Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Честно сказать, импульсы врага были слабыми. А ее удары – четкими, злыми, разрушительными. Противник хотел напугать ее численностью, Нелли же обрела бешеную скорость и успевала на всех флангах. Битва чем-то напоминала избиение комаров в сыром лесу. Ты весь в собственной крови, но не сдаешься!
Сгустки горстями сыпались со всех сторон и уничтожались в таких же количествах – от Неллиных убийственных прикосновений они рассыпались, таяли, истлевали. Когда их ряды окончательно поредели, Нелли ясно почувствовала, поняла, услышала: "Довольно! Остановись!"
Хотя она разошлась, призыву подчинилась. Битва остановилась.
"Главный пришел! Сейчас будем подводить итоги", – предположила Нелли.
"Следуй за нами…" – только и услышала она.
Упираться не было смысла. В этой части Темного Мира Нелли уже все осмотрела. Поэтому она с достоинством проплыла мимо расступившихся серых пятен и направилась за одним из них, быстро удалявшимся в темноту.
Как долго они двигались, Нелли не уловила: трудно понять скорость и расстояние, когда их не с чем связать. Она даже заскучала и очень обрадовалась, когда мимо шипящим метеором пронесся свет.
"Здорово!" – восхитилась Нелли, заглядевшись на его хвост, еще долго видимый в темноте. И конечно, чуть не столкнулась еще с одним. Потом появился третий, десятый… Сотни, тысячи… Нелли удивлялась, что ее до сих пор не сбили метеоры, проносившиеся мимо с оглушительной скоростью.
"Понятно! Я из темного захолустья как бы прибыла в столицу", – решила она.
В прошитом сияющими хвостами метеоров полотне тьмы стали попадаться дыры, отверстия, щели. Нелли заметила, что метеоры норовят попасть именно в эти светлые прорехи. Ей захотелось самой нырнуть в какое-нибудь отверстие, тем более что все они манили, как чужие ярко освещенные окна в зимнюю ночь.
Но сгусток упрямо вел Нелли дальше, лавируя в потоке метеоров. Пока не остановился около одного-единственного закрытого отверстия. Именно закрытого: оно было полностью залеплено плотной неподвижной зеленой плесенью.
"А, вы ждете от меня помощи! Сами справиться не можете", – подумала Нелли и, сконцентрировав импульс великодушия, послала его сгустку.
Сгусток передернуло, словно ему это было крайне неприятно.
"Ладно, не буду выпендриваться. Сейчас разберемся", – ответила Нелли.
Она приблизилась к плесени, собралась с силами и "коснулась" ее острым желанием уничтожить.
Прикосновение Нелли вызвало ошеломляющую реакцию: плесень стала буреть, сворачиваться и исчезать, будто плеснули кислотой в середину зеленой лужайки.
"Только я так могу? Или…" – хотела выяснить Нелли у сопровождающего, но серый неясный комок уже исчезал вдали, оставив за собой волны страха. Метеоры тоже разом исчезли. Свет в щелях и отверстиях посерел и стал приглушенным.
Остались Нелли, расползающаяся плесень и постепенно освобождаемое сияющее окно.
Нелли сама в него проплыла, или ее туда потянуло, но она чувствовала, как непреодолимо влечет свет в открывшемся проеме.
На мгновение она остановилась у отверстия, затянутого мерцающей пленкой. Затем собралась в плотный комок и, легко преодолев тонкую преграду, ворвалась в следующее пространство.

Глава 19

Нелли. Тайна серых тенейто была большая комната в старинном замке. Именно так! Потому что лишь в замках стены сложены из огромных обтесанных камней, а стрельчатые окна заполнены цветными витражами. И только в замках по углам комнат стоят тяжелые шкафы с фолиантами, на стенах висят гобелены и закопченные полотна с неясными сюжетами, но в великолепных рамах.
Ошибиться невозможно.
Из одной стены выступал жарко пылающий камин. Около него стояло глубокое кресло. Нелли разглядела резные подлокотники в виде глазастых сов и обивку из ткани со звездами. На одной стене висело потрепанное знамя, где по белому полю были вышиты три крысы.
Посреди комнаты стоял огромный стол, заставленный причудливыми сосудами, непонятными приборами и подсвечниками в кружевах из оплывшего воска. На столе вповалку лежали пучки засушенных трав, наполовину развернутые свитки, и главное – книги любых размеров в разнообразных переплетах, большей частью раскрытые на важных страницах, припудренных пылью.
На выступавших из стен полуколоннах примостились светильники, но они не были зажжены: комнату освещал камин и единственная свеча на столе.
На покрытой тяжелым ковром лавке, рядом с камином сладко спал, свесив лапы, черный как тьма кот.
Все это великолепие выглядело ожившей иллюстрацией из книг о мучающихся в железной одежке рыцарях; безумных длинноволосых королях, проводящих время в пирах и праздности; похищенных принцессах, которые были рады покинуть тесные башни родительских замков.
