Электронная библиотека

Дарья Калинина - Суперневезучая

– Ты мне про женщин и стариков не рассказывай! – решительно перебила ее Мариша. – Твоей маме, если судить по свадебной фотографии, лет двадцать – двадцать два. Бабушке от силы пятьдесят. Значит, ее брат Гриша вряд ли старше тридцати.
В данной возрастной категории насчитывалось пятеро мужчин. Своего отца Лиза отмела сразу же. Свидетеля тоже.
– Прекрасно помню, мама рассказывала, что свидетелем на их с папой свадьбе был приятель папы с его работы.
– Осталось трое. И кто из них может быть твоим дядей?
И подруги низко склонили головы, пытаясь найти ответ на эту загадку. Одного из молодых людей они решительно отвергли. Он был слегка негр. А Лизины дедушка и бабушка были чисто русскими людьми. Она из Новгородской, а он из Вологодской области.
– Теперь эти двое. Кто из них?
Обе оставшиеся кандидатуры были светловолосыми и вполне подходящими на роль Лизиного дяди Гриши.
– Нам нужен кто-то еще с этой фотографии, – наконец решительно покачала головой Мариша. – Для консультации. Кого ты посоветуешь?
– Реально добраться только до Верунчика.
– Ты хочешь сказать, не реально, – поправила ее Мариша. – Мы же не знаем, где она сейчас. Так что предлагай еще. Вот эти миленькие подружки из маминого проектного бюро. Они сохранились?
– Наверное. Не знаю. На маминых похоронах их не было.
– А кто был?
– Много народу.
– Из тех, кто был и на свадьбе.
– Верунчик.
– Опять двадцать пять! – с досадой воскликнула Мариша. – Договорились ведь уже! Верунчика в расчет не принимаем.
– Прости. С утра я не очень хорошо соображаю.
– Я тоже. Попьем кофейку?
– И пожуем чего-нибудь, – оживилась Лиза. – У меня еще вчерашние пирожные, которые Артур принес, остались. Будешь?
От пирожных Мариша отказалась. Мало ли что, береженного, как известно, Бог бережет. А Лиза съела целых три эклера с ванильным заварным кремом. И он благоприятно повлиял на ее умственные способности.
– Тетя Лена! – с торжеством выкрикнула Лиза. – Вот кто нам нужен! Тетя Лена нам обязательно поможет!
– А кто это?
– Мамина подруга. Правда, на свадьбе у мамы она не была. Болела, кажется. Но вообще-то они с мамой очень хорошо дружили. Еще с института.
– А телефон?
– И телефон ее у меня есть.
Лиза без труда дозвонилась до старой знакомой ее мамы. Тетя Лена быстро узнала, кто ей звонит. И немедленно рассыпалась в извинениях:
– Прости меня, Лизочка! Я так нехорошо с тобой поступила.
– Почему? – сначала искренне удивилась Лиза, а потом и испугалась, уже ожидая нового подвоха от злой судьбы.
– Ну, как же. С тех пор как умерла твоя мама, я к тебе даже и не заехала ни разу.
– Пустяки какие, тетя Лена! – с облегчением воскликнула Лиза. – У меня все было хорошо.
– Было? А что сейчас случилось?
– Понимаете… Много разного случилось. Тетя Лена, мы можем с вами поговорить откровенно?
– Ну, разумеется!
– И вы мне поможете?
– Чем смогу, обязательно помогу. Это же мой долг. Ты знаешь, твоя мама и я долгое время были лучшими подругами. Простить себе не могу, что не навещала тебя после ее смерти. Чувствую, что ты мне чего-то не договариваешь. Чем я могу тебе помочь?
– Расскажите мне про маминого брата.
Фонтан слов, который бил из тети Лены, внезапно пересох. И тетя Лена довольно долго молчала.
– Про какого брата? – пробормотала она наконец. – Лизочка, ты что-то путаешь.
– Про моего дядю Гришу. И я ничего не путаю! У меня был дядя! И где он сейчас?
На этот раз молчание длилось еще дольше. А потом тетя Лена взволнованно спросила:
– Откуда ты узнала? Кто тебе рассказал про Гришку?
– Так это правда? У мамы в самом деле был брат?
– Ну, разумеется, правда! – с раздражением произнесла тетя Лена.
– И куда он делся?
– Это очень долгая и нехорошая история.
– Все равно расскажите!
– Ты уверена, что хочешь ее услышать?
– Конечно!
– Но зачем тебе это нужно? – почти простонала женщина.
– Понимаете, тетя Лена, у меня есть подозрения, что все мои беды, которые на меня посыпались в последнее время, так или иначе связаны с этим человеком.
– Это исключено! Его нет в стране уже многие годы!
– И тем не менее я хочу все про него знать.
– Ну, все про твоего дядю Гришу, я думаю, тебе не рассказала бы даже твоя мать. А я тем более.
– Расскажите то, что знаете.
На этот раз тетя Лена молчала недолго.
– Ладно, – произнесла она. – Ты можешь сейчас ко мне подъехать?
– Конечно!
– Адрес еще помнишь? – невесело усмехнулась тетя Леня. – Смутно? Господи, стыдно-то как! Единственная дочь моей лучшей подруги и не помнит, где я живу. Записывай, Лизочка. И еще раз прости меня.

