Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Любопытный народ, в основном мальчишки, быстро прибывал. Нелли ловко протиснулась в первые ряды, работая сумкой как тараном. Для таких случаев вместе с одиноким учебником истории и потрепанными тяжелой школьной жизнью тетрадями в ней лежал кусок фанеры. В зависимости от обстоятельств, фанера играла роль щита, походного стола или средства восстановления справедливости.
В центре круга, образованного зрителями, две пары парней сцепились, видимо, по какой-то очень важной причине. Иначе начало не было бы столь яростным. Зрители, как и полагается, вопили, свистели, подбадривали.
– Чего они? – Нелли потянула за рукав знакомого, Томми Рыжика.
– Курсанты… явились, ждали Грязнулю Бена, – пытаясь всех перекричать, начал Томми. – А он пришел не один. Вон с тем. Потом тот как дал… Бену в глаз! Тут и началось!
Нелли с интересом наблюдала за дракой. Она считала себя знатоком хорошей потасовки, так как числилась в банде Рыбного переулка, где в небольшом домике, похожем на сарайчик, жила вместе с теткой Джен. Банда (всего четверо и половина – девчонки) была такой же неказистой и серой, как жизнь в переулке. Чтобы проявить себя и заслужить уважение, Марита, предводительница Рыбного переулка, водила свою маленькую банду в другие районы, стараясь пристроиться к известным и авторитетным группировкам. Нелли эти походы не нравились: их всегда встречали презрением и неохотно.
Марита и Нелли, правая рука предводительницы, из кожи вон лезли, пытаясь драться наравне с мальчишками. Девочки не носили ни платья, ни юбки, только джинсы. Ходили с жуткими синяками. Придумали себе устрашающие прозвища: для Мариты – "Стальная Змея", для Нелли – "Бешеная Кошка". Остальные члены банды участвовали в боевых походах редко и священных имен не заслужили.
Нелли понимала нелепость попыток Мариты завоевать славу отчаянных бойцов, но не хотела с ней ссориться: девочки жили в одном переулке. Предводительница имела крутой нрав, любила верховодить и очень расстраивалась, когда руководить было некем. Других подруг у Нелли никогда не было. И, кстати говоря, ей нравилось пугать своим видом и поведением гладко причесанных сверстниц.
Кроме того, находясь под предводительством Мариты, Нелли освоила массу полезных умений. Например, бег по крышам с перепрыгиванием через целый проулок, бесшумное хождение по скрипящим половицам, спуск и подъем по веревке. С помощью Мариты Нелли достигла совершенства и в главном – в ударе в пах противника. Она чувствовала себя хорошим бойцом и верным боевым соратником, но уступала Марите в двух вещах.
Во-первых, Нелли не умела ругаться с мальчишками так искусно, как это делала предводительница. Едкому злословию, каким обладала Марита, не учил ни один учебник. Во время уличных словесных перепалок Нелли помалкивала, стараясь запомнить язвительные фразы, непринужденно слетавшие с губ Мариты и сшибавшие противника с ног.
Во-вторых, в глубине души Нелли ненавидела драки. Она не видела в них смысла: для нее уличные потасовки означали боль и необходимость ее скрывать. Но об этом никто не знал. Особенно Марита.
Тем временем на пустыре разгорелся нешуточный бой. Еще бы! Бен Грязнуля держал в страхе улицы портового квартала и школу, где училась Нелли. А в Морском учебном корпусе искусство войны – главный предмет. Курсанты дрались со знанием дела!
Толпа радостно завывала, если кулак кого-то из драчунов достигал цели, громко приветствовала красивые удары ногами и катание по земле в клубах пыли.
Нелли захватило общее напряженное веселье. Ей понравился светловолосый курсант, который в этот момент сидел верхом на самом Бене Грязнуле и, крепко схватив Бена за уши, купал его физиономию в песке и грязи.
– Это Гай, – крикнул Томми, – Гай Армс. Моя двоюродная сестра – у них в прислугах. Он не уступит!
Вдруг Бен вывернулся и скинул с себя противника. Оба мгновенно встали на ноги и уставились друг на друга, переводя дыхание. Курсант, отметила про себя Нелли, не уступал Бену ни в ширине плеч, ни в росте. Его синий китель уже был порван в двух местах, одного эполета не хватало, а второй смешно повис на плече, как ценник в магазине. Толпа разочарованно загудела: перерыв в представлении не предполагался. Кто-то подтолкнул Бена, другой зритель выкрикнул обидное слово, и противники, под восхищенный громогласный вой, опять схватились.
Пытаясь удержаться в первом ряду, Нелли наступила на чью-то ногу и обернулась: "Банч Букетик! Этого еще не хватало!"
Виновато улыбаясь и крепко прижав к груди портфель с учебниками, рядом стоял взлохмаченный Эрик Банч, одноклассник Нелли и безнадежный зубрила, который целый месяц ходил за ней по пятам и преданно заглядывал в глаза.
– Что ты тут делаешь?! – крикнула Нелли недовольно.
– Ты пошла, и я пошел, – одними губами прошептал он и зажмурился.
Нелли досадливо покачала головой: она знала – Эрик боится смотреть на драки.
– Стой рядом, – строго крикнула она ему в самое ухо.