Нелли, будучи человеком и девочкой, такие книги не любила. Ее жизнь была далека от рыцарских турниров и изысканного словоплетения. Она с малых лет получала синяки от "рыцарей" Портового квартала и постоянно наблюдала, как "небесные создания", "дамы сердца", претендующие на поклонение всех мальчишек, прикладывались к сигаретам и бутылкам за углом школы, превращаясь, скорее, в грубых служанок и торговок из тех самых книг.
Честнее было не строить из себя "фифу", а доказывать свою правоту крепким тумаком; не гоготать, как гусыня, над плоскими шутками "рыцарей" и их пажей, а шваркнуть в них камнем; не ахать в притворном возмущении от щипков поклонника, а пнуть его хорошенько. Поэтому одной из первых книг, которую Нелли дали под большим секретом, а она из нее переписала самое интересное за невозможностью купить, было пособие по самообороне, не содержавшее и намека на рыцарское поведение.
Однако комната была вполне реальной, хотя и собиралась вместе с содержимым закончить свое существование: горевшая на столе свеча опасно накренилась и могла рухнуть прямо на книги. Нелли уже решила приблизиться к столу, чтобы спасти замок, но спрятанная между гобеленами дверь распахнулась, и в помещение стремительно вошел мужчина.
В жизни каждой девочки (о, несправедливые небеса!) наступает момент, когда она ненадолго теряет голову. И хотя у Нелли сейчас вообще не было головы, она почувствовала легкое головокружение.
Мужчина слабо походил на злого и отвратительного волшебника, который, как казалось Нелли, втянул ее в жуткие приключения и которого она была готова встретить в этом замке, чтобы устыдить и потребовать возвращения. Стройный, высокий, широкий в плечах, проще говоря, невероятно красивый. Или Нелли показалось? И все же ясные глаза, брови словно крылья чайки над серыми озерами, волевой подбородок и тонкие губы идеального мужского рта не могли не вызывать восхищения. Даже сильная смуглость, придававшая коже почти коричный цвет, не портила прекрасное лицо зрелого мужчины.
Он излучал силу и благородство, которое Нелли с замиранием сердца ожидала найти в представителях мужского пола. До сего дня она таких не встречала. Разве что Гая Армса. В нем это было. Немного. Чуть-чуть.
Нелли, как зачарованная, разглядывала хозяина замка, боясь пошевелиться. Вдруг все исчезнет или это проделки неразговорчивых серых сгустков? Полюбуйся и возвращайся во тьму…
Мужчина подбежал к столу и вовремя подхватил рукой мягкую свечу. Кот на лавке приподнял голову и стал с интересом разглядывать прыгающего от боли хозяина.
– Не мог потушить? – обратился мужчина к коту, растирая припекшееся место на ладони.
– Мря, – ответил кот и перевернулся на другой бок.
– Вот беда! – раздраженно сказал мужчина и попытался очистить книгу, оказавшуюся на пути капель горячего воска. И быстро спрятал ее за спину, потому что в комнату вошла женщина.
Известно, что все красивые женщины являются злейшими врагами только что влюбившейся девочки. Нелли не понравилась женщина с копной рыжих волос, одетая в длинное бархатное платье с вызывающе глубоким вырезом, обнимающим красивые плечи и подчеркивающим длинную шею. О талии и говорить нечего. Конечно, тоненькая!
– Что случилось? – строго спросила она. – Опять оставил свечу без присмотра? И какая книга теперь безнадежно испорчена? Зачем ты вообще читаешь при свечах?
Она бесцеремонно отодвинула мужчину от стола.
– Люциус! Это же трактат "О фуроре, боевой ярости"!
"Полезная книга", – отметила Нелли.
– Роза, не надо кричать! Разбудишь Цезаря.
– Ему все равно пора заняться делом! – Женщина с трудом спихнула кота с лавки и села спиной к камину. На фоне огня ее волосы казались ореолом сияющего золота. – Боги! Люциус, зачем тебе "Боевая ярость"? Ты готовишься к войне? Не рано?
– Может, уже поздно, – глухо ответил Люциус и стал наводить порядок на столе.
Женщина придирчиво наблюдала за ним.
Нелли было неприятно видеть воплощение своих грез в образе виноватого мальчишки, и она решила, не привлекая внимания, удалиться. Начала отступать и… уперлась в стекло. То есть в стеклянную стену.
Нелли бросилась в сторону и опять наткнулась на стекло. Она расширилась до бесконечности, заполнила собой, насколько могла, все доступное пространство, сосредоточилась и осознала, что является зеленоватым облаком, запаянным в стеклянную колбу, стоящую на отдельной подставке в углу комнаты.
"Отличный вид для знакомства с мечтой – сопля в тумане", – разозлилась Нелли и бросила все силы на обследование прозрачной, но крепкой темницы.
Ее попытки найти переход в Темный Мир были безуспешны. Она металась по колбе, пытаясь обрести плотную форму и выбраться, разбив стекло. Или наоборот, развеяться до молекул. А добилась одного: кот заметил зеленые вихри в сосуде и приблизился.
← Ctrl 1 2 3 ... 18 19 20 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0294 сек
SQL-запросов: 0