Электронная библиотека

Крис Джерико - Повесть Льва: Вокруг Мира в Спандексе

После матча я нагнал его и спросил: "Какого черта ты это сделал?"
"Ну, мне показалось, что это добавит матчу реалистичности, дружище".
"Интересно. У меня идея... почему бы тебе не добавить реалистичности матчу, не путаясь под ногами?"
Быстрое правило: Хороший рефери - тот, которого вы не замечаете. Плохой рефери - тот, кто падает вам под ноги когда вы отталкиваетесь от канатов.
Однако Мэл со своими загонами был совершенно безобидной овечкой по сравнению с "Облаком войны" Суни. Суни был франко-канадским индейцем и почти не говорил по-английски. Когда у него был выходной (а это случалось два или три раза в неделю), он гарцевал вокруг нас и хвастал: "Вы парни работать сегодня. Я не работать но делать те же деньги!"
Правда состояла в том, что он не работал, потому что на ринге был фуфлом. Так что хвастаться он должен был так: "Мне платят, так что не обязательно выходить и запарывать все шоу сегодня!"
Однажды вечером мы отправились в район красных фонарей Реепербана. В конце темной аллеи располагались ворота, пройдя через которые, вы оказывались в порно-зоопарке. За длиннющими стеклянными стенами стояли одни из самых красивых (и уродливых) девушек, каких я когда-либо видел. При обоюдном желании и за правильную цену можно было войти в стеклянный дом богини и поиграть в секс-пятнашки.
Мы подошли к одной чумовой блондинке и Суни провозгласил: "Блондинк, я ей точно нравится. Как сексуальный Суни может ей не понравиться? Я снять майку и показать ей настоящий мужик!"
Он стянул майку, которая и 12-летнему была бы мала, обнажил грудь, и начал позировать с движениями, которые наверняка сподвигли Шварцнеггера снять фильм о мужской беременности. Суни напоминал одного из тех парней без маек с разрисованным животом на Ламбю Филд в декабре. Красотка понаблюдала за дряблыми грудными мышцами, болтающимися из стороны в сторону, выдохнула хорошую порцию сигаретного дыма и опустила оконную штору вниз.
Гамбург был европейским Лас-Вегасом. Он точно также никогда не спал и мог предложить все, чего жаждет алчное сердце. А так как это также был город, в котором Beatles начали свой путь 30 лет назад, у меня была миссия - найти клубы, где они играли. К счастью я узнал, что парочка таких до сих пор работают. Сидеть в Кайзеркеллере, пить дешевое пиво и смотреть, как отстойная немецкая группа исполняет "Bad to the bone", или вдыхать въевшийся в стены за сорок лет запах сигарет - это все равно что оказаться в священном месте. Зависать в тех же местах, где Джон, Пол и Джордж зажигали десятилетия назад - это один из лучших моментов моей поездки. Это невероятное ощущение - получать деньги за любимое дело, а в процессе путешествовать по миру и заходить в места, о которых всю жизнь слышал легенды.
Из-за изобилия мест, куда можно было пойти в Реепербане, привлечь внимание жителей Гамбурга к чему-либо было по-настоящему непросто. С мексиканцами в этом плане куда проще. А тут многие просто не знали, что в центре города в огромной палатке проходит реслинг, так как Рене отказывался давать объявления. После сорока лет организации шоу он считал, что одного громкого слова было достаточно. Как оказалось, нет. В течении нескольких лет турнир закрылся бы. Однако было несколько человек, которые знали о реслинге, который проходит в Гамбурге - стриптизерши. Я собственноручно организовал большую рекламную кампанию, регулярно зависая в местечке под названием "Киска, мяу". Как я знал из Денвера, реслеры и стриптизеры прекрасно друг с другом общаются, что я в очередной раз и доказал, познакомившись с парой дам. У моих союзников имелись при себе деньги, которыми они щедро со мной делились. Я использовал свой трюк "голодный бедный рестлер", когда один из моих друзей оставался на ночь насладиться чаем с проститутками, так что я мог сказать, что друг заплатит за комнату.
Однажды утром, я как обычно собирался заплатить за комнату, однако парень, сидевший за столом сказал: "Вчера вечером у тебя был гость. Ты должен заплатить 125 марок".
Надбавка в 50 марок сверху меня озадачила. Откуда он узнал что у меня кто-то был? Я прочесал бар в поисках потайного зеркала, экрана, или чего-то еще, чтобы выяснить это, но ничего не нашел. Пару дней спустя еще одна жительница Гамбурга поразила меня своим гостеприимством, а утром я снова был оштрафован на 125 марок. Я по-прежнему не понимал, откуда они узнают, пока не услышал звуковой сигнал из-за стола. При ближайшем рассмотрении это оказался телефонный узел. Очень странно, потому что в комнатах никаких телефонов не было.
Когда я вернулся в комнату, то конечно же нашел фотоэлемент, вмурованный в дерево у основания лестницы. Как только кто-то поднимался в комнату, он выключался. Двойной сигнал означал, что по лестнице поднялись два человека, и если это не соответствовало вашей регистрации, они об этом немедленно узнавали.
Теперь, узнав в чем дело, следующую гостью я понес по лестнице на плечах. Еще я не понял почему с меня не взяли дополнительную плату когда какой-то пьяный хрен ввалился налетел на мою комнату в первую же ночь.
Я неплохо устроился на немецком мясном рынке, единственное что - прическа у меня была как у Майкла Болтона (американский соул-певец - прим. S_A). Из-за большой влажности волосы превращались в сосиски-завитушки, как у Ширли Темпл (американская актриса - прим. S_A). Я не учел, что в Европе другая энергетическая система и в первый же день устроил себе на голове настоящий взрыв. Поскольку я не мог больше пользоваться европейскими фенами, пришлось шесть недель ходить похожим на пуделя.
К счастью, как я узнал зависая в доках, у большинства немецких рок-музыкантов прически были именно такими.

