Электронная библиотека

Крис Джерико - Повесть Льва: Вокруг Мира в Спандексе

Дик не умел говорить по-японски, но ему это и не нужно было. Дику было под 60, но толпа любила его и кормилась у него с руки. Как Негро Казас в Мексике, Дик знал, что им нравится и как их заставить реагировать так, как тебе нужно. Я наблюдал за ним, и выучил ещё один важный урок.
В реслинге инстинкт значит больше, чем возможность разговаривать на одном языке.
И вот, полная противоположность Дику Мёрдоку - Мил Маскарас. Он прибыл в WAR с всё тем же раздутым эго и хреновым отношением, которое он демонстрировал в Мексике.
Но преданные японские фаны любили его за успех пионера хай-флаинга 70-х. Теперь ему за 70, и работать с ним было сущим кошмаром. У меня прихватило сердце, когда Тенрю сказал, что хочет привезти Мила, чтобы он работал со мной каждый вечер.
"Знаю, тебе с ним будет не весело, но ты работаешь хорошо и, я думаю, сможешь вытянуть его на неплохой матч".
Но я не смог.
Я работал с ним каждый вечер, выкладываясь изо всех сил, пытаясь состряпать куриный салат из куриного помёта. Больше всего меня зацепил наш разговор за 2 вечера до конца тура, Мил выдал напрямую: "Никому до тебя нет дела. Никто не платит за билет ради тебя, они все пришли увидеть меня. Поэтому завтра чтобы ни одного приёма от тебя, потому, что никто не хочет на них смотреть". Затем он высокомерно удалился.
Слишком много ударов по голове стали причиной провалов в памяти и я не мог вспомнить - он говорил мне не проводить ни одного приёма, или провести ВСЕ приёмы? И чтоб не попасть впросак, я провёл на нём каждый хренов приём, о котором только мог подумать.
Он ни слова мне не сказал после матча, и я никогда с ним больше не разговаривал.
В течение моей карьеры у меня появилась репутация человека, который заставлял своих противников выглядеть на ринге лучше, чем они на самом деле были. Это умение развилось от работы с парнями вроде Мила Маскараса. Я понял, что если ты выставляешь оппонента в выгодном свете, ты сам выглядишь лучше. Быть "генералом" на ринге - значит всегда иметь работу в мире реслинга. К сожалению, часто это означает, что с такой репутацией придётся постоянно проигрывать.
Быть генералом на ринге - задача не лёгкая. Многих ребят задевает то, что более молодой парень с меньшим опытом может слепить матч лучше, чем они. К счастью, в тот раз всё было по-другому. У меня был первый матч в WAR против моего старого друга Тонги (он же Король Хаку).
Тонга работал на Тенрю много лет, и был топовым гайджином в WAR. У него не возникало проблем послушать мои идеи, что было само по себе очень хорошо, так как он весил на 45 кг больше меня и его все очень боялись. Это очень странное чувство - быть на ринге с тем, кто может тебя убить и съесть в одно мгновение. Бороться с ним - всё равно, что пытаться удержать разъяренного добермана одеялом. Но Тонга превзошёл сам себя в том, чтобы я выглядел на ринге великолепно. Не только потому, что мы были друзьями, но еще и потому, что он был профессионалом. Он понимал: чем лучше смотрюсь я - тем лучше смотрится он, и лучше будет сам матч. Он был хорош тем, что его меньший по размерам и неизвестный никому оппонент, смотрелся хорошо, и фаны начинали верить, что я могу его побить.
Получить такую реакцию было непросто, потому что в Японии размер имеет значение. Фаны приравнивали твой объём и массу к мощи и бойцовскому духу - именно поэтому сумоисты считаются настоящими воинами, несмотря на бойцовские способности Мишленовского человечка (логотип фирмы Мишлен). Тонга выглядел так, как будто он мог ковырять мной в зубах. Перед матчем он напомнил "Ты должен бить меня сильно, иначе никто не поверит".
И ему не надо было повторять дважды.
Я работал в полную силу и каждый мой пинок в голову ложился с размаха. А когда я бил его кулаком в лицо - не тормозил удар. Я придумал приём, когда я прыгаю на второй канат внутри ринга, и через верхний канат вылетаю на оппонента за ринг задним сальто. Тонга был превосходной целью для него. Он ловил меня, вроде я был мягким мячиком.
Мы выстраивали свой матч, пока фаны не начали охать на каждый ложный финишер, топать по полу, приветствуя всё, что мы делали. Когда он, в конце концов, провёл на мне свой финишер - мощную бомбу, то шепнул, чтобы я вырвался на 2. Я дождался последнего момента и поднял плечо к удивлению толпы.
Они начали восхищённо кричать "Харто-Харто-Харто" за бойцовский дух, который я показал перед лицом монстра. Бойцовский дух, смелость и зажигательность, которую ты показываешь во время боя - это первое, что должно присутствовать, если ты хочешь, чтобы японские фаны уважали тебя как воина. Когда фаны поверят, что у тебя есть этот бойцовский дух - они будут уважать тебя вечно.
Так, вырвавшись после мощного приёма Хаку, я получил уважение зрителей.
Тонга почти сразу после этого побил меня, но вместо разочарования, зрители поддерживали меня ещё сильнее. Было не важно, что я проиграл. Я получил больше чести и уважения, проиграв, проведя грандиозный бой, чем если бы мне отдали дешёвую победу.
Известный журнал Gong Magazine признал наши старания и назвал наш матч лучшим матчем того вечера. Об этом я прочёл своими собственными глазами. Этот матч был важен для меня, потому что очень редко 2 иностранца получали оценку лучшего матча в журналах. Этот матч стал поводом для моего самого крупного пуша на данном этапе карьеры.

