Электронная библиотека

Михаил Овсеенко - Записки военного контрразведчика

Упомянутые выше договоренности между СССР и США не привели к ослаблению вооруженного противостояния. Бандформирования накопили к этому времени на своих базах, расположенных в труднодоступных горных районах, достаточно оружия, медикаментов, продовольствия и всего того, что необходимо для ведения боевых действий. Кроме того, им оказывали помощь Иран и арабские страны. Мы же накануне ухода из страны передали афганской стороне трехмесячный запас оружия, боеприпасов, ГСМ и другое военное имущество. По военным меркам, это крохи. После этого республике никто не помогал, хотя Наджибулла за поставляемое оружие готов был платить, в частности экспортом газа из Шебаргана, которым СССР до этого пользовался.
Сегодня в народе еще бытует мнение, что основным организатором возвращения домой советских войск является генерал-лейтенант Б.В. Громов. Не умаляя его значения и достоинств как командующего 40-й Армией, отмечу, что всю работу по планированию этой важной и ответственной военной операции, а также непосредственный вывод войск весьма профессионально и практически без потерь осуществила оперативная группа министерства обороны СССР в Кабуле под руководством генерала армии В.И. Варенникова.
Многие критики предрекали крах кабульского правительства через месяц после ухода из страны русских, однако, как видит читатель, брошенное на произвол судьбы, испытывающее сильную нужду в оружии и гуманитарной помощи, оно не только продержалось больше двух лет, но сумело еще подавить попытку мятежа со стороны министра обороны Ш. Таная. Находясь в крайне затрудненном положении, Наджибулла на основе принципов политики национального примирения пошел на контакты с оппозицией, но время ушло, он остался без поддержки русских, противник это понимал и только усилил военный натиск. В апреле 1992 г. Наджибулла подал в отставку и вместе с семьей укрылся в миссии ООН в Кабуле.

