Электронная библиотека

Крис Джерико - Повесть Льва: Вокруг Мира в Спандексе

"Ну-ка погоди секунду. Это брехня. Я съел рис. Я съел 3 чашки с рисом. Ты даже не понимаешь, о чём говоришь. Я больше тебя съел. Ха Ха!"
"Ха-Ха?" Да он с ума сошёл. Я ждал, что он начнёт тыкать пальчиком и напевать "Ня, Ня, Ня-Ня, Ня"!

Глава 38: Ребята из Калгари

Стиль полутяжей был популярен в Японии больше, чем где-либо в мире. Поэтому в 1994-м дивизион прославился ещё больше, когда Джушин Лайгер организовал Супер J-Кубок.
Супер J-Кубок это турнир на один вечер, где собирались звёзды, включая лучших реслеров-полутяжеловесов из большинства крупных компаний всего мира. Лайгер, благодаря авторитету в индустрии, смог организовать одно из лучших шоу всех времён. Лайгер, Дин Маленко, Эдди Герреро, Алтимо Дрэгон и Хаябуса принимали участие. А Крис Бенуа под именем Дикий Пегас победил Великого Сасуке в финале турнира.
Супер J-Кубок технически являлся шоу New Japan, с Лайгером в качестве продюсера и изначально задумывалось как разовое событие. Но Дрэгон, спустя год, объявил о том, что он организует "Супер J-Кубок - Второй Уровень" для WAR.
Я очень нервничал, так как не знал - буду участвовать или нет. Через несколько дней полнейшей тишины, я не выдержал, позвонил Дрэгону и перешёл сразу к делу: "Я буду участвовать в J-кубке?"
"Конечно" - ответил он, и я вздохнул с облегчением.
Дрэгон провёл огромную работу с этим турниром, и потратил месяцы на решение всех вопросов "Супер J Кубок - Второй Уровень" снова состоял из топовых полутяжей лучших компаний в мире. Лайгер, Бенуа, Эль Самурай, Дос Карас, Шинджиро Отани - лучшие на планете, и Львиное Сердце теперь в одном ряду с ними!
К тому же Кубок стал самым крупным шоу, в котором я когда-либо участвовал. Билеты на турнир в Риогоку раскупили за несколько часов, а я был на обложке японского журнала с остальными участниками, давал интервью в газеты и на радио, участвовал в пресс-конференции для NHK, одного из крупнейших телеканалов в Токио.
Однако, несмотря на то, что это должно было быть крупнейшим шоу в моей карьере, чтобы принять в нём участие, я должен был принести кое-что в жертву. Мой дедушка болел раком, и за неделю до шоу скончался. Получив это известие, у меня было два варианта. Я мог либо поехать на похороны, либо остаться в Японии и бороться в J-Кубке. Решение далось мне ещё тяжелее, когда я узнал, что моя мама, чей отец как раз и умер, тоже не сможет приехать. В её состоянии невозможно преодолевать такие большие расстояния.
Я решил остаться в Японии и участвовать в шоу. С точки зрения карьеры, у меня на самом деле и не было выбора. Я бы не достиг сейчас тех же высот, если бы в тот вечер не боролся в J-Кубке. Но мне пришлось жить с осознанием того, что я пропустил похороны дедушки, и это одно из самых больших сожалений в моей жизни. До сих пор не могу забыть об этом.
13 декабря 1995-го второй Супер J-Кубок забил арену до отказа. Стоял такой шум, который могла сотворить только японская толпа на распроданном шоу. Фаны в этой стране - известны как тихони, но когда происходило что-то особенное, такие стереотипы не работали.
Мой первый матч был против Ханзо Накиджимы, и я побил его Львиным Сальто. Ханзо был только аперитивом, а главным блюдом был матч во втором раунде против самого Дикого Пегаса, Криса Бенуа. Дрэгон сказал мне, что планирует поставить нас друг против друга, и это был матч мечты для меня и журналов.
Журналисты назвали Бенуа и Джерико "Ребятами из Калгари", ссылаясь на схожий стиль, который, как им казалось, был у всех реслеров из Калгари. Фаны были в восторге, узнав, что мы будем бороться друг против друга впервые в истории.
Я всё ещё побаивался Криса и ломал голову, как бы впечатлить его своими великолепными идеями. Я продумал целую серию из перехватов и фальшивых финишеров, но когда рассказал Бенуа о своих планах, он не сильно воодушевился. Он объяснил, что у него, конечно, есть пара базовых идей для матча, но он предпочитает "просто выходить и бороться". Так что, мы договорились о паре вещей, концовке и на этом всё.
Моя музыка заиграла и я был просто тикающей часовой бомбой, готовой взорваться в любой момент. Я был одет в чёрно-жёлтые Stryper-овские трико и чёрный пиджак с блёстками, который мне подарил спонсор. Конечно, не воплощение крутости, но я хотя бы выглядел нахально.
Когда музыка Бенуа ("Jump" Ван Халена) загрохотала из всех колонок, толпа партизан из New Japan дружно сходила с ума по своему действующему чемпиону турнира, пока он шёл к рингу с каменным лицом. На ринге мы немедленно оказались лицом к лицу и смотрели друг на друга в упор, нос к носу.
