Электронная библиотека

Мередит Рузью - Самая яркая звезда севера

Брошенный к подножию кораллового грота, Джек лежал там бесформенной кучей. Размахивая Трезубцем, Салазар шагнул к нему. Сейчас он чувствовал себя богом мщения.
– Если Трезубец владеет всей силой… – начала Карина.
– То владеет и каждым проклятием, – закончил Генри.
Вот оно!
– Все должно разделить! – воскликнула Карина.
– Разделить, разделить… – повторял, лихорадочно соображая, Генри. Лицо его как будто осветилось изнутри. – Сломать!
Собрав последние силы, Джек поднялся на ноги и теперь смотрел смерти в лицо.
– Сдашься сейчас, и я сохраню тебе жизнь, – прошамкал он, едва ворочая языком и плохо соображая, что к чему.
Салазар рассмеялся.
– Хочешь, чтобы я сдался?
– Настоятельно рекомендую, – сказал Джек.
Глаза Салазара полыхнули ненавистью.
– Вот здесь сказке конец!
С силой, которая могла бы вызвать всепланетный катаклизм, пират-призрак вонзил Трезубец в грудь Джека, рядом с сердцем. Генри и Карина замерли в ужасе.
Генри, пошатываясь, поднялся на ноги.
– Нет! – вскрикнула Карина.
– Ш-ш-ш, – прошептал Салазар, не сводя глаз с Джека и вонзая ему в грудь острия Трезубца. – Вот и нет больше Джека Воробья!
Удивительно, но хотя по его груди растекалась кровь, Джек усмехнулся и расстегнул рубашку, под которой обнаружился дневник Галилея. Именно благодаря книге нанесенные Салазаром раны оказались неопасными для жизни. "Интересно, – подумала Карина, – когда же он успел прибрать дневник к рукам?" Впрочем, мысль эта мелькнула и ушла, не задержавшись, а ее внимание привлекло кое-что другое.
На обложке книги мерцали, словно раскаленные угли, слова, обнаруженные Кариной в свете кровавой луны.
Дабы силу моря освободить - должно все разделить.
– Генри! – взвыл Джек.
– Карина. – Твердое лицо Генри отразило решимость. – Я должен сломать его! Сломав Трезубец, я уничтожу все проклятия моря!
Карина кивнула, понимая, что ничего другого они сделать не могут. Генри ринулся в атаку.
Джек еще удерживал Трезубец, но силы его кончались. Капитан же Салазар не знал ни усталости, ни жалости.
– Adios, – сплюнул призрак.
Он так и не увидел Генри, подошедшего сзади с занесенной для удара саблей и готового исправить тысячу зол.
ХРЯСЬ!
Молниеносным ударом Генри разрубил Трезубец пополам.
Дрожь расколовшегося сокровища отозвалась сотрясением самой ткани океана.
– Неееет! – в ярости возопил пиратский капитан и, опустив глаза на оставшуюся в руках половинку Трезубца, разжал пальцы.
Хрипя, кашляя и отплевываясь, из-за водяных стен стали вываливаться люди Салазара. Карина замерла в изумлении – раны их исцелились, глаза прояснились.
Сам Салазар, выпрямившись, ощупал затылок, который был теперь в полном порядке.
На какое-то мгновение все застыли в растерянности.
Проклятие исчезло; они ожили.
А потом заворчало море.
Из стен по обе стороны водяного каньона ударили струйки воды. Как будто в громадном стеклянном сосуде вдруг, не выдержав давления, побежали трещинки.
– Все рушится! – крикнула Карина. Рядом с ней уже были Джек и Генри.
– Бежим!

