Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

– Лучше… расскажи им, чтобы… не натворили глупостей, – кряхтя и фыркая, обратился он к Цицерону.
– О чем?! – в один голос воскликнули Нелли и Нума.
– Э-э! – начал тянуть Цицерон. – Дело в том, что…
– Да говори ты, – не выдержал Нума, а Нелли обеими передними лапами ухватилась за его бок.
– Этот Руф слегка не в себе. Немного нервный.
– Кусается? – с тревогой спросил Нума.
– Нет-нет! Просто ведет себя необычно.
– Это лекарства, – уверенно сказала Нелли. – Они в больших количествах до добра не доводят.
– Во-во! Ты уж будь к нему… снисходительна.
– Мне кто-нибудь поможет, – взмолился Корнелий, продолжавший бороться с канистрой.
Цицерон очертил лапой в воздухе пригласительный жест и согнулся в поклоне перед нахмуренным Нумой. Толстяк покачал головой и, подцепив пластик когтями, легко опрокинул канистру, подняв облако брызг.
Луч света радостно запрыгал по разлетевшимся каплям, раскидал по волнам блики и замер, наткнувшись на притопленный в воде человеческий череп.
Нелли ахнула и снова вцепилась Нуме в бок.
– Он, видать, не только лекарствами питается, – шепотом предположил толстяк.
Корнелий покачал головой:
– Нет! Это череп пьяницы, который долго здесь жил. Кажется, его звали… Морис. Полезный был человек. Приносил много лекарств из приюта при Морском госпитале: он там числился, а обитал здесь. А потом упал оттуда, – Корнелий показал лапой вверх. – Лестница обломилась. Его никто не искал.
– Руф был его единственным родственником, – с насмешкой сказал Цицерон. – Спи, Морис! Ты был почти крысой.
Корнелий просунул лапу прямо в глазницу. Нелли передернуло, но по скрежещущему звуку она поняла, что следопыт поворачивает скрытый рычаг.
Череп изменил положение и строго уставился на Нелли.
Где-то за переборкой скрежетнуло, бумкнуло, затем постучало дробью, скрипнуло и затихло.
Крысы переглянулись. Нелли плотнее прижалась к Нуме. Тот положил свою тяжелую лапу ей на спину.
Неожиданно, взорвав тишину душераздирающим скрежетом, распахнулся люк в переборке прямо над головой Нелли.
– Кого тут ихневмон принес? – рявкнуло жуткое существо с огромными глазами и веником на носу.
Все вздрогнули. Даже следопыт.

