Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

Нелли вздохнула. Откуда ей знать? Она еще маленькая! "Зачем хотела стать взрослой?" – очнулась Ненэ. Нелли недовольно тряхнула головой, пытаясь заглушить неприятный вопрос.
Фламины располагались, как объяснил Цицерон, в подвалах полуразрушенной церкви, которую все называли Старым Собором Всех Святых. Нелли всего дважды была в этом районе города, расположенном вдали от портовых кварталов. Старый Собор стоял на холме, красуясь с высоты провалами окон с остатками витражей. С одной стороны к нему примыкал запущенный парк с непроницаемыми зарослями и уходящими в темноту аллеями, с другой – активно растущее кладбище. Оно давно спустилось с холма и узорами четких рядов белых надгробий, как счетной вышивкой, украшало несколько близлежащих полей.
Достопримечательностью кладбища была могила известной гадалки, прорицательницы, ведьмы – Селены Ламии. Важным пунктом посвящения в члены банды Рыбного переулка являлось ночное дежурство на ее могиле. Должна была пройти испытание и Нелли. Она готовила себя к самым ужасным событиям на темном кладбище, но ночь прошла на удивление спокойно. Мертвецы не встали из могил, а привидения, похоже, бродили по другим адресам. Даже совы, жившие в развалинах Собора, поленились охотиться в ту ночь. Нелли тряслась от страха несколько часов и, как только небо засветлело, бросилась домой. После этого она неделю оставалась в центре внимания всех ребятишек Рыбного переулка. Чтобы не разочаровывать слушателей, Нелли несколько изменила события ночного бдения. Совсем чуть-чуть! Но рассказ о белой фигуре с крыльями и посохом произвел на всех неизгладимое впечатление. Даже на Мариту.
– Может, не стоит туда идти? – с опаской спросила Нелли Цицерона, когда тот закончил свои пояснения.
– Поздно, уже пошли. И кроме того, – Цицерон снова перешел на шепот: – Я думаю, фламины ждут тебя.
Шерстинки на спине Нелли зашевелились, и она передернула всей спиной. И хвостом в придачу.

