Электронная библиотека

Дарья Калинина - Суперневезучая

– И ты говоришь, что у него были миллионы?
– Сотни миллионов.
– И кому же они достались?
Артур хмыкнул.
– Вот тут-то и начинается самое главное, – произнес он. – Часть этих денег ушла на погашение взятых твоим дядей кредитов, займов и прочих долговых обязательств. Но существенная часть осталась. И завещал ее Грегори…
– Кому же?
– Да тебе, Лиза! Тебе!
И хотя Лиза подозревала, что он скажет нечто в этом роде, но все равно невольно ахнула:
– Мне?
– Тебе!
– И… И сколько же я получу?
– При вступлении в права наследования ты должна будешь получить не меньше сорока семи миллионов долларов.
У Лизы буквально дух захватило. Это же сказочное состояние! Немыслимое! Невероятное! Такие деньжищи у нее даже в голове не укладывались. Это что же можно на них купить? К примеру, целый небоскреб можно? Или все-таки нельзя?
– Думаю, ты найдешь этим деньгам более интересное применение, – произнес Артур. – Хотя и небоскреб – это неплохо. Помещения в нем можно сдавать под квартиры или офисы. И прилично обогатиться. Так что небоскреб тебе вполне по карману.
– Но я не понимаю, – пробормотала Лиза. – Где же находятся эти деньги?
– До вступления наследника в законные права эти деньги контролируются специально учрежденным фондом. Туда входят представители из всех головных офисов твоего дяди. Из Австралии, из Испании, из Южной Америки и из маленькой Голландии, с которой, собственно говоря, и началось сказочное обогащение твоего дяди.
– Очень хорошо. Но почему так? Зачем такие сложности?
– Это распоряжение твоего дяди. Он всегда считал, что деньги требуют контроля. Денежки счет любят, так он говорил. А ввести тебя в права наследования было поручено одной весьма уважаемой и известной нотариальной конторе. Тут, у вас в России.
– У нас? В России? А сам-то ты откуда? Разве не из России?
– Ты делаешь честь моему произношению, – улыбнулся Артур. – То, что я так чисто говорю по-русски, это целиком и полностью заслуга моей матери. Отец почти совсем не говорит по-русски. А вот она с пеленок ворковала надо мной на своем родном языке. И таким образом я выучил его довольно прилично.
– Твой отец не русский?
– Нет. Он – австралиец. Его предки приехали на пятый континент еще в девятнадцатом столетии. Боюсь, что среди них могли оказаться и каторжники, и прочие преступные элементы. В прошлом белые в Австралии представляли собой весьма пеструю компанию. Но все это осталось в истории. А теперь мой отец занимает видный пост в полиции Сиднея, где, собственно говоря, тружусь и я сам.
У Лизы буквально дух перехватило.
– Так ты полицейский? Из Австралии?
– Да.
– А… А зачем же ты тут…
– Зачем я тут ошиваюсь? – хмыкнул Артур. – Да вот так пришлось, покинул родные теплые края и мерзну в вашем климате. А виной всему одна милая, ничего не подозревающая, но очень богатая наследница.
– Я?! Ты приехал в Россию из-за меня?!
Артур кивнул. И у Лизы вторично замерло дыхание.
– Из-за меня… А как ты вообще узнал про меня?
– В наш департамент обратился один из опекунов того фонда, который организовал твой дядя.
– Зачем?
– У них возникли сомнения в компетентности и чистоплотности той фирмы, которой было поручено ввести тебя в права наследования.
– Почему?
– Видишь ли, сама по себе процедура введения человека в законные права наследования достаточно трудоемка и требует много времени. Но то время, которое потребовалось российским нотариусам, превосходило все мыслимые границы. Создавалось впечатление, что кто-то специально затягивает процедуру.
– И что?
– И они обратились к моему отцу. С неофициальной, хочу подчеркнуть, просьбой. Им просто было необходимо, чтобы кто-то поехал в Россию и разобрался в ситуации, которая сложилась вокруг тебя. Но в то же время это должен был быть человек, которому они могут доверять.
– А почему они не обратились в нашу милицию?
– Обжегшись на ваших нотариусах, они уже не хотели рисковать.
– И послали тебя?
– Да. Послали меня.
Некоторое время Лиза размышляла. Верить или не верить Артуру? Если поверить, то получается, что он на ее стороне. А нотариус и все остальные – нет. Но что, если это Артур ее обманывает? Чувства подсказывали Лизе, что Артур говорит правду. Однако она столько раз ошибалась в людях, что уже не знала, можно ли доверять своим чувствам.
Спросить у него документы? Но что это даст? Если он хорошо подготовился, то и липовые документы у него для нее найдутся. А откуда Лиза может знать, как выглядит удостоверение австралийского полицейского?
Поэтому вместо документов Лиза спросила у Артура:
– И что же тебе удалось узнать? Кто же стоит за всеми моими бедами?
С ответом на этот вопрос Артур замялся.