Глава 36: Милые парни.

Тенрю решил создать хильскую группировку, которая угрожала бы разрушить WAR изнутри. Когда Тенрю обдумывал эту идею, nWo всё были еще пятнышком на трусах Эрика Бишоффа. Хиромичи Фуюки был второй по величине звездой в WAR и первым хилом в компании. Он нанял Джадо и Гедо, и зловещий Фуюки-Гун (Фу-Ю-Ки-Гун) появился на свет.
Я сидел в раздевалке, когда услышал сирену скорой, подъезжавшей к арене. Это всегда означало, что произошло что-то нехорошее. Выяснилось, что Джадо повредил плечо, и будет отсутствовать месяца два. Так вышло, что Фуюки-Гун требовался новый член и тогда родился Лион До.
Я не знаю, было ли моё новое имя просто созвучно с именами Джадо и Гедо, или значило что-то ещё. Фуюки не объяснил, но каждый раз произнося Лион До, он громко смеялся. Став Лион До, я на шаг приблизился к тому, чтобы стать звездой в Японии.
Мы стали настоящими хилами в обществе, которое на полном серьёзе выходило из себя из-за нашего поведения. Фаны назвали нас командой "Нет уважения", что было наихудшим обвинением в Японии. Нам было насрать на всё, что происходило внутри ринга или за его пределами. Ярчайшим примером были майки, которые продавали Джадо и Гедо на стойке мерчендайза. На них было написано "Пошли на х$#%$#й ! Мы Джадо и Гедо!!!". Определённо, это была самая лучшая серия японоглийских маек на рынке.
Фуюки был гениален в продумывании матчей и очень помог в развитии моего хильского персонажа. Я украл "Дерзкое удержание" (ставя одну ногу на оппонента и позируя при этом) у Фуюки. Он мыслил нестандартно, и выдавал много свежих идей. Мы заливали оппонентов из огнетушителей, поливали их со спины ледяной водой из ведра, или снимали верхний канат, чтоб душить им наших врагов.
Мой уровень уверенности в себе летал где-то над крышей, потому что каждый вечер я работал на ринге против топовых имён в Японии. Чтобы быть успешным в реслинге нужно быть уверенным в том, что твоя компания верит в тебя. Это даёт тебе вдохновение идти на риск в отведенных тебе матчах, чтобы пробиться в суперзвёзды.
Было здорово, когда Тенрю пожал мне руку после одного из матчей, сказал "Спасибо" (на него не похоже), а потом я обнаружил в руке 50 000 йен. Ради этого парня я бы в огонь прыгнул, потому что знал, что он верит в меня.
Я стал почётным японцем из-за того, что был членом Фуюки-Гуна. Иногда я ездил на японском автобусе, и был единственным гайджином, одетым в чёрно-жёлтую (цвета группы Stryper!) униформу WAR, которую носили только японские реслеры. Я тихо сидел, пока пол дюжины ребят планировали матч, останавливались и спрашивали меня на английском "Что ты тут хочешь сделать?". Я понятия не имел, какую часть мачта они имели ввиду, и что туда подойдёт, поэтому просто надеялся, что моя идея с хип тоссом будет в тему. Иногда они говорили, потом резко замолкали, смотрели на меня и начинали ржать. Плохо когда над тобой смеются, а ещё хуже когда ты при этом нифига не понимаешь.
В те вечера, когда я не работал с Фуюки-Гуном, меня обычно ставили с Алтимо Дрэгоном, человеком, благодаря которому я получил работу в WAR. Думаю, моя вражда с Дрэгоном была одной из лучших за всю мою карьеру.
Наши стили отлично сливались, и дошло до того, что мы во время матча могли читать мысли друг друга. Кто-то из нас говорил "Спот номер 2" и мы начинали проводить запутанную связку приёмов даже не думая. Положа руку на сердце, могу сказать, что у нас не было ни одного плохого матча. WAR это поняли и иногда отдавали нам мейн ивенты. Это было невиданным делом, так как в конце шоу обычно работали тяжеловесы.
Как и в любой другой форме развлекательного бизнеса, чем громче твое имя, тем красивее девушки к тебе приходили. В Японии группиз (иногда их называли крысами) могли узнать, где останавливается команда и попросту позвонить в номер. И если вы были в настроении потворствовать своим желаниям, можно было просто пригласить девушку в номер, как сексуальную обслугу. Единственным недостатком было то, что вы не узнавали как выглядит девушка, пока она не покажется в дверях. Вот зачем были изобретены глазки, юные кузнечики.
← Ctrl 1 2 3 ... 48 49 50 ... 75 76 77 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0105 сек
SQL-запросов: 0