Дикий Пегас против Львиного Сердца. Бенуа против Джерико.
Это был человек, по подобию которого я выстраивал свою карьеру. Это был человек, от чьего совета я зависел. Это был человек, чьим братом я практически стал. Это был человек, из которого я сейчас выбью всё дерьмо.
Матч начался, и я отправил Бенуа несколько моих фирменных жёстких пощёчин.
"Давай, мазафакер!" кричал я, пока молчаливая толпа прореагировала массивным "ОООоооооо!"
Когда говоришь слово "fuck" - толпа всегда реагирует с удивлением, как будто это самое редкое слово, которое они слышали в жизни, и одновременно самое жёсткое заявление, которое ты мог сделать. Это был приём, которым я пользовался каждый вечер.
Затем я дерзко ухмыльнулся и Бенуа дал мне пощёчину в ответ. Есть такое выражение "Выбить пощёчиной весь вкус изо рта". Вот это так как раз и было. Только вместе со вкусом он заодно выбил зрение, слух, осязание и обоняние. Короче говоря, он меня моментально вырубил, так же как я Ониту на той же самой арене, на том же самом ринге, за полтора года до этого.
После матча я сказал Бенуа: "Пощёчина была сумасшедшей"
"Да видишь, я редко ими бью, на самом деле и делать то их не умею"
И моя ноющая челюсть это отлично понимала.
Потеря ориентации длилась несколько секунд, и пощёчина подействовала как ведро холодной воды. Пошло говно по трубам!
Мы выкладывались по максимуму, маневрировали захватами в европейском стиле, показывали хай-флаерские приёмы в духе Луча Либре, и избивали друг друга в стиле Подземелья Хартов. После чудесной связки фальшивых финишеров, включавших в себя перевод из бомбы Бенуа в мой Франкенштайнер, Крис удержал меня после пайлдрайвера со второго каната.
Мы оправдали ожидания и были названы лучшим матчем вечера. Журнал "Гонг" дал нам награду "лучшая битва", и лично меня наградил трофеем "Лучший Бойцовский Дух".
Дрэгон превосходно продумал оставшуюся часть турнира. Гедо побил Бенуа и в финале Лайгер побил Гедо. New Japan вышли победителями, что, я уверен, было политическим решением из-за того, что WAR использовали идею Лайгера с J-Кубком. Но участие Гедо в финале укрепило его позицию топового полутяжа и дало Дрэгону нового высококлассного оппонента.
Дрэгон сделал ещё одну умную вещь, организовав показательный матч, в котором состоялся японский дебют Рэя Мистерио младшего. Парня, которого Арт Барр представил мне в Мексике несколько лет назад. С тех пор Рэй оброс репутацией лучшего хай-флаера в мире.
Бенуа, как и я, никогда не видел, как он борется вживую. Так что мы уселись перед монитором за сценой, чтобы посмотреть, что он из себя представляет. Его матч против Психоза в плане атлетизма был одним из лучших, что я видел за всю жизнь. Я думаю, было моментов 15-20, когда мы с Бенуа переглядывались и говорили: "Нихрена себе. Ты это видел?" или "Это же просто невозможно!"
Рэй был супергероем, живущим в реальности, как Джеки Чан. Когда Дрэгон привёл его в раздевалку, президент WAR пожаловался на его рост, думая о том, что такой маленький человек на ринге WAR опозорит компанию. Но как только матч закончился, он немедленно спросил Дрэгона, когда он сможет пригласить Рэя снова.
Все участники J-Кубка должны были смотреть финал около ринга, символизируя тем самым, насколько важен был последний матч. За несколько минут до того как мы вышли к рингу, я решил попробовать GHB, который я приобрёл незадолго до того. GHB это бодибилдерский препарат, созданный для того, чтоб вы "теряли жир, пока спите". Но если его принять и не ложиться спать - можно потерять не только жир, но и сознание.
У него был вкус солёного ацетона, и, пожалуй, это было самое мерзкое, что я в жизни попробовал. Он сработал очень быстро, и к моменту выхода к рингу через занавес забитого до отказа Сумо-Холла, меня шатало. Я пришвартовался к столбу ринга напротив Бенуа, и арена вдруг начала вращаться. Крис угорал со смеху, глядя на все это.
После победы Лайгера, мы поднялись на ринг для финальной церемонии. У меня на лице была дебильная улыбка. Наполовину от того, что мне понравилось участвовать в турнире, наполовину от того, что мне понравился GHB. Через неделю вышел Gong Magazine, где на обложке красовалась моя рожа, с криво лежащими волосами и наркоманской улыбкой Чеширского Кота. Ещё одно достижение!
Празднование переместилось в раздевалку. Была такая традиция - всем участникам поднимать пиво и кричать "Кампай!". Повторив этот жест десяток раз для всех фотографов, мне стало плохо и я сел в угол. Я нагнулся, просунул голову между ног и смотрел, как пот капает с моей головы.
Кап, кап, кап.
← Ctrl 1 2 3 ... 51 52 53 ... 75 76 77 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.028 сек
SQL-запросов: 0