Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Глава 18

Нелли. Тайна серых тенейот, кто волею недоброго случая или по глупости оказывался в бушующем прибое, знает, с какой силой вращает вода неумелого или слабого пловца. Волна, злая шутница, как кошка с мышкой играет со своей добычей. Жертва веселой охоты отчаянно барахтается в водяном плену, не зная, где верх, а где низ. И, уже попрощавшись с жизнью, ослабевший водохлеб вдруг касается головой или животом дна, тут же вцепляется в песок и медленно выползает заморенной лягушкой на спасительный берег.
Бывшая добыча волны кашляет, отплевывается и удивляется, что так легко отделалась. А лицемерка волна, неожиданно успокоившись, ласково щекочет за пятки: "Ныряй еще, поиграем в жизнь и смерть!"
Нелли подхватил вихрь бешено пляшущих энергий внутри сферы. Сначала он плотным комком ударил ее в грудь и освободил от тела. Потом ворвался в сознание, безжалостно путая все логические связи и нити. Маленькое бестелесное Неллино существо на секунду сжалось в точку и затрепетало от растерянности в густом потоке цветных линий, пятен, слов, чувств и неясных теней.
В человеческом мире Нелли плохо плавала, но в воде всегда сохраняла благоразумие. Поэтому через мгновение она сумела побороть панику и обнаружила, что в хаотичном потоке остается собой – девчонкой из Рыбного переулка. "Значит, так. Даже сейчас, когда меня уничтожили, я – это я. И это хорошо".
Нелли осторожно расправилась, словно сеть в водном потоке. В месиве красок и пятен пузырями стали расти и тут же лопаться конкретные образы: беззвучно орущие лица людей, оскаленные морды существующих и загадочных животных. Все вперемешку: не определить, кого больше. Нелли легко отмахнулась от картинок: "Я вам и не такое нарисую. Если верну руки".
В какой-то момент на Нелли огромной волной понеслись кувыркающиеся предметы, скорее даже куски предметов с цепко впившимися в них запахами. Остро пахнущие дорожные столбики, углы старых домов, мокрые в нижней части двери подъездов. Воняющие ящики с пятнами жира, бутылки с темными затхлыми жидкостями, коробки с лохмотьями плесени. Гниющие тряпки, закисшие продукты, миллионы других знакомых и неизвестных мерзких запахов вместе с их материальными носителями. Словно кто-то желал вызвать в Нелли отвращение к ароматам ее прошлой жизни или, наоборот, провести учет самых отвратительных воспоминаний.
Нелли напряглась, когда кипящая пахучая круговерть обрушилась на нее. Но предметы оказались лишь призраками. Нелли усмехнулась и машинально обратилась к цветным потокам: "Вонь для меня – не причина для расстройства. Вам бы пожить в Рыбном переулке!"
И ее услышали. Эта часть представления сразу закончилась.
"О! Можно общаться!" – обрадовалась Нелли.
Все же она слишком легко переходила из одного состояния в другое. Это было подозрительно. Почему она, как любая девчонка, не впала в истерику? И почему в который раз приняла условия невиданной игры?
"Как рыба: хоть в аквариуме, хоть в луже, хоть в банке, хоть в реке! Лишь бы вода была не слишком грязная!"
"Может, я сошла с ума и мне все это кажется? – забеспокоилась Нелли. – На самом деле я лежу, привязанная ремнями к койке, в сумасшедшем доме?"
Плавание среди цветной каши в данный момент подтверждало ее предположения.
"По крайней мере тело под присмотром", – решила она не расстраиваться.
"Может, я слишком смелая? Может, необычная? Неужели избранная?" – перебирала Нелли возможные причины, вплоть до самых смелых. Это позволительно тому, кого выкинули сначала из одного тела, а потом из другого.
"Нет, все-таки я обычная, – Нелли разумно пресекла горделивые мысли. – Еще неизвестно, как бы я себя повела, если бы было больно!"
"Не больно – значит, не страшно".
"Не страшно – значит, интересно".
"Наверное, помогли длительные тренировки воображения".
"Как бы то ни было, придется жить".
Нелли потянулась навстречу цветным вихрям, пляшущим вокруг. Пусть пройдут сквозь нее, она готова почувствовать и ПОНЯТЬ их.
В тот момент, когда она решила раствориться в мерцающем сиянии, по цветному ковру, тянувшемуся в бесконечность, зло шипя, пронеслись три черные кометы и разрезали его, как нож туго натянутую простыню. Цветной мир лопнул, и стало темно. Абсолютно.
Нелли даже обрадовалась – можно отдохнуть от разноцветной пляски и заняться осмотром собственной сущности, того, что осталось от девочки и крысы Нелли. "Всегда полезно знать, сколько у тебя денег в кармане и мыслей в голове! – говорила тетка Джен. – Это не даст тебе утонуть в сложных обстоятельствах".