Эрик Банч получил прозвище Букетик, потому что собрал лучший в школе гербарий, был любимцем учителя ботаники и сам напоминал одуванчик: падал в обморок от одного вида крови. Бить Эрика ни для кого не представляло интерес: он был таким худым и слабым, что его можно было уложить на землю как кузнечика – щелчком. Временами Нелли казалось, что Банч не доживет до окончания школы. Он принадлежал к числу мальчишек, которые появились на свет не способными защитить себя.
Однажды, обычным серым днем, похожим на сотни других серых дней, Нелли решила разнообразить жизнь и смылась с урока физики. Чтобы не попасться на глаза директору, любившему гулять по коридорам во время занятий, она стала искать место, где можно было бы на часок выпасть из унылой школьной действительности. Нелли тщательно скрывала от всех свою страсть к рисованию. Когда уединиться не получалось, она рисовала на всем, что попадалось под руку, а для редких и счастливых моментов полного одиночества припасла пару потрепанных блокнотов. И чего всегда было много в сумке Нелли, так это карандашных огрызков!
Самое удобное место для погружения в мир чудесных существ, невиданных городов и мудрых волшебников было под лестницей у столовой. Но в тот день оно оказалось занято: два старшеклассника – "чесальщики" – сосредоточенно занимались тем, что прочесывали карманы Эрика Банча, Букетика. Да так, что с того едва не сыпались лепестки.
В Неллиной сумке к фанере прилагались два тяжелых учебника, поэтому она легко отбила Эрика у любителей копаться в чужих карманах. Зачем Нелли это сделала? Затем, что нельзя лишать художника последней радости – желания на время уединиться! Но если совсем честно, Нелли терпеть не могла несправедливости: теряла контроль над собой, если видела, как обижают беззащитных. Она всячески пыталась истребить в себе это свойство, но безуспешно. Марита, как предводительница, осуждала любые проявления "телячьей нежности" и считала жалость к слабым недостойным чувством.
Теперь Букетик следовал за Нелли повсюду и превратил ее жизнь в мучение. Нет, никто ничего не говорил. Попробовали бы! Но ухмылки одноклассников она видела. А однажды нашла записку на своей парте: "Мамочка, полей цветочки!" Эта записка вывела тогда Нелли из себя, и, чтобы успокоиться, она три дня прогуливала занятия.
Поднявшаяся в воздух пыль на арене битвы стала плотной, как дым от горящей листвы. Нелли уже плохо различала дерущихся. Неожиданно пара крепко сцепившихся бойцов подкатилась к ее ногам. Рука одного ухватилась за ее джинсы и рывком потянула на себя. Теряя равновесие, Нелли увидела большую красную букву "Б" на рукаве разодранной куртки драчуна и поняла, что это Бен Грязнуля. В следующее мгновение она оказалась под бойцами, распластавшись на земле, как лягушонок. Нелли инстинктивно попыталась защитить голову руками и уткнулась носом в песок, который забил ей глаза и рот. И тут же получила чувствительный удар в бок, застонала от боли. Долгие секунды она была уверена, что ребра не выдержат тяжести барахтавшихся на ней тел. Затем среди воплей толпы раздался пронзительный визг, и Нелли почувствовала, что освободилась.
Кто-то потянул ее за руку, но Нелли не могла и двинуться: боль в боку сильно пульсировала. Открыть глаза, забитые песком, тоже не удалось. По крикам было ясно, что драка продолжается, а неизвестный доброхот пытается сдвинуть Нелли с места. Да, пора было "отчалить", иначе могли совсем затоптать. Нелли решила ползком двинуться куда-нибудь.
Вдруг кто-то сильный подхватил ее и решительно потащил, видимо, в сторону от арены. Этот кто-то усадил Нелли, бесцеремонно взял за подбородок и начал быстро стряхивать песок с ее лица. Наконец Нелли попыталась открыть глаза. Первым, что она увидела сквозь навернувшиеся слезы, оказался распухший нос светловолосого курсанта – Гая Армса.
– Ты как? – тяжело дыша прямо в лицо Нелли, крикнул он.
– Нормально, – выдохнула Нелли, высвобождаясь из его рук. "Только бы никто не подумал…" – испугалась она.
– Зачем суешься не в свое дело? – строго сказал Гай и тревожно оглянулся.
Нелли задохнулась от возмущения. Знал бы он, с кем разговаривает!
Рядом на коленях сидел Эрик Банч и смотрел на нее глазами полными ужаса. "Вот кто визжал!" – поняла Нелли и попыталась встать. Вдруг глаза Эрика сделались еще больше, но он смотрел куда-то мимо нее.
В этот момент Нелли получила следующий удар, теперь в спину. От неожиданности она откинулась назад и опять увидела куртку с красной "Б": Грязнуля Бен стремительно перешагнул через Нелли и одним точным ударом по голове уложил не успевшего подняться Гая Армса. Нелли закрыла глаза, чтобы ничего не видеть.
Спустя мгновение она почувствовала внезапную тишину. Только что земля и воздух сотрясались от топота и криков зрителей, шума драки. А сейчас Нелли слышала лишь собственное дыхание.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0068 сек
SQL-запросов: 0