Глава 14

Нелли. Тайна серых тенейрысы без особых приключений пересекли склад сухих грузов, поплутав немного среди бесконечных рядов контейнеров и ящиков. Под тусклыми звездами едва светивших лампочек склад был похож на вымерший город. Нелли, увлекшись разглядыванием контейнерных небоскребов, потерялась на несколько минут. За что получила нагоняй от Цицерона.
После складов начинались зажиточные районы. Путешественники немного развлеклись в жилом квартале конторских служащих. Цицерон объяснил, что эти люди редко держат кошек, так как у них нет на это времени, и статус не позволяет. Корнелий сначала по верху резного заборчика, потом через отверстие в двери для почты провел свой отряд в симпатичный домик с белыми рамами окон и небольшим газоном перед фасадом. "Мечта тетки Джен", – думала Нелли, разглядывая чистенькую гостиную, всю застеленную, словно парк опавшими листьями, вышитыми салфетками, цветными ковриками и накидками.
Пока Нума и Цицерон рылись в кладовой, а Корнелий искал для Авроры особый сорт печенья, Нелли целенаправленно надкусила все экзотические фрукты в вазе, оставленные на столе примерной хозяйкой. Затем вся компания, расположившись рядом с открытым холодильником, устроила королевский пир: булочки, свежий сыр, ветчина, конфеты.
Наконец отряд, с трудом передвигая лапами после пиршества, одолел кусты и клумбы общественного сквера и вышел на берег канавы, именуемой жителями города Северным каналом. Возможно, ныне пахнущая отходами и замусоренная рытвина, отделявшая портовые районы от Старого города, когда-то действительно была каналом. Тетка Джен рассказывала, что в свое время по нему плавали лодки, в которых сидели нарядные люди. Берега украшали беседки и красивые спуски к воде. Сейчас канава обмелела, местами заросла и не являлась серьезным препятствием для пяти крыс.
Корнелий показал место привала около двух толстых досок, перекинутых с берега на берег. С одной стороны, откуда прибыл отряд, доски лежали на плохо сохранившихся каменных ступеньках. С противоположной они опирались на высунувшуюся из грунта огромную трубу. Отсюда до Собора было недалеко: перебраться на ту сторону и подняться на холм.
Все блаженно растянулись на траве.
– Ну вот, прибыли, – многозначительно сказал Цицерон.
Нелли опомнилась.
– Покажи письмо, Корнелий! – Она подошла к лежавшему следопыту и легонько толкнула его в бок. Чтобы не прикидывался спящим.
– Потом, – отмахнулся следопыт.
– Да покажи ты ей! – попросил Цицерон. – А то покоя не будет.
Корнелий сел, снял со спины узелок и благоговейно развернул ветхую ткань. Нелли ожидала увидеть обрывок бумаги, но это оказался обломок дубовой ветки. Сначала она решила, что Корнелий потерял письмо. Но следопыт протянул ей именно палочку, на которой виднелись многочисленные насечки.
– Так выглядит послание? – удивилась Нелли. – Это следы чего, зубов?
– Да, и когтей, – уточнил Корнелий.
Нелли повертела в лапах послание.
– А есть смысл в этих царапинах? – с сомнением спросила она. – Что-то этот сучок мало похож на документ…
– Невоспитанное существо! – Аврора так неожиданно вступила в разговор, что все вздрогнули. – Так ты проявляешь уважение к тем, кто приютил тебя, жалкое создание? На каких задворках человеческого мира ты росла?
По-человечески взрослые и холодные слова Авроры задели Нелли. Она почувствовала, как злость сначала царапнула в груди, а потом шустрой белкой прыгнула перед ней и Авророй. Насчет задворок она, может, и права, но…
– Там, где я росла, таких, как ты, забивали палками у помоек! – медленно процедила Нелли сквозь зубы.
Глаза Авроры полыхнули зеленым.
– А знаешь ли ты, что, если бы некоторые следопыты не проявляли преступное человеколюбие, на тебе давно пировали бы мухи! – Аврора перевела взгляд на замершего Корнелия. – Но я добьюсь, чтобы законы Нумена выполнялись, а мухи найдут свою вонючую пищу. Отвратительным существам недолго бегать по переходам наших священных пагов!
Последние слова прозвучали особенно напыщенно.
– Значит, нас много! – демонстративно обрадовалась Нелли. – И мы представляем опасность. Погоди, кошкина трапеза, еще будешь молить о "крысолюбии"!
Аврора задохнулась, и Нелли пошла в наступление:
– Почему все кивают в твою сторону, Корнелий, когда речь заходит о моей жизни?
– Что же ты молчишь, следопыт? – цедя слова, обратилась по тому же адресу Аврора.
Корнелий опустил голову. В воздухе повисло напряженное молчание. Нелли показалось, будто всех крыс, и ее в том числе, накрыло невидимым металлическим ящиком. Звуки стали глуше, и потемнело, словно ящик сжимался. Морозные мурашки побежали по хвосту Нелли. Первым напряжение не выдержал Нума:
– Ой, да ладно вам! Все знают, что Корнелию поручили убить Нелли, а он не стал этого делать.
Нелли оцепенела. Вот в чем заключался приказ Совета декурионов! И вот почему был так возмущен Варрий!
– Так поступают почти со всеми замещенными, – продолжал Нума. – Это же не секрет! Нелли все равно узнала бы об этом.
Цицерон сорвался с места и приложился головой в живот брата. Нума слегка пошатнулся и, подмяв под себя Цицерона, прижал его к земле. Минуту братья, пыхтя и фыркая, мутузили друг друга.
Аврора медленно приблизилась к Нелли и надменно произнесла:
– Узнай и еще кое-что, глупая людишка!
Возня братьев мгновенно прекратилась.
– Думаешь, раз Корнелий не смог тебя убить, этого не сделает кто-нибудь другой? Смерть идет за тобой! – выпалила Аврора, наслаждаясь эффектом, который произвели ее слова.
Нелли окончательно сжалась в комок. Ни в мире крыс, ни в мире людей не было справедливости и безопасности. Не было и не будет друзей! Не было и не будет покоя и надежности. Всюду ложь и враги! Надо бежать!
– Стой, Нелли! – заорал Цицерон. – Нума, держи ее и не отпускай!
Нума уцепился за хвост уже забравшейся на доски Нелли и, рванув на себя, перехватил поперек живота. Она стала извиваться и брыкаться, но вывернуться из крепких лап не получалось.
Страшнее вражьей силы злое слово.
– Ты, толстый пасюк, отпусти меня! – зашипела Нелли, пытаясь припомнить более обидные выражения.
– Я не толстый, я большой! – ничуть не смущаясь, пояснил Нума.
– Не слушай ее! – крикнул Цицерон, бросился к Авроре и прижал красавицу к каменным ступенькам.
– Все нормально! Не буду, – успокоил Нума брата и с силой встряхнул свою пленницу, чтобы к ней вернулась способность слушать. – Прости, Нелли, но всякие тайны не для меня. Лучше сказать правду, всем сразу полегчает.
Его слова возымели действие: Нелли обмякла. Кроме того, ей хотелось увидеть, чем закончится потасовка Авроры и Цицерона. Корнелий, отметила она про себя, стоял столбом, продолжая глядеть в землю.
– Что за смерть идет за Нелли, Аврора? – кричал Цицерон прямо в нос красавице. – Говори, а то я оставлю пару отметин на твоей ухоженной шубке! Сама знаешь, в Урбсе не ценят потертые шкуры!
Аврора совсем не царственно заверещала, но информацию не выдала.
Корнелий бросился к ней, но, как оказалось, не чтобы освободить. Он присоединился к пытающей стороне:
– Не может быть, Аврора! Ведь Совет разрешил Нелли остаться!
– Ты знаешь, что Совет – это не только Прокус, но и Варрий! – рявкнула Аврора.
Цицерон не замедлил дать ей лапой в бок. Аврора взвизгнула. Явно не в соответствии с силой удара.
– Кому поручили убить Нелли? – стальным голосом продолжил допрос Цицерон.
← Ctrl 1 2 3 ... 13 14 15 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0086 сек
SQL-запросов: 1