Нелли сосредоточилась на себе. Первое, что она смогла сформулировать после ревизии своего состояния, было чувство бесконечной легкости. Второе ощущение говорило о том, что новое состояние не имело границ и контуров, рук и ног, лап и хвостов. Это было что-то необычное, но не пугающее. Вроде облака, только не с ватными краями, рвущимися на ветру, а в виде густой патоки, свободно плавающей в пространстве.
Окружающая темень не имела ни низа, ни верха, а также никакой твердости, мягкости, теплоты, холода, света, цвета. В общем, ничего такого, за что можно было бы зацепиться.
Ненэ с ее сварливым характером никак себя не проявляла и не комментировала изменения, происходившие с хозяйкой. Видимо, забилась в не очищенном цветными волнами уголке сознания. Или просто ушла с одной из скинутых оболочек.
"Ну вот! Приплыли! Я не существую!" – Нелли немного расстроилась, но, покопавшись в знаниях, которые, видимо, у нее остались (вот она, ценность, которая всегда с тобой!), вспомнила слова древнего философа: "Мыслю – следовательно, существую".
"Ага! Я мыслю. И думаю. И рассуждаю. Значит, я точно есть!"
Нелли подождала немного – вдруг кто-то против?
есть. Вот только где?"
Погрузившись в размышления, Нелли долго висела в пустоте, не имеющей звуков, запахов, цвета, времени, и это ей надоело. Она решила определить возможности того, что от нее осталось, и, по случаю, выяснить границы Темного Мира.
Тот, кто управлял тьмой, явно ждал от Нелли этого шага. Наверное, не шага (может ли шагать тот, кому шагать нечем?), а решения. Как только она сосредоточилась и сформировалась в почти идеальную сферу, вдалеке, на краю мыслей, появились серые сгустки, напоминавшие хлопья тумана. По мере того как Нелли концентрировалась на них, сгустки становились ярче, больше и подвижнее. Вскоре они то собирались группами, то разбегались, то затихали, словно впадали в наблюдательное раздумье.
"Хорошая новость! Есть еще живые", – приободрила себя Нелли, почувствовав, что сгустки не являются плодом ее усилий и абсолютно самостоятельны.
"Местные вроде ведут себя спокойно. Начнем выстраивать дипломатию", – решила Нелли и сосредоточилась на ближайшем пульсирующем пятне. Оно не замедлило приблизиться.
"Интересно, я так же выгляжу?" – поинтересовалась Нелли, разглядывая (скорее даже, ощущая, впитывая) полупрозрачный и постоянно менявший форму серый сгусток. Отсутствие таких важных для общения деталей, как глаза и рот, способных выразить хоть какие-то чувства, немного разозлили Нелли. "Если я выгляжу так же, смогу, например, пнуть его или укусить?" Она сосредоточилась на возможности сделать удар, но сгусток понял ее намерения и стремительно умчался к остальным.
Бестелесное состояние начало нравиться Нелли.
Достаточно сосредоточиться, концентрируя эмоции, и все тебя поймут! Без мучительного поиска подходящих слов, которыми, скрывая истинные чувства, надо отвечать на поток вопросов: "Объясни, почему молчишь! Что у тебя на уме? Что задумала?" Неприятная обязанность держать окружающих в курсе своих мыслей стала бы значительно легче. "Нелли! – спросил бы кто-нибудь. – 0 чем ты думаешь?" А в ответ – плотно сжатая подходящая эмоция! И все разбежались. Как людям не хватает таких возможностей!
Понимая, что в таком виде она должна неплохо летать, Нелли рванула к серой компании. Скорость была немаленькая, и она быстро допрыгнула, доскочила, долетела до сгустков, которые мгновенно замерли. Нелли была уверена, что от удивления.
"А вы думали, я тут просто так?" – отправила она импульс прямо в гущу серых существ. Аборигены окончательно впали в ступор. Сгустки стали почти прозрачными, будто выцвели от страха. Нелли тоже испугалась: не нанесла ли она им своей агрессией непоправимый вред?
Но серые лохмотья постепенно ожили и, медленно шевелясь, начали пульсировать. От группы отделились двое. Затем еще четверо. Нелли сразу почувствовала враждебность. Когда вся толпа рванула к ней, она уже была полностью сконцентрирована.
"Опыт бойца заключается не в количестве шрамов и поверженных врагов, а в силе духа, которая растет с каждой победой!" – выдал однажды Эрик Банч, Букетик, когда Нелли демонстрировала ему полученный после очередной потасовки шрам на ноге. Было так удивительно слышать это от человека, не способного драться, что Нелли навсегда запомнила его слова.
Видимо, приобретенный опыт помог, потому что Нелли победила в драке со сгустками: кто как, а Нелли в боевой раж входила с налету.
Серых существ было много, может, миллионы, а может, сотни. Она – одна. И поэтому сильнее и жестче противника.
← Ctrl 1 2 3 ... 17 18 19 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0137 сек
SQL-запросов: 0