Электронная библиотека

Елена Лев - Нелли. Тайна серых теней

– Твое благодушное отношение, – прервал Корнелия Варрий, – к этой… мне непонятно! Ты так уверен в этом… существе, что, может, декурионы, – Варрий повысил голос и повернулся к крысу с ожерельем, – назначат ее хранительницей сокровищ Нумена!
В ротонде никто не поддержал язвительные речи Варрия, поэтому Нелли осмелела.
– Я не знаю, как стала крысой, – громко сказала она. Корнелий вздрогнул. – Я этого не хотела. Но желала бы узнать, как все произошло. Я даже согласна работать хранительницей…
– Обойдешься, нахалка! – вскипел Варрий.
Его хвост, жесткий как кнут, извивался злобными волнами.
– Не стыдно? – строго сказала Нелли, потеряв последние капли смущения. – Человек попал в трудное положение, а вы все что-то знаете и скрываете, ничего не рассказываете!
– Ты – не человек! – спокойно сказал крыс с ожерельем.
– Так объясните мне, как жить крысой! Что в этом ужасного? Или это здорово? А права у меня какие-нибудь есть?
– Скорее тебе следует интересоваться своими обязанностями, – вставил Варрий.
– Хорошо, объясните мне и мои обязанности, а то я будто стою на одной ноге.
– Не на ноге, а на лапе! – опять спокойно поправил крыс с ожерельем.
– Прежде всего, ты должна многое в себе изменить, – прервал разговор поднявшийся с ложа крыс с зеленой лентой через плечо. Он прошел перед Нелли, и она разглядела затянувшийся, но по-прежнему страшный шрам на боку крыса. – Это будет непросто!
– Теперь, когда ты с нами, будешь делить не только наши радости, – пояснил крыс с ожерельем. – Понимаешь? Согласна ли ты всю оставшуюся жизнь быть грызуном, жить под землей, выходить на улицу только ночью и бежать со всех ног от бывших собратьев? Если нет, ты должна уйти! Стать одиночкой или как можно скорее найти свою смерть.
Нелли взглянула на Варрия. Умирать не хотелось. Тем более что можно было жить и в новом теле. Затем она посмотрела на Корнелия, на мордочке которого читалась надежда.
Нелли картинно вздохнула для придания веса своим словам и с твердостью в голосе сказала:
– Я понимаю и… хочу остаться.
– Храни нас Конс и Церера! Пусть остается, – с усмешкой сказал крыс с ожерельем.
– Надеюсь, мы не пожалеем об этом, – буркнул Варрий.
– Хочешь узнать зрелость арбуза, прогрызи в нем дыру, – закончил разговор крыс со шрамом.
Зеленоватый свет в ротонде стал медленно меркнуть. Темные тени обвили колонны. Один за другим властители вставали со своих мест и уходили в глубину пещеры.
Нелли, стоявшая в оцепенении, вдруг опомнилась и громко спросила:
– Что такое "замещение"?
– Корнелий, веди ее к фламинам, – услышала она спокойный голос из темноты.