– Понимаешь, – произнес он, – сначала я подозревал твоего мужа и его любовницу.
– Витальку и Анютку?
– Нет, другую его любовницу – рыжую Эмилию. Но после их смерти я уже не знаю, кого и подозревать.
– А нотариус? Тот, кого заподозрили еще те австралийцы из дядиного фонда?
– Нотариуса зовут Израиль Соломонович. Весьма скользкий молодой человек. И я подозреваю, что ты его знаешь. Ты ведь не случайно оказалась сегодня в восемь часов вечера на Сенной площади?
Врать смысла не было. И Лиза призналась:
– Не случайно. И я видела нотариуса. Но он был не один.
– Знаю.
– А кто этот Толя?
– Бандит.
– Обыкновенный бандит?
– Не совсем обыкновенный, – вздохнул Артур. – Обыкновенного бандита к твоим деньжищам в вашей стране и на пушечный выстрел бы не подпустили. Этот Толя – всего лишь пешка более серьезных людей, которые нацелились на твои деньги. Во всяком случае, на приличную их часть.
– Но как они про них узнали? Австралийские служащие моего дяди сдали? Или нотариус?
– Вот это для меня и является самой большой загадкой. И боюсь, пока я не вычислю этого человека, ты не будешь в безопасности.
Сердце у Лизы так и ухнуло вниз. Конечно, она понимала, что ее неприятности, возможно, еще далеко не закончились. Но все же слышать это от другого человека, да еще столь компетентного, было не слишком приятно.
– И что? – пролепетала она. – Что может мне грозить?
Артур красноречиво молчал.
– Смерть? – побледнела Лиза. – Они меня теперь убьют?
– Надеюсь, что до этого дело не дойдет. Пока что они собирались на тебе жениться.
– Они?
– Ну, сначала твой законный муж хотел использовать свои права наследования после тебя. А затем после его смерти к делу подключился уже этот Толя.
– Я от него сбежала, – не удержалась и похвастала Лиза.
– Знаю.
– Ты недоволен?
– Ты сделала то, что сделала. Но подозреваю, что твой побег здорово их озадачил и насторожил.
Сердце у Лизы снова болезненно замерло.
– Их? И что они предпримут теперь?
– Боюсь даже предполагать, – мрачно произнес Артур. – Но в вашей стране, где документы подделываются так легко и проверяются так небрежно, твоим мужем может стать любой проходимец.
– Моим… моим мужем? Но я не собираюсь замуж!
– Тебя могут об этом и не поставить в известность. Просто оформить твой брак с каким-то человеком. А потом устранить тебя.
– Как это устранить? Физически?
– Иначе эти люди просто не умеют.
– И это они убили Витальку? – похолодела Лиза. – Потому что он не хотел с ними делиться?
– Возможно. Я пока еще не располагаю полной информацией по поводу смерти твоего мужа и этой его Эмилии.
– Совсем ничего не знаешь?
– Очень мало.
– Расскажи хотя бы то, что знаешь.
– Знаю, что эти двое зарились на твое наследство, которое ты должна была получить от дяди Грегори, знаю, что Эмилия вступила в сговор с нотариусом – Израилем Соломоновичем, чтобы тот потянул твое дело о вступлении в права наследования, но… но самого главного, кто стоит за всем этим, я пока что не знаю!
В голосе Артура послышалось самое настоящее отчаяние. Лизе на какой-то момент даже стало его жаль. Но потом она очень вовремя вспомнила, что Артур рискует всего лишь провалить задание. В то время как она рискует куда большим. Своей собственной жизнью.
А еще она думала о своем дяде Грише. Вот ведь странно складывается в жизни. Она ничего не знала о нем. Даже не знала о существовании на свете этого человека. И вдруг он оставляет все свое состояние или во всяком случае большую его часть именно ей. Почему? Только потому, что у него не оказалось никакого другого кровного родственника?
– Хорошо, с Верунчиком они поцапались, – задумчиво произнесла Лиза. – Так оставил бы свои деньги какому-нибудь своему другу! Уж всяко тот был бы ближе этому Грегори, чем я – никогда не видевшая его племянница!
– Ты не совсем представляешь себе тот образ жизни, который вел твой дядя, покинув СССР, – усмехнулся Артур, когда Лиза выложила ему свои соображения. – Не было у него ни в Европе, ни в Австралии близких друзей. Не знаю, как у вас в России обстоят с этим дела, а у нас в Австралии у миллионеров друзей нет и быть не может. Только слуги, соратники и конкуренты. Если у миллионера нет кровной родни, то оставить свое состояние он может или на благотворительность, или слугам.
– Вот и оставил бы… этим самым слугам. Или на благотворительность. Зачем мне миллионы, если из-за них меня могут в любой момент убить?
А вспомнив про то, как поступил с ней Виталька, сначала заставив поверить в то, что она беременна, а потом лишив ее этой беременности, она чуть не зарыдала.
← Ctrl 1 2 3 ... 44 45 46 ... 52 53 54 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0262 сек
SQL-запросов: 0