Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Ученый отодвинул пару коробок в углу аквариума, за которыми обнаружился пульт с двумя кнопками: белой и черной. Он эффектно поднял лапу и медленно опустил ее на белую кнопку.
"Здесь есть электричество?" – удивилась Нелли. Но вспомнила о транспортерах внизу.
Раздался жуткий скрежет, и сквозь прозрачный потолок кабинета все увидели, что в палубе, прямо над их головами, образовалась прорезь. Сквозь отверстие на аквариум хлынули потоки воды. Сверкнула молния. Огромная волна, видимо, перевалилась через дебаркадер, обрушив в трюм водяной заряд: за стеной корабля резвился шторм. "Хляби небесные!" – вспомнила Нелли. Аквариум защищал зрителей, но впечатление было сильное.
Руф закрыл люк, сменив кнопку.
– А теперь – отдыхать! – заявил он.
Гофрированное щупальце, вызванное Руфом, привезло гостей к нише в районе средних ярусов научного центра. Здесь располагались жилые помещения. Гостям выделили две ячейки. Молчаливые ассистенты Руфа разложили картон и бумагу в качестве постельных принадлежностей, выгрузили Неллины витамины, банку с изюмом и вскрытую пачку печенья.
Когда крысы в передниках удалились, Цицерон задвинул банку в дальний угол, накрыл ее обрывком бумаги и раздал всем по печенью. Жевали молча. Сказывалась усталость и обилие впечатлений.
– Ложись! – наконец обратился Цицерон к Нелли. – А то уже носом в землю тыкаешься. Нума, не смотри на изюм! Он мне не нравится.
– Почему, выходя к людям, вы снимаете накидки, ожерелья, очки? – встрепенулась Нелли.
Крысы переглянулись. Корнелий развел лапами. Цицерон присел рядом с Нелли.
– Люди купаются в одежде? – спросил он.
– Нет!
– Вот и мы, ныряя в мир людей…
– Шныряя в мир людей. Вы не хотите, чтобы вас видели, – усмехнулась Нелли устало. – Так поступают воры. Или враги.
– Мы и не друзья. А ворцеллами, воришками, с давних пор называем людей. Потому что это они, по большому счету, нас ограбили.
– Да слышала я уже!
У Нелли не было сил спорить и доказывать обратное. Она встала и взяла в лапы свой тяжелый замотанный хвост, чтобы дотащить его до угла для ночевки.
– Нелли! – сказал Цицерон. – Как насчет того, чтобы считаться моей подругой? Реально!
– Ты думаешь, я готова? – обернулась Нелли и заметила, что Корнелий сидит низко опустив голову.
– Вполне.
– Может, тело крысы готово, а я – нет, – убежденно произнесла Нелли. – Но числиться в подружках без обязанностей могу сколько угодно!
Она состроила хитрую рожицу и показала Цицерону язык.
Время сна прошло спокойно. Изредка слышались скрежет, легкое жужжание, быстрый топот и приглушенные, но по-прежнему впечатляюще резкие рявканья Руфа. Но все это не могло разбудить Нелли. Она крепко спала, обнимая разгрызенную наполовину таблетку витамина.

Глава 27

Нелли. Тайна серых тенейробуждение ознаменовалось приятным открытием – на лысых местах Неллиного крысиного тела появился легкий пушок. Нелли обрадовалась и занялась собой: почистила лапками мордочку, животик, бочка и размотала тряпки на хвосте. Раны затянулись, краснота спала.
У постели лежало несколько кусочков печенья.
– Я, как принцесса, с завтраком в постель! – хихикнула Нелли.
Перекусив, она высунула нос из своей ячейки. В соседней сопел Нума, завернувшийся в картон, будто в кокон. Ни его брата, ни следопыта не было.
Зато на краю ниши, спиной к Нелли сидел незнакомый крыс и со скучающим видом разглядывал проснувшийся научный центр.
Тусклый желтоватый свет из иллюминаторов уже забрался во внутреннее пространство трюма. Поднимавшаяся со дна серая дымка клубилась красивыми завитками, когда из нее выползали трубы подъемников.
– Привет, – сказала Нелли.
Крыс обернулся и дважды моргнул.
– Доброе утро! – попыталась завязать разговор Нелли.
Крыс молчал.
– А разговаривать мы умеем? – спросила она покровительственным тоном, который присущ сытым, выспавшимся и уверенным в своей безопасности существам.
Крыс пожал плечами. Потом обернулся к дымке и свистнул. (Конечно, он пропищал, но для Нелли это был залихватский свист.) Из глубины трюма к краю ниши, где они находились, быстро подъехал подъемник-труба. На платформе никого не было. Крыс резво спрыгнул на нее и кивком головы пригласил Нелли войти на площадку. Она обернулась к Нуме, но сопение толстяка не прекращалось, а больше советоваться было не с кем. "Вроде все свои", – подумала Нелли и ступила на шаткую поверхность.
