Электронная библиотека

Михаил Овсеенко - Записки военного контрразведчика

Михаил Овсеенко - Записки военного контрразведчика
Дукан - обычная торговая точка. Справа - хозяин дукана. Джелалабад, 1982 г. (Из архива М.Я. Овсеенко)
Первая попытка объединения, по настоянию США, была предпринята в 1979 году, еще до ввода советских войск в ДРА. Она была безрезультатной. После этого были и другие потуги по созданию различных союзов, но они прекращались быстрее, чем разговоры об их заключении. Так, только в провинции Герат насчитывалось около десяти тысяч мятежников, постоянно конфликтовавших между собой. Правда, они периодически объединялись в союзы, которые также быстро распадались.
Например, главарь банды Арбиб Карим, действовавший в провинции Герат, установил контакт с командующим другого отряда для подготовки совместных действий. Его приближенные, узнав об этом, вынесли ему смертный приговор. Однако Карим сумел первым применить оружие и расстрелял своих "судей".
Насколько частыми бывали боестолкновения между отрядами различной партийной принадлежности, свидетельствуют следующие имеющиеся у меня цифры. Так, в июне они были зафиксированы 1-го, 5-го и 9-го числа и так далее. Вооруженные столкновения между бандами ИПА и ИОА, начавшиеся 9 июня, продолжались более недели. При этом убиты и ранены более восьмидесяти мятежников. 7 июля за раздел сфер влияния в провинции Кундуз вступили в схватку два отряда. В результате оба главаря погибли. Потери с двух сторон составили девяносто человек. В августе штабом 40-й Армии отмечены четыре боестолкновения между бандами, причем взаимные перестрелки продолжались по несколько дней.
Указанная активность мятежников фиксировалась довольно часто, включая малые и большие схватки.
Отсутствие единства, согласованной стратегической линии в борьбе с правительством в Кабуле и советскими "оккупантами", общих национально-государственных интересов, разноречивость во взглядах на будущий характер исламского государства постоянно вызывали у американцев неудовольствие. Распылялись денежные средства, часть их уходила "неизвестно куда", и отодвигалась победа. Утекало время, а с ним и деньги. Навести порядок среди оппозиционеров, тем более объединить их, они так и не смогли. Если и можно назвать их оппозицией, то весьма условно.
Для большинства крестьян кишлачной зоны, контролируемой мятежниками, особенно находившихся в лагерях для перемещенных лиц в Пакистане, Иране, оплачиваемое участие в банддвижении являлось вынужденной необходимостью, которая позволяла им выживать. И не за веру свою они воевали - на их веру никто не покушался.
Характерен в этом плане ответ уволенного в запас военнослужащего афганской армии, ожидавшего в числе других сослуживцев рейса из Кабула в Кундуз. На вопрос члена Военного совета 40-й Армии, чем они будут заниматься дома, один из них ответил: "Жениться надо, а денег нет. Пойду в банду, чтобы заработать". Он не сказал - к моджахедам, а употребил обычное слово - банда. Только что в них стрелял, а теперь готов стрелять в тех, с кем служил. И ничего странного в этом он не видел, иначе не озвучил бы свое намерение. Простая аморфность.
Михаил Овсеенко - Записки военного контрразведчика
Покупатели в дукане. Джелалабад, 1982 г. (Из архива М.Я. Овсеенко)
Михаил Овсеенко - Записки военного контрразведчика
Рынок в Джелалабаде. 1982 г. (Из архива М.Я. Овсеенко)
Надо отметить, что население относилось к советским военнослужащим вполне дружелюбно. В городах и уездных центрах, контролируемых правительством, работали предприятия, процветала торговля, наши военные и штатские лица свободно посещали магазины, рынки и другие торговые точки (дуканы), чего сегодня не могут себе позволить военнослужащие НАТО. Автор этих строк, размещаясь в свое время во дворце ЧихильСутун, ежедневно без охраны пересекал весь город и его окраины, следуя в штаб армии и в особый отдел КГБ ОКСВ.