Глава 34

На кромке разделенного океана, где покачивалась на воде "Черная жемчужина", висел на якоре капитан Барбосса. Якорь бросили на морское дно в ожидании Джека и Карины.
– Быстрее! – крикнул Барбосса, увидев бегущую троицу.
За ними, с небольшим отставанием, следовали Салазар и его команда.
Едва Джек, Карина и Генри ухватились за якорь и начали карабкаться вверх, как море вокруг них обрушилось. Океан вскипел и забурлил, пытаясь засосать ускользающую добычу. Крики опоздавших оборвали нахлынувшие волны. Карина, Джек и Генри поднимались все выше; Салазар и его люди не отставали.
Экипаж "Черной жемчужины" пытался помочь, подтягивая якорь, но на нем повисло слишком много людей. Корабль накренился, и якорь опустился еще ниже.
Все потеряли равновесие, кто-то упал. Карина соскользнула вниз.
– Держу! – крикнул Барбосса, хватая ее за руку за мгновение до того, как нахлынувшая вода утащила девушку вниз. Теперь Карина снова болталась над морским дном, и Салазар был совсем близко.
– Ну же! Скорее! – крикнул сверху Генри.
Ухватившись покрепче за веревку, Карина случайно посмотрела вверх и обнаружила нечто странное. Нечто невозможное…
Руку, что держала ее, руку Барбоссы, украшала татуировка – скопление из пяти звезд. Тех самых пяти звезд из дневника Галилея.
Тех самых пяти звезд, что направляли всю ее жизнь.
Гектор Барбосса был рядом, и Карина впервые увидела его ясно. На мгновение грохот волн и крики людей стихли, отступили. Время как будто остановилось. Их взгляды, Карины и Барбоссы, встретились, и ее сердце защемило, как никогда прежде.
Пират с островов внезапно стал таким настоящим. Более настоящим, чем дневник. Более настоящим, чем наследство. Старым, согнутым годами, битым морем капитаном, который девятнадцать лет назад пришел, прихрамывая, к детскому приюту с корзиной, младенцем и книгой.
– Кто я тебе? – спросила она.
Салазар был в нескольких футах от нее, с ножом в руке.
И все равно Барбосса улыбнулся.
– Ты – мое сокровище.
Джек бросил сверху саблю. Барбосса поймал ее одним ловким движением и… отпустил веревку.
Сорвавшись, он вонзил клинок в самое сердце только что ожившего Салазара. Тот вскрикнул, а Барбосса, падая, увлекал за собой всех пиратов, что поднимались за ним.
Не в силах оторваться, со слезами на глазах, наблюдала Карина за его падением вплоть до того момента, когда он упал в бушующую воду и исчез под волнами. Но она могла бы поклясться, что в последний миг он снова улыбнулся ей. Как человек, обретший наконец покой.
Потерять отца, едва узнав его…
Но печалиться было некогда – море грозило сомкнуться над ними.
Экипаж "Черной жемчужины" делал все, что мог. Люди налегали на лебедку, поднимая якорь с оставшейся на нем троицей – Джеком, Кариной и Генри.
Океан ревел и ярился, грозя поглотить их, и они ползли и ползли, а когда достигли борта, водяные стены под ними рухнули окончательно.
Секундой позже все вокруг успокоилось. "Черная жемчужина" качнулась и выровнялась с могучим плеском.
Хрипя и откашливаясь, Джек, Карина и Генри повалились на палубу. Висевшая над океаном мгла рассеялась, и море заиграло, заискрилось под солнцем.
Джек подошел к поручню, и вся команда последовала за ним. Люди обнажали головы в знак почтения и уважения к погибшему капитану.
– Такова пиратская жизнь, Гектор, – сказал Джек.
Генри помог Карине встать на ноги.
– Ты как? – участливо спросил он.
В ее груди сплетались самые разные чувства. Она получила ответ на вопросы, которые ставила всю жизнь. Но какой ценой?
– Один лишь миг у меня было все, – прошептала девушка. – Ив один миг я лишилась всего.
Генри протянул ей дневник, всегда столь много значивший для нее, а потом привлек к себе.
– Не всего, мисс Смит, – сказал он.
Карина улыбнулась сквозь слезы.
– Барбосса, – сказала она, обнимая Генри так крепко, как будто и не собиралась отпускать. – Мое имя – Барбосса.

Глава 35

Прошло несколько дней. Карина и Генри стояли у скал на берегу острова и любовались спокойным морем.
– Думаешь, сработало? – спросила Карина. – Думаешь, проклятие снято?
Генри посмотрел на кусочек Трезубца, который после всех приключений оставил ему Джек.
– Не знаю, – признался он. – Но если сработало, то он будет здесь. Всегда клялся, что если придет, то только сюда.
Карина взяла его за руку. Всю жизнь она чувствовала себя одинокой. Но не теперь. Теперь она знала правду о себе: кто она и откуда. Однако ж в поисках наследства ей довелось найти нечто совершенно другое: товарища и попутчика. И столь схожи были их сердца, что не соединиться после всех приключений они уже не могли.
– Тогда, Генри Тернер, я рада быть с тобой здесь.
Генри улыбнулся.
– Может, Джек все-таки прав.
– Насчет чего?
– Насчет нас с тобой.
Он медленно-медленно наклонился, чтобы поцеловать ее…
И получил пощечину.
Щеку словно обожгло.
– Ты что делаешь?
– Просто проверяю, на самом ли деле это ты, – сказала Карина.
– Конечно, я, – подтвердил Генри. – Был и есть.
– Тогда я, наверно…
– Ошиблась! – воскликнул он с ухмылкой. – Скажи, что ошиблась.
– Малость просчиталась, – улыбнулась в ответ Карина. – Хотя… это как посмотреть…
И тут Генри поцеловал ее, и Карина обняла его так крепко, что даже испугалась – а вдруг сердце разорвется.
Когда они наконец разжали объятия, Генри нежно посмотрел на нее и убрал упавшую на лоб прядку.
– Извинение принято.
Внезапно что-то на горизонте привлекло его внимание.
– Ты видишь? – Он взволнованно повернулся к Карине.
Вооружившись подзорной трубой, они увидели идущий к берегу корабль.
– "Летучий Голландец"! – выдохнул Генри. – Корабль моего отца.
Они вместе побежали к берегу.
По каменистому склону поднимался мужчина. Уилл Тернер. Высокий и красивый, а еще поразительно похожий на Генри, подумала Карина.
Вот только выглядел он старше и мудрее, как и подобает любящему отцу.
– Дай-ка мне взглянуть на тебя, сынок, – сказал Уилл.
Генри раскинул руки, и мужчины обнялись. Глядя на них, Карина радовалась и не скрывала слез счастья. Отец и сын воссоединились. Генри и Карина нашли своих отцов.
– Как тебе это удалось? – удивленно спросил Уилл, переводя взгляд с сына на Карину. – Как ты спас меня?
Сияя улыбкой, Генри взял девушку за руку.
– Позволь рассказать тебе одну историю. Историю о величайшем сокровище, каким только может владеть человек.
Уилл обнял Карину и Генри за плечи.
– Такую историю я бы послушал с удовольствием.
Карина тоже расцвела и посмотрела на небо. Да, сейчас видно не было, но она знала – звезда там. Ее звезда. Та звезда, что через много лет привела ее домой.
Самая яркая звезда севера.

← Ctrl 1 2 3 ... 24 25 26
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0009 сек
SQL-запросов: 0