.
Нелли удовлетворенно отметила растущее в ее душе спокойствие и внутреннюю силу. Возможно, в такие моменты, когда твердеет душа, и происходит взросление? Не яд же зеленого сияния действует!
Корнелий, несмотря на то что слыл хорошим следопытом, воином был никудышным. Коклесс, выбравшись из веревочек и улучив момент, быстрым ударом лапы опрокинул его, пытавшегося отогнать врага от мачты. Одноглазый резко выхватил спицу и, замахнувшись, воткнул ее прямо в бок следопыта. Корнелий тяжело, как мокрый тюлень, скатился в воду, оставляя за собой бурые разводы. У Нелли перехватило дыхание…
Устранив препятствие, Коклесс снова попытался залезть наверх. Нелли не стала его ждать, выловила болтавшийся конец оборванной веревки и намотала его вокруг лапы. Затем прыгнула вниз, прямо на одноглазого врага, и ударила его всеми лапами.
Убийца не устоял и рухнул на спину; прокатившись на захлестнувшей палубу волне в сторону Лизни, зацепился за сетчатое ведро капитана.
Бесстрашная Лизия стала лупить его вытащенной из своего бездонного ведерка зубной щеткой. Коклесс подскочил, вырвал щетку из лап капитанши, а потом ударом усадил Лизию на дно ее капитанского мостика. Он развернулся к Нелли и демонстративно стряхнул с когтя черную косынку.
Катамаран без руля начало вращать. Однако Нелли перестала воспринимать мир, проносившийся за пределами палубы. Концентрация ее сил нарастала: она с каждой секундой чувствовала, как наполняются энергией мышцы, глаза становятся зорче, время течет медленнее, а скорость мысли быстрее.
← Ctrl 1 2 3 ... 34 35 36 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0181 сек
SQL-запросов: 0