Глава 24. Мое первое преступление!

Каждый понедельник в Доках проходили концерты метал-групп и поскольку понедельник был выходным, у меня была возможность посещать выступления своих любимых команд. Я ходил на концерты таких монстров как Gamma Ray, Saxon, Accept, Manowar, Green Jelly и Morbid Angel. Они были очень популярны в Европе, но не так хорошо известны в США. Одним из самых ярких воспоминаний стал концерт Helloween, их альбом Walls of Jericho вдохновил меня на мое нынешнее прозвище. Потрясающим бонусом стала встреча с их вокалистом Михаэлем Киске, который, по моему мнению, является одним из трех лучших вокалистов всех времен. Я был взбудоражен и даже, несмотря на то, что сам познал международный успех и признание, встреча с ним превратила меня обратно в 15-летнего фаната. Если завтра я встречу Джеймса Хетфилда из Metallica, то буду чувствовать себя точно также.
Я был уверен, что видел Джеймса о время одного из первых матчей в Гамбурге. Я окинул взором толпу и увидел его, сидящим среди остальных. Я продолжал смотреть на него по ходу матча, пытаясь понять, какого черта великий Хетфилд делает здесь, на шоу в Рипербане.
После матча я подошел к Робби Бруксайду: "Я сошел с ума, или сегодня здесь был Джеймс Хетфилд?"
Робби рассмеялся и сказал: "Это был мой друг Йорн. Все его путают с Хетфилдом при первой встрече. Надо тебя с ним познакомить, у него свой музыкальный магазин и он играет в группе на басу". Звучало многообещающе.
Когда я познакомился с Йорном Рутером, он оказался отличным парнем, который не может не понравиться. Он играл на басу и пел в группе Torment. Их звучание было очень похоже на Motorhead, а самым большим хитом была симпатичная вещица "Bestial Sex". Еще он был владельцем рекорд-лейбла и музыкального магазина Remedy Records. Йорн был абсолютно в теме, и мы с ним часами дискутировали, обсуждая темы, связанные с металлической музыкой.
Важно понимать, что в Германии хэви-метал, это не просто музыка. Это стиль жизни. Жители Гамбурга казались мне хладнокровными, жесткими и немного сдвинутыми. Хэви-метал был идеальным саундтрэком к их жизни.
Йорн показывал свою крутость, наворачивая круги по улицам Гамбурга со своими дружбанами. Одного из них звали Кай Карчевски, и его отец, Уве был автором обложки к Walls Of Jericho. Видите, как все взаимосвязано?
Они прочесывали город в поисках скинхэдов, которым можно было навалять. Пока бритоголовые патрулировали Рипербан, выслеживая подвыпивших гуляк и гомосексуалистов чтобы дать им люлей, банда Йорна охотилась на них самих.
В Гамбурге по-прежнему витал дух нацизма, даже в архитектуре. В центре города находилась группа черных зданий, напоминавшая огромного паука и бросающая темную тень на улицы. От нее веяло плохой аурой и я спросил Йорна что это. Оказалось, что это место называлось Хафенбункер, и было цитаделью нацистов. Сам Гитлер останавливался здесь, когда бывал в Гамбурге. Если уж говорить о доме ужасов, то Хафенбункер под это понятия подходил идеально.
Однажды мы с Йорном отправились к Анте, чтобы пропустить пару кружек пива. Однако пиво, которое он заказал, сильно отличалось от того, что я привык пить у Лабатта. Мне принесли "Гиннесс" и я не мог поверить насколько темным и густым он был. Было ощущение, что в горло вливается Aunt Jemima (торговая марка сиропа и других продуктов для завтрака - прим. S_A) и я еще не допил первую, как уже принесли по второй. Вообще, немецкие правила распития напоминают классические реслерские. Йорн возмутился и с серьезным видом сказал: "Ты в Германии и должен пить как немец!"
Ну я собственно так и сделал.
← Ctrl 1 2 3 ... 31 32 33 ... 75 76 77 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0132 сек
SQL-запросов: 0