ГЛАВА 14

В путь подруги двинулись вдвоем. Марише, как и Лизе, не терпелось услышать историю про загадочного дядю Гришу, много лет назад исчезнувшего с горизонта Лизиной мамы. Да так основательно, что даже на свадебной фотографии его не оказалось.
– Не было Гришки на свадьбе у твоей матери! – решительно заявила тетя Лена. – Она бы скорее отменила свадьбу, чем пригласила на нее Гришку.
– Что же он такого натворил ужасного? Он был наркоманом?
Эту мысль тетя Лена решительно отвергла. Вообще она оказалась вполне симпатичной женщиной, правда, выглядевшей значительно старше своих пятидесяти пяти лет. Но в этом была виновата не столько она сама, сколько ее наследственность. Все женщины в семье у тети Лены выглядели вполне прилично до рождения своего первого ребенка. А затем в их организмах происходил какой-то загадочный сбой, и они начинали стремительно стареть.
Причем этого ребенка они могли родить как в шестнадцать, так и в тридцать шесть лет. Разницы никакой не было. Процесс старения запускался организмом с неотвратимостью падающего молота. И поделать было ничего нельзя. Впрочем, на здоровье и самочувствии тети Лены ни ее седые волосы, ни морщины никак не сказывались. Она была бодра, подвижна и вполне довольна жизнью.
Жила она в уютной двухкомнатной квартирке вместе со своим мужем. Двое ее детей уже давно выросли и жили своей собственной жизнью, не обременяя мать заботами о себе. Так что все свое свободное время тетя Лена и ее муж, будучи страстными садоводами и огородниками, проводили на загородном участке. Там у них стоял небольшой деревянный домик, который их собственные дети величали – "курятником", но которым их родители необычайно гордились.
Собственно говоря, в этом и заключалась вся теперешняя жизнь тети Лены. С ранней весны до поздней осени – приятные заботы о саде и огороде. А зимой подготовка посадочного материала на следующий год.
– Просто удивительно, что ты застала меня в городе, – сказала тетя Лена. – Обычно-то мы до самых холодов на даче обитаем.
Несмотря на многолетний опыт и старания деревья и цветы на участке у тети Лены частенько вымерзали. Так что покупка новых саженцев, луковиц и семян многолетников была актуальна всегда.
– Вот и в этом году все флоксы у меня вымерзли, – с огорчением сообщила Лизе тетя Лена. – А те, что я купила в магазине, совсем не годные. Прорастать никак не хотели. Насилу к середине лета выпустили несколько чахлых побегов. Наверное, тоже подмерзли. И клубники в этом году у нас своей тоже не было. Все кусты вымерзли. Остались одни усы. А от них урожай только в лучшем случае на следующий год получишь. И вишня тоже меня подвела. Ты знаешь, я купила новый сорт, так на него надеялась, а он взял и…
На этом месте Мариша не выдержала, досадливо зашипела и ущипнула Лизу за руку. Увлеченная своим рассказом тетя Лена ничего даже не заметила и продолжала говорить о горестях и радостях садовода. К последним относились ее пионы, за которыми к ней приходят все соседи, умоляя дать хотя бы крохотный побег. От пионов она перескочила к огурцам, побитым ранними заморозками. Но потом огурчики оклемались и порадовали хозяев удивительно богатым урожаем. И еще про какие-то растения и цветы, даже названия которых Лизе и Марише были незнакомы.
– Тетя Лена, – наконец удалось Лизе вклиниться в монолог подруги ее мамы. – Нам бы хотелось послушать про дядю Гришу.
– А? Что? Про кого? Ах да! Дядя Гриша…
Чувствовалось, что тема о дяде Грише увлекает тетю Лену совсем не так сильно, как о произрастающих в ее собственном саду растениях. Она даже не знала, с чего начать. Пришлось Лизе, задать наводящий вопрос:
– Почему мама так сильно его ненавидела? Он что, был вором или наркоманом?
– Твой дядя не был наркоманом.
– Тогда вором?
– Строго говоря, вором он тоже не был.
– Строго говоря? Что же это значит?
– Ну, сейчас бы его назвали предпринимателем.
Лиза помолчала, недоумевая в душе. Как такая черта характера ее дяди могла отвратить от него сестру?
– И в чем же заключалась его предприимчивость? – спросила она.
Тетя Лена глубоко вдохнула воздух, словно прыгун с трамплина перед ответственным прыжком. А потом заговорила:
– Гриша всегда рос странным и непохожим на других детей мальчиком. В советской стране, активно строящей коммунизм, такой психологии, как у него, просто не могло быть. Когда его сверстники в детском саду играли в кубики, он стремился выменять у них на эти кубики машинку, а потом на машинку и еще кубики, выменять уже грузовик, а желательно два или даже три. В любом случае к концу дня как-то так получалось, что все грузовики в группе принадлежали одному Грише. А другим детям приходилось платить ему конфетами за право провезти на грузовике свои кубики.
← Ctrl 1 2 3 ... 37 38 39 ... 52 53 54 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0211 сек
SQL-запросов: 0