Глава 10

Нелли. Тайна серых тенейря ты вела себя так грубо с Варрием, – хмуро говорил Корнелий, когда они с Нелли после долгого плутания по коридорам и переходам пага наконец выбрались на выступ, расположенный под самым сводом форума. – Он хороший декурион, и его заботит безопасность колонии.
Нелли вежливо молчала, слушая выговор. Корнелий сел на край выступа и задумался.
Нелли не решалась беспокоить его расспросами. Она понимала, что наломала дров. В человеческой школе грубить учителям считается хорошим тоном у подростков. Ученица средней ступени, Нелли была уверена, что лишь таким образом можно утвердить свой статус среди сверстников, показать всем, что она не позволяет себя унижать. Поэтому в школе Нелли старалась вовсю. Марите это нравилось, и она требовала от подопечной подробного отчета о том, как ей удалось осадить учителя математики или громко хлопнуть дверью, уходя с урока ботаники. Они с Маритой веселились по поводу Неллиных побед, но, честно говоря, Нелли не оставляло чувство вины. Ведь скандалы с ее участием возникали, когда она по разным причинам не приготовила домашнее задание или не знала ответ на вопрос учителя. А как тяжело было видеть глаза тетки Джен в кабинете директора!
В новом мире преобладало подчеркнуто уважительное отношение друг к другу. Правда, крыс с жемчужиной ее не переваривал, но остальные не только не загрызли, но относились к ней как к равной.
Да, не следовало грубить, находясь на чужой территории. Чтобы сильно не расстраиваться, Нелли стала подбирать выражения, более подходящие для обозначения провинившейся крысы: "Наломала веток, намутила воду. Нет… Натоптала чужих хвостов!" – усмехнулась Ненэ. Последнее словосочетание и Нелли показалось наиболее удачным. Она легла на бок и, ухватив кончик хвоста, как кистью начала водить по пыли на земле, рисуя разводы и спирали.
Нелли считала, что умеет не думать, а выдумывать. Создание в голове и на бумаге фантастических миров и великих героев было гораздо интереснее разбора непонятных формул, рассекречивания похожих на пауков иксов, раскрытия душащих скобок, освобождения чисел от похожего на топор знака корня. Математику Нелли не переваривала. Кроме того, она всегда считала себя неспособной на мудрые изречения и тонко выстроенные логические умозаключения. Хотя философские споры поддерживала.
Что там говорить, ответ у доски был для нее настоящей пыткой. Нелли хоть и не теряла дар речи, но ее всякий раз охватывало такое сильное смущение и страх перед учителем, что она, если и знала что-то из урока, забывала все напрочь. А когда Нелли достигала своей парты, Ненэ подливала масла в огонь, называя свою хозяйку "дурой", "идиоткой" и так далее. Что делать, Ненэ была разумной и серьезной. Вероятно, даже правой. Нелли старалась к ней особо не прислушиваться. "Высказалась? Теперь иди где-нибудь погуляй!" – приказывала Нелли своей собеседнице и погружалась в фантазии и мечты, которые были хоть и далеки от реальности, но никак ей не вредили.
Но сейчас весь запас фантазий Нелли не мог приблизиться к действительности, в которой она оказалась. И главное, Нелли чувствовала, что это приключение надолго. А некоторые говорили, что навсегда…
– Расскажи о декурионах, – попросила она, решив, что лучше будет, если Корнелий отвлечется от своих мыслей.
– Это наши властители.
– Тот с ожерельем, кто он?
– Прокус Мудрый. От имени нашего пага он держит слово перед королем и передает нам его повеления.
– Α-a, он не главный? Так всегда: где-то есть кто-нибудь и поглавнее! А со шрамом?
– Красс – главнокомандующий наших войск.
– Варрий?
– Варрий Хромой, герольд. Он ведет учет всему.
– Как успевает? Вас же много!
– Нелли! Он сам ничего не делает, у него в подчинении несколько сотен подручных.
– Точно как у людей!
Нелли помолчала, разглядывая форум внизу. Отсюда было хорошо видно "мордочку" Белой Норы, арочные выходы на площадь и ослабевший поток крыс внизу.
– А у вас тут ничего, интересно! – сказала Нелли. – Праздники бывают?
– Конечно! Все любят повеселиться. Например, скоро День Подношения.
– Подношения кому?
– Нашим покровителям. Богам Вертумну, Консу и Церере.
Нелли устала удивляться.
– О богах расскажешь потом, – сказала она. – Почему внизу стало так мало народу?
– Вечер, паг готовится ко сну. А наверху – утро! – предугадывая вопрос Нелли, ответил Корнелий. – Завтра у нас важное дело – пойдем к фламинам. А сейчас мы идем в гости. Забыла? Мы приглашены к Нуме Большому. Кстати, его сестра Сабина может стать следующей Амой, Матерью нашего пага. Так все говорят.
– С удовольствием познакомлюсь с будущей правительницей, – вежливо сказала Нелли.
Семья Нумы жила в просторной норе с кладовыми, боковыми нишами-спальниками, запасным выходом и большим круглым окном, выходившим на форум. На полу норы толстым слоем лежала душистая трава, а стены были украшены замысловатыми панно из птичьих перьев исключительно черного и белого цвета.
Нума, счастливо улыбаясь, представил мать семьи – Элленику, двух братьев одного с ним возраста, Цицерона и Авла, и толпу младших братьев и сестер, совсем юных. Корнелий объяснил, что старшие сестры Нумы уже перебрались в общежитие для молодых крыс.
– Наши девочки всегда были воинственными и самостоятельными. Они быстрее приняли ответственность и осознали смысл жизни, – подключился к разговору один из братьев Нумы, Цицерон. Одно его ухо заметно лопушилось, а мордочка показалась Нелли очень хитрой.
– А в чем смысл жизни? – стараясь поддержать вежливую беседу с хозяевами, спросила Нелли.
Цицерон прищурился и с усмешкой посмотрел на нее:
– В продолжении, конечно!
Нелли промолчала. Она вспомнила намеки Бэсс. "И эти туда же! Все хотят, чтобы я стала крысиной мамашей! Если я и выйду замуж, то только за Гая!" – решила Нелли и удивилась своим мыслям. Она впервые задумалась о замужестве.
Корнелий и Цицерон уединились в углу норы. Нелли было любопытно, но подходить к ним она не стала. Мало ли какие секреты у юношей, пусть и крысиных. Нума вместе с младшим братом раскладывали на свежих листьях угощение; вид у них при этом был очень занятой и важный, будто разложить кусочки сухого сыра – серьезная задача. Элленика уединилась в спаленке. Нелли, предоставленная самой себе, решила исследовать нору, углубилась в один из переходов. И сразу наткнулась на "комнатку" малышей.
Их было шестеро. Вместо детского пушка, украшавшего спинки крысят в детском отделении, эти являлись обладателями ухоженных шубок. Видимо, они уже были достаточно взрослыми. И хотя на мордочках еще оставалось выражение наивного любопытства, Нелли сразу почувствовала, что малыши будут стоять друг за друга горой, или кучей.
– Могу я войти? – спросила Нелли.
Все шестеро молча кивнули.
– Чем занимаетесь? – продолжила Нелли, пытаясь завязать беседу.
← Ctrl 1 2 3 ... 9 10 11 ... 49 50 51 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0364 сек
SQL-запросов: 1