Глава 25

Нелли. Тайна серых тенейуф оказался тщедушной, костлявой крысой. Казалось, под тонкой седой шкурой остался только скелет. Но при такой худобе Руф был очень силен. Нелли это почувствовала, когда он, кинув им обрывок веревки, каждого добравшегося до верха легко закидывал лапой в отверстие люка.
Морду Руфа украшали великолепные усы, в первый момент показавшиеся Нелли белесым веником. Они делали крыса похожим на щетку на тонкой ручке, нет, скорее, на ершик для чистки бутылок. Но это было не самое поразительное. На голове Руфа невероятным образом держались огромные очки. Для человека они, видимо, оказались маловаты. Но для Нелли каждая линза была величиной с раскрытый зонтик: глаза Руфа в очках казались гигантскими.
Он выстроил гостей в ряд и приступил к осмотру, словно строгий таможенник на границе.
Придирчиво обнюхал Корнелия и произнес с некоторой досадой:
– Не болен. Не ранен.
Корнелий виновато улыбнулся. Руф добрался до Цицерона.
– Потолстел, – укоризненно сказал ученый. – По-прежнему больше говоришь, чем шевелишься?
Толстяк Нума довольно хмыкнул из-за спины брата и попал под строгий взгляд Руфа.
– Братишку привел? – сказал лекарь, отодвигая в сторону Цицерона. – Оставишь здесь? Нам нужны такие крепыши. Мы, знаешь ли, задумали ряд экспериментов…
– Нет-нет! – всполошился Цицерон. – Мы по другому вопросу!
– Чья самочка? – спросил Руф, наконец увидев Нелли. – Твоя? – обратился он к Цицерону.
Цицерон согласно кивнул.
– Я – не самочка! – возмутилась Нелли, не обращая внимания на Цицерона, знаками показывающего ей молчать. – И я ничья! – закончила она грозно.
Руф продолжал бесцеремонно разглядывать Нелли с разных сторон, как пиджак на распродаже.
– Зря ничья. Довольно приличный экземпляр! Шкура потрепана, хвост воспален, пахнешь зеленым сиянием. Важная персона?
– Очень! – выдохнул Цицерон.
– Ходят тут всякие! – Руф заложил лапы за спину и хмуро уставился на непрошеных гостей. – Замучили необоснованными визитами. Совсем недавно я представил декурионам полный отчет по новому яду крысоморов. С курьером отправил копию отчета в Урбс. И что?! Консул Ганнон самолично явился с требованием, чтобы и ему предоставили все материалы…
– Руф! Эта гостья не из свиты консула. У нас проблема. Вот.
Цицерон схватил хвост Нелли за кончик и приподнял его.
– Так пройдет! – отмахнулся Руф. – Подумаешь, кто-то трижды куснул. Кстати, как можно допустить, чтобы хвост так долго находился в зоне опасности?
– Вообще, это был фламин, – не отступал Цицерон.
– Фламин? – удивился Руф и, поправив очки, опять уставился на Нелли. – Не вижу в тебе никакой научной или практической ценности, – произнес он, помедлив. – Какой ихневмон занес тебя к фламинам?
– Этот, – сказала Нелли и ткнула лапой в Корнелия.
Руф резко повернул голову, и Нелли присела, чтобы пропустить очки.
– Ты поможешь? – спокойно сказал Корнелий. – Нам предстоит долгий путь и много дел. Из-за хвоста, сам знаешь, могут возникнуть проблемы.
– Куда собрались? – спросил Руф.
– В домен, что за пределами владений Нумена, – тихо произнес Корнелий.
Руф замолчал. Потоптался. Прошелся из стороны в сторону и заявил:
– Хорошо. Но я передам туда сверток.
– По лапам! – согласился Корнелий. Все облегченно вздохнули.
Сразу за переборкой, отделяющей тайную часть дебаркадера от внешнего мира, начинался туннель из мягкой гофрированной трубы. В самом начале была закреплена небольшая металлическая платформа, на которой Руф, по-свойски толкая гостей, расставил всех в порядке, понятном ему одному. Долго искал место для Нумы. Несколько раз менял местами Нелли и Цицерона. Нелли не понимала, чего он добивается, но помалкивала. Впрочем, молчали все.
Потом пришлось терпеливо ждать, пока хозяин дебаркадера тщательно закроет пять или шесть засовов на люке и вкрутит какой-то важный болт.
Затем Руф нечленораздельно рявкнул, и площадка с крысами пришла в движение. Гофрированная труба стала складываться, вместе с платформой поехала в сторону, а потом резко вверх.
Корнелий прикоснулся к лапе Нелли.
– Смотри! – сказал он, указывая за неогражденный край площадки.
Сверху стало видно, что скрытая от любопытных глаз часть дебаркадера представляла собой широкое помещение, похожее на производственный цех. С потолка, закрепленные на бимсах, спускались нити стальной проволоки. Они удерживали в воздухе множество разнокалиберных досок и реек, служивших мостиками для перехода с уровня на уровень, от стены к стене. Освещалось это огромное сооружение четырьмя иллюминаторами, наглухо задраенными в незапамятные времена.
Все пространство стен между выступающими бортовыми балками и шпангоутами сверху донизу было покрыто бесчисленными ячейками, состоявшими из скрепленных коробок, банок, бутылок, разноцветных пластиковых емкостей.
В бутылках виднелось жидкое содержимое, по большей части едкого коричневого оттенка. Из горлышек некоторых дрожащими змеями тянулись тонкие трубки: вниз, к темному туману на дне цеха, либо вверх, к канистрам под потолком.
В одних коробках лежали крысы. Было непонятно: отдыхают они или "работают" в качестве испытателей. В других коробушках разноцветными горками были насыпаны капсулы, таблетки, сухие листья, комочки каких-то веществ. Гофрированные трубы, будто щупальца, переползали от одной ячейки к другой.
Посреди гудящего и скрипящего помещения вниз горлышками висели громадные пластиковые бутылки, превращенные в воронки. В них находился зеленый, желтый, синий порошок, который постепенно ссыпался из горлышка прямо в мешочки и пакетики, подставляемые снизу крысами в кожаных жилетах. Заполнив емкости, зверьки аккуратно укладывали их на бегущий транспортер, протянувшийся от стены к стене. Один хвост транспортера исчезал в туннеле, ведущем в другое помещение.
По всем этажам, переходам и самодельным лесенкам сновали крысы: в жилетах, передниках, белых шапочках. Научный центр деловито кипел, как муравейник.
Мимо платформы, на которой ехали гости, вдруг пронеслась огромным ребристым червем такая же гофрированная труба с площадкой в начале, заставленной коробками и несколькими штабелями спичечных коробков. Нелли заметила, что на одной из коробок сидела хмурая крыса, завернувшись в полиэтиленовый пакет, как в плащ.
Нума дернулся от неожиданности, неловко повернулся, и платформа, везущая крыс, зашаталась. Движение прекратилось.
– Деточка, вы не могли бы не шевелиться некоторое время! – заорал Руф, подойдя к толстяку так близко, что его очки переехали на нос Нумы. – Вы нарушаете балансировку подъемника!
Нума, стараясь не дышать, аккуратно сдвинул очки на место и кивнул.
Руф снова рявкнул. Площадка взметнулась вверх и резко остановилась. Все, кроме Руфа, рухнули на пол.
– Мой кабинет, – спокойно сказал Руф и сошел с площадки, переступив через распластавшегося Нуму.
← Ctrl 1 2 3 ... 24 25 26 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0176 сек
SQL-запросов: 0