Подъемник мгновенно понесло, но не вверх или вниз, а к противоположной стене трюма. Ниша, которая служила Нелли и ее друзьям временным пристанищем, стала быстро уменьшаться в размерах, а через минуту затерялась в бесчисленных рядах таких же ниш жилого яруса. Нелли поняла, что теперь вряд ли найдет свое убежище, путь назад не пометить. Это расстроило.
– Пес горелый! – сказала она, чувствуя, что поступила безответственно.
Подъемник резко остановился. Молчаливый крыс подошел к краю площадки и посмотрел вниз, на дно дебаркадера.
Нелли отодвинулась от опасного края, туда, где железная поверхность была накрепко закреплена на гофрированной трубе.
– Эй! Что случилось? Сломались? – теряя уверенность, спросила она.
Крыс даже не обернулся, а словно кому-то едва заметно кивнул. Нелли стало не по себе, и она решила напасть первой.
– Эй, ты! Высади-ка меня где-нибудь поближе к кабинету Руфа! У меня к нему важное дело, – произнесла она строго и достаточно громко.
Крыс развернулся и начал медленно подходить, чуть наклонив голову. Словно не расслышал часть требования.
– Я хочу сойти… – успела сказать Нелли.
– Да пожалуйста! – улыбаясь, сказал серый нахал и с силой толкнул ее прямо в зев трубы.
Нелли не удержалась и рухнула в ребристую пропасть, как песчинка в желудок кольчатого червя.
Одним из самых неприятных способов свержения с высоты является скатывание по лестнице. Катиться по наклонной плоскости несравненно легче и безопаснее. Достиг дна и… лежи, отдыхай. Другое дело, считать ступеньки всеми частями тела, непригодного для таких подсчетов и слишком мягкого для четких ударов агрессивно настроенной лестницы. Отвратительно и то, что остановить кувыркание по лестнице невозможно. Лучше вообще не пытаться этого делать. Иначе рука, выброшенная в надежде схватиться за что-либо, может не только не помочь, но и пострадать, увеличив тяжесть последствий падения.
В другие моменты тело легко застревает в самых обычных местах: в двери, багажнике, шкафу, под кроватью, в форточке, люке, сети. Оно может зависнуть на трубе или проводах, никогда не пройдет мимо одинокого крючка, гвоздя или злобной дверной ручки. В принципе, тело создано, чтобы цепляться, хвататься, удерживаться при случае. Но, если оно ногами не попало в строгий отсчет ступеней, будет долго жалеть об этом.
Звуки отсчитывания телом складок трубы и прерывавшийся от скачков писк Нелли создавали бодрую музыкальную пьесу. В некоторые моменты крысу раскручивало, как в центрифуге, и она слегка притормаживала, спускаясь по спирали. Но труба меняла угол наклона, и Нелли неслась вниз, часто подпрыгивая, словно таракан, решивший прокатиться по стиральной доске. Падение было таким затяжным, что она успела подумать: "Падению пора закончиться".
И оно закончилось. Нелли в последний раз обошла трубу по кругу и красивым кульбитом вошла в воду. Оттолкнувшись от дна, она выплыла на поверхность, судорожно работая лапами.
Дно водоема пандусом выходило к бетонному выступу. Мокрая, злая, с дергающимся хвостом, едва не потерявшая сознание от страха утонуть, Нелли быстро на него влезла. Она, как могла, стряхнула с себя воду и неприятные радужные разводы в глазах.
Но осмотреться не успела: сверху, как лезвие гильотины, упала железная рама, затянутая сетью, и отгородила Нелли от воды. Это до безобразия напоминало огороженный ринг, в который бросают пленников для развлечения кровожадной публики. С одной стороны – сетка и вода, с других – бетонные стены с железными вставками, похожими на люки.
Один люк не замедлил откинуться, и из темноты на Нелли двинулся металлический цилиндр. Можно сказать, что бродячий цилиндр – не опасный противник, но он нес на двух уровнях шесть ножей, вращавшихся как лопасти вентилятора.
Нелли сначала легко уходила от свистящих лезвий, бегая по рингу, а потом сообразила, что, если встать в угол, благодаря радиусу движения ножи ей не навредят. Она выбрала место между сеткой и каменной стеной, вжалась в него. Конус прочертил на стене фейерверк искр, и одно из лезвий застряло в сетке. Недолго и натужно погудев, он вырубился. Нелли выползла из угла, протиснувшись под нижним лезвием.
Она мгновенно осмотрелась и обнаружила прореху в сетке почти у самого верха. Нелли метнулась к раме и полезла наверх. Сетка вернула ее в центр ринга легким ударом тока.
Нелли рухнула на землю. Молниеносное сокращение всех мышц, от ножных до сердечной, обездвижили ее на время, отключив ловкость и силу. Но мысль продолжала работать четко.
В противоположных углах площадки открылись новые люки. Совсем маленькие.
"Механизмы будут поменьше", – с облегчением предположила Нелли. Но из отверстий потоком хлынули живые мыши. Много мышей. Бессмысленно называть их число. Их было очень много, и настроены они были явно недружелюбно.
← Ctrl 1 2 3 ... 26 27 28 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0