ВОЙНА РАЗГОРЕЛАСЬ С НОВОЙ СИЛОЙ

В конце апреля отряды А.Ш. Масуда и А.Р. Дустома вошли в столицу, и началась новая фаза вооруженного противостояния уже между мятежниками: с одной стороны - формирования А. Шаха, с другой - отряды Гульбеддина. Противоречия между лидерами оппозиции нарастали и оказались более глубокими, чем в Пешаваре. А причина все та же: Гульбеддин не признал полномочия Моджаддеди и Раббани, представлявших наиболее умеренное крыло оппозиции. Священная война джихад потеряла всякий смысл, хотя она и раньше его не имела. В новой ситуации, сбросив маску прикрытия, наиболее радикальная часть оппозиции обнажила свою суть - суть обыкновенных бандитов и террористов.
В августе 1992 г. начались новые массированные ракетно-артиллерийские обстрелы Кабула, принесшие столице разрушения, которых не было за все предыдущие годы войны. Число убитых мирных жителей составило более 2000 человек и десятки тысяч раненых. Больше двухсот тысяч граждан покинули Кабул. А теперь позволительно спросить: какая же это оппозиция и кому она в течение не менее девятнадцати лет оппозиционировала? И стоило ли против нее вести боевые действия? Полагаю, что да.
И все-таки Гульбеддин был назначен премьер-министром. Но война все равно не окончилась, а еще сильнее разгорелась.
А теперь, дорогой читатель, давайте вернемся к джихаду. Священная война организуется популярным религиозным деятелем (на Кавказе в XIX в. им был Шамиль, а война носила название газават) и направляется против неверных - это борьба за ислам и шариат. В ней нет просто убитых, нет воинов и каких-либо различий по национальности, это полная толерантность. Погибшие - это мученики за веру (шахиды), сражавшиеся с кафирами (неверными). Все участники джихада назывались моджахедами.
Не подвергая сомнению чувства преданных своей вере афганцев, а таковые и в той войне были, напрашивается вопрос: а вписываются ли приведенные выше составляющие джихада в те военные действия, которые вела оппозиция в лице подчиненных им бандформирований в течение почти двадцати лет? Думаю, что нет. Однако авторы многих статей по Афганистану часто любят употреблять слово "моджахед". Считаю это даже неуместным.
Читатель обратил внимание, что война началась задолго до прихода в Афганистан "неверных". Более того, ни афганцы, ни русские (так они называли всех наших военнослужащих) не могли даже предположить в то время возможность ввода советских войск в их страну.
Что представляла собой оппозиция и какие цели были определяющими в ее действиях, вы знаете. Причинами боестолкновений банд служили в основном разные религиозные убеждения, национальные противоречия, борьба за зоны влияния, терроризм, в том числе в отношении своих единоверцев, - факты уничтожения своих мечетей никак не вписываются в понятие "джихад".
Наконец "неверные ушли", а "мученики" даже ужесточили свои боевые действия, особенно после смены власти, против таких же бандитов, как они сами, с которыми вместе жили в Пешаваре, пользовались одной кормушкой. И после всего этого можно ли называть их моджахедами?
Захватив властные рычаги в государстве, лидеры оппозиции выпукло показали, что ислам не стал для них основой национального примирения и сами они не имеют ничего общего с моджахедами.
Согласитесь, уважаемый читатель, что это нонсенс, когда моджахеды одной исламской партии убивали и продолжали убивать после нашего ухода из Афганистана таких же моджахедов другой исламской партии, одинаковой с ними и имевшей такую же цель.
Сохранив свою политкорректность, оставим предложенное выше наименование этих бандитов как "мятежники".
По данным Института военной истории, одной из отличительных черт последних вооруженных военных конфликтов являлось то, что в большей степени страдает мирное население. "Так, если в Первой мировой войне погибло 5 процентов мирного населения от всех погибших, во Второй мировой войне - 50 процентов мирных граждан, в локальной войне в Корее - 80 процентов, во Вьетнаме - около 90 процентов, то в Чечне - 95 процентов. Это характерно и для локальной войны в Югославии".
Опыт двух компаний на Северном Кавказе показал, что единой военной организации в РФ не существовало, и она в настоящее время создается снова.
Прошли годы со времени нашего военного присутствия в Афганистане. Напрашивается вопрос, а не зря ли Советский Союз оказывал экономическую, а затем и военную помощь своему южному соседу? Ответ: не зря. Мы прежде всего защищали свое отечество, и эту свою задачу выполнили. В нашем, как говорили раньше, "мягком подбрюшье", на месте государства с феодальным строем с помощью советских специалистов было построено новое, более цивилизованное, по сравнению с прежним, общество, более дружественное и надежное, с боеспособной армией, представлявшей собой прочный барьер на пути проникновения в наши южные республики международного терроризма и радикального исламизма.
Так, если бы мы не оставили на произвол судьбы правительство Наджибуллы, то обстановка не позволила бы созданному под давлением Пакистана "Исламскому союзу северных народов Афганистана" (руководитель Азад Бек), поставившему задачу "освободить советских мусульман" и "создать свободный Туркестан (из государств Средней Азии)", развязать в 1992 г. кровавую гражданскую войну в Таджикистане, в ходе которой мы опять понесли потери[17]. К этому союзу подключился и А. Шах. Развитие событий в Таджикистане происходило по сценарию, апробированному в Афганистане.
Именно такой наш уход из поверившей нам страны, а затем искусственный развал СССР повысили степень угрозы южным границам России. Сегодня республики Средней Азии находятся в фокусе внимания США, стран НАТО и исламских фундаменталистов.
В феврале 1990 г. английская газета "Индепендент" сообщила, что МИД Великобритании решил закрыть доступ общественности к документу пятидесятилетней давности, содержащему планы проведения спецслужбами кампании по дестабилизации положения в южных советских республиках. Сроки давности истекли. Но секретность документа продлена еще на двадцать пять лет. Газета выдвинула предположение, что "агенты, провокаторы Англии, ЦРУ имеются там и сегодня".
В конце того же года в г. Намангане состоялся конспиративный съезд мусульман-ваххабистов. Согласно принятому решению, они должны начать борьбу за захват власти в Средней Азии. При этом акцент сделан на Россию как главного врага ислама. Наконец, в настоящее время находится в поисках источников финансирования "исламское движение Узбекистана", некоторые боевики которого одновременно сотрудничают и с "Талибаном". Как отмечает сотрудник национальной службы безопасности Узбекистана Н. Атакулов, им все равно, на кого работать, лишь бы платили деньги. Эта особенность была характерной для оппозиции в Афганистане, а сегодня - для боевиков в Сирии.
Мы также сорвали планы США, Пакистана и Ирана по расслоению Афганистана и созданию на его территории в северных и юго-восточных провинциях отдельных исламских государств во главе с наиболее амбициозными руководителями бандформирований (Х. Гульбеддин и А. Шах), что усилило бы напряженность на южной границе России. Военное присутствие в Афганистане показало, что агрессивные планы США и Пакистана, значительные и постоянные вливания вооружения и денежных средств, помощь и прямое участие иностранных советников и агентов спецслужб (США, Англии, Франции и других стран) в подрывной деятельности против Республики и частей 40-й Армии, запущенный на территории Пакистана конвейер по подготовке боевиков - все это оказалось тщетным.
← Ctrl 1 2 3 ... 32 33 34 35 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0919 сек
SQL-запросов: 0