Теперь пора поставить вопрос: вызвал ли наш приход в ДРА какой-либо подъем у населения в плане борьбы с шурави? Ни органы КГБ, ни командование ОКСВ, ни посольство СССР в Кабуле этого не заметили.
И наконец, если ввод советских войск в Афганистан вызвал массовое протестное движение, тогда почему военные действия между бандформированиями лидеров оппозиции продолжались в республике еще длительное время после нашего ухода? Выходит, так называемая борьба с советским присутствием использовалась каждым из оппозиционеров как прикрытие своих амбициозных планов. А это уже спекуляция на чувствах верующих афганцев и мирового сообщества в целом.
На контролируемых бандитами территориях административную и судебную власть осуществляли исламские комитеты, в составе которых были свои спецорганы. Они контролировали положение в своей зоне ответственности, регулировали спорные вопросы между главарями, руководили боевыми действиями банд и отрядов, производили их пополнение за счет местных жителей и бойцов, прошедших подготовку в Пакистане и Иране, вели идеологическую обработку населения и личного состава подчиненных им мятежников. Об использовании полученных средств руководители банд давали письменные отчеты с результатами засадных и других боевых действий. За каждого убитого советского солдата, офицера, подбитую военную технику мятежники получали вознаграждение.
В целом оппозиция восприняла ввод советских войск в Афганистан не иначе как дополнительную помеху в практической реализации личных планов каждого на власть. Невольно напрашивается вопрос: можно ли их всех называть моджахедами? Полагаю, что корректнее их называть мятежниками.
Придя к власти, Дауд стал активно принимать репрессивные меры как в отношении боевиков, так и наиболее видных деятелей других оппозиционных партий и групп. Например, после ареста группы террористов, осуществлявших нападения на государственные объекты в Кабуле, он их всех предал казни. Сбежал только их главарь А. Шах. Сначала он укрылся в Пакистане, затем перебрался в арабские страны, где прошел подготовку в палестинских лагерях. Вернувшись в свой родной Панджшер, он снова возглавил банду, за что Даудом был объявлен государственным преступником. Кроме банд, подчиненных своим партийным лидерам в Пакистане как источникам финансирования, в стране сохранились вооруженные формирования руководителей племен, некоторых феодалов и даже крупных наркоторговцев. В целом обстановка в государстве после переворота, осуществленного Даудом, не была спокойной.
Поскольку война приобрела затяжной характер, мятежники в труднодоступных районах активизировали создание с помощью иностранных специалистов военных баз, укрепленных районов, оборудованных в фортификационном отношении. На этих базах, как и на тех, которые были построены и обустроены еще при Дауде, сосредоточивались запасы продовольствия, медикаментов, оружия. На некоторых базах бандиты разворачивали полевые госпитали с иностранным, преимущественно французским, персоналом.

СРЫВ НАЧАЛА ЖЕНЕВСКИХ ПЕРЕГОВОРОВ

Значительная активизация банддвижения произошла в 1982 г., после того как в Москве Ю.В. Андропов переговорил с президентом Пакистана ЗияульХаком. В ходе беседы советский деятель заявил о готовности СССР оперативно вывести свои войска из Афганистана, если Пакистан прекратит вмешательство во внутренние дела своего соседа. ЗияульХак, сославшись на начало переговоров в Женеве о мирном урегулировании братоубийственной войны в ДРА, пообещал обсудить предложение Ю.В. Андропова. Однако президент США Р. Рейган не согласился с этим, и, по сути, именно он сорвал начало этого важного мероприятия. Надо отметить, что на протяжении всей нашей афганской кампании он делал все, чтобы военные действия не только не прекращались, а обострялись. Да и риторика его в отношении Советского Союза был далеко не дружественной.
← Ctrl 1 2 3 ... 6 7 8 ... 33 34 35 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0248 сек
